ГлавнаяМатериалыИнтервьюИнтервью с Ринго Старром

Интервью с Ринго Старром

7 июля 2014 - Администратор

Лондон. Август 1998 года.

Впервые в Интернете (да и вообще впервые) публикуется текст интервью, которое корреспондент радиостанции «Серебряный дождь» Аня Кочарова взяла в прошлом году у Ринго Старра, а теперь любезно позволила мне его опубликовать. Она рвалась обработать и сократить текст, привести его к радиоварианту, и вообще беспокоилась за его литературное и содержательное качество. Я, учитывая уровень сообразительности моего среднего читателя и личность интервьюируемого (попробуйте, кстати с первого раза произнести это слово) - решил почти не править, чего и почти не сделал, так что Анна Кочарова никакой ответственности за качество текста не несет. Документ есть документ. Равно как и комментировать не хочется. Понимающий да поймет.

— Я очень рад встретиться с вами.

Это огромная радость для меня.

— Это радость для всех.

Когда вы исполняете сейчас песни «Битлз», что вы при этом ощущаете, что это значит для вас сегодня?

— Знаете, с музыкальной точки зрения музыка «Битлз» будет прекрасна всегда. Что касается эмоций, то это иногда меня посещают странные чувства. Но здорово, что песни, которые я пою (как, на-пример, Yellow Submarine, With A Little Help From My Friends) люди все еще любят эти песни. Это прекрасные ощущения.

Это значит что-нибудь для вас сегодня?

— Я исполняю это, потому что это мое шоу. И я делаю это для публики, потому что они ждут этих песен. И я не буду ощущать себя хорошо, если я не буду исполнять эти песни. Я не могу исполнять песни только с новых альбомов, думаю, это неправильно. Так что я исполняю песни «Битлз», песни с моих сольных альбомов (например Photograph)... Что еще из моих сольных работ..? It Don t Come Easy... Вы знаете, я исполняю очень много разных песен: времен «Битлз», моих собственных, в частности несколько песен из моего нового альбома Vertical Man.

Насколько я знаю, в 1983 году вы записали альбом Old Wave и до 1991 года не появлялись в звукозаписывающей студии. Почему?

— С 1983 по 1991... Я думаю, моя голова была не готова, я был не готов. А теперь я делаю записи.

Хотите ли вы удивить публику, организовать, например, какой-нибудь сногсшибательный проект?

— Нет... Вы знаете, музыканты в моем бэнде, каждый их них - суперзвезда, правда, я не знаю, насколько они популярны в России. Моя группа исполняет хиты 60-х, 70-х, 80-х.

После официального распада «Битлз» в 1971 году вы очень много снимались в кино, но, все же, вы не поменяли профессию...

— Я получал огромное удовольствие от этой работы. Я снимался с Питером Селлером, Марлоном Брандо, Ричардом Бартэном... Потрясающе, правда? Это было очень хорошо, и я даже думал, что это как раз для меня. Но потом я понял, что я очень хороший барабанщик, а многие другие люди - прекрасные актеры. Так что пусть они будут актерами, а я буду барабанщиком.

«Битлз» сняли когда - то несколько потрясающих фильмов о своей жизни.

— Да, да.

Не собираетесь ли вы снять что-нибудь подобное о вашем нынешнем бэнде?

— Нет, просто мы собираемся вместе только на два месяца летом. А после 5-ого сентября мы разойдемся. В следующем году я опять соберу группу, может быть тот же самый, но, скорее всего, других людей. Каждый год я собираю разный состав. Каждый год это разные величайшие музыканты. И в этом-то и весь кайф, что я могу играть со всеми этими известными музыкантами.

Идеология 60-х вдохновляла людей творить. Что вдохновляет сейчас вас?

— Я музыкант, писатель и актер. Если я пишу песни (как, например, для Vertical Man), значит, есть что- то, о чем я хочу сказать, или какие - то эмоции, которые есть в моей жизни.

Вы скучаете о чем-то из 60-х?

— Я не сожалею...

Многие музыканты говорят, что не могут носить кольца, потому что они мешают играть. Вы же наоборот известны своим пристрастием к красивым кольцам. Собирать кольца - это ваше хобби?

— Очень тяжело играть, например целое шоу, потому что натираешь мозоли на пальцах. Я очень много играю сейчас, раньше я мог играть небольшое соло, одевать кольца, снимать их. Сейчас я играю так много, что просто храню их в коробке.

На всех фотографиях «Битлз» у вас так много колец на пальцах.

— Да, тогда я носил много колец, но ведь мое имя... Как меня зовут?

Ринго! Вы можете рассказать для нашей публики, какие у вас самые теплые воспоминания о Джоне Ленноне?

— Самые теплые воспоминания- это то, что он был действительно прекрасным человеком, с открытым сердцем, он был очень добрый. Вот мои воспоминания. Мы вместе отлично проводили время. Мы были хорошими друзьями. Многие думают, что он был очень агрессивный. Но он был классный парень и...

Как вы можете прокомментировать конфликт между Джулианом Ленноном и Йоко Оно?

— Ничего. Поговорите с Джулианом.

Насколько я знаю, вы редактировали книгу о «Битлз»...

— Да

И сейчас пишете свою книгу...

— Нет...

Вы не собираетесь?

— Нет. Это не то, чем мне хочется сейчас заниматься. Если я буду писать книгу, то о себе. Не только о «Битлз».

Некоторое время назад в Ливерпуле открылся музей Пола Маккартни.

— Да, его дом.

Вы были там?

— Нет. Вернее, я бывал там в 60-е, но не был там, как в музее.

И вы не хотите поехать в этот музей?

— Нет, нет. Он там больше не живет, как вы знаете, я ездил туда, когда он жил там, а сейчас у меня нет никакого желания.

Вы не хотите устроить музей в вашей квартире?

— Все зависит от вас.

Мы конечно сделаем. (о любви к Барбаре) Как вы сохранили эту любовь?

— Любовь. Я люблю ее, и, надеюсь, она любит меня. Мы прошли с ней вместе через все. В том то и сложность, надо понимать, что будни тяжелы. Двое людей в один прекрасный момент могут понять, что наступило не самое лучшее время, но надо хранить память о прекрасных днях. Почему мы вместе..? Я просто люблю эту женщину. Это очень просто для меня.

Ваши сыновья тоже барабанщики. Как часто вы даете им уроки или советы?

— Одному своему сыну дал один урок, когда ему было 10. И это все. Когда я решил с ним позаниматься второй раз, он сказал: «я могу это сделать». Я сказал: «Хорошо». Вы можете показать только основу. Особенно у барабанщиков, потому что чувство (изображает) - это и есть душа барабанщика. Просто... - это то, что ты учишь сначала. Если ты можешь это делать - это великолепно. Вряд ли можно дать какой-то совет. Просто надо идти играть в группу. Так я когда-то сделал. Я был барабанщиком всего месяц и начал играть в группе.

Где вы предпочитаете жить?

— Ну, мы живем в Монако. Где, кстати, живет очень много людей из вашей страны. Из-за моей семьи, которая в Великобритании, у нас квартира в Лондоне. И так же из-за семьи у нас дом в Калифорнии. Это просто для меня. Путешествовать всегда здорово. Я имею в виду, ехать домой. Не так, как во время тура, когда ты постоянно на сцене и имеешь всего несколько свободных часов. Путешествовать во время гастролей - никакого удовольствия. Новый концерт, новый автобус, новый поезд. Но мы должны так жить.

Что вы ожидаете от московских концертов?

— Удовольствие.

Многие западные музыканты, когда дают концерты в России исполняют какие-нибудь популярные русские песни на русском.

— Да, конечно. Но не я. Боюсь, я буду петь только на английском. В таком случае, если я поеду в Финляндию, я должен буду петь на финском, во Францию - на французском, Испанию - на испанском. Боюсь, это не для меня.

А на каких языках вы говорите?

— Ни на каких. Я говорю на английском и ливерпульском.

Да, это действительно другой язык.

— Да это примерно так (передразнивает ливерпульский акцент) Звучит как русский, нет?

Боюсь, нет. Вы видитесь с Полом?

— Да, я встречаюсь Полом, Джорджем. Две недели назад я обедал с Джорджем, он приезжал к нам в Лондон. С Полом мы давно не виделись из-за смерти Линды. Он живет сейчас за городом. Если есть время, мы встречаемся, мы все еще хорошие друзья.

Вы любите общаться с вашими поклонниками?

— Да, я отвечаю на каждое письмо.

Потрясающе! Вы знаете, московские битломаны готовят для вас специальный альбом с фотографиями и даже снимают фильм.

— Спасибо, я говорю вам спасибо раньше, чем я это все увижу.

— Я знаю, что недавно вы общались со своими поклонниками в Интернете. Не собираетесь ли вы организовать что-нибудь подобное во время гастролей в России?

— Вы знаете, мы прилетаем в Москву, даем концерт, летим в Санкт-Петербург, играем там и улетаем. Мы на гастролях, это не визит на две недели. Мы прежде всего работаем. Мы должны переезжать из города в город.

У вас нет времени...

— Я бы хотел приехать с частным визитом. В таком случае можно хорошо провести время, а мы работаем. Мы даем пять концертов в неделю, и каждый день мы переезжаем в другое место.

Один вопрос от нашего радиослушателя. Что вы едите на завтрак?

— Сегодня утром я ел хлопья и ягоды.

Кофе, чай?

— Нет, я не пью кофе, и чай я пью только зеленый, баз кофеина. Иногда фруктовый чай.

И на завтрак больше ничего?

— Нет, это весь завтрак. Апельсиновый сок для начала. И минут через сорок - хлопья, когда сок пройдет.

Кто по - вашему лучшие музыканты из молодого поколения?

— Ну, это довольно сложно, потому что их очень много. А я на самом деле, вы видите, я играю со своими ровесниками в группе, Я не играю с молодыми.

Вы слушаете радио?

— Да, чаще всего в машине. А дома я обычно слушаю записи, любые записи.

У вас есть любима радиостанция?

— О да, я люблю вашу московскую радиостанцию и постоянно ее слушаю (ха-ха).

Да, но мы вещаем в интернете и вы можете слушать нашу радиостанцию везде.

— Да я знаю, но не слушаю. В Великобритании я слушаю английские радиостанции, в Америке - американские, в Монако - французские.

Какая ваша любимая английская радиостанция?

— Ну, я не буду рекламировать эту радиостанцию. Ну же, еще вопросы, мне нужно идти.

Что значит для вас жить клево?

— Жить клево - вести здоровый образ жизни. Я ем хорошую еду, как я говорил, я не ем мяса, я вегетарианец, 364 дня в году, на Рождество я ем мясо. Я ем много овощей, много фруктов, хлопья, ягоды, я много гуляю, не пью спиртное, кофе. Вот, что я делаю, и это очень важно. Я провел многие годы в ночных клубах, алкоголь. Теперь мне лучше по-другому.

Рейтинг: 0Голосов: 0505 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!