ГлавнаяМатериалыИнтервьюРечь Пола Маккартни 19 января 1994 года

Речь Пола Маккартни 19 января 1994 года

23 июля 2014 - Администратор

Дорогой Джон!

Я вспоминаю, как мы встретились впервые, в Вултоне, на деревенской ярмарке. Был прекрасный летний день, и я, прогуливаясь, увидел тебя на сцене. Ты пел «Come Go With Me», песню из репертуара «The Dell Vikings», но, не зная всех слов песни, ты кое-что придумывал сам. «Come go with me to the penitentiary». (Иди за мной на каторгу). Этого нет в тексте.

Я вспоминаю, как мы вместе сочиняли наши первые песни. Мы обычно шли ко мне домой, в дом моего отца, и курили чай Ty-Phoo из трубки, которую мой отец хранил в ящике стола. Поначалу, не очень-то получалось, но мы не останавливались.

Мы хотели стать знаменитыми.

Я помню, как мы приходили в гости к твоей маме. Джулия была очень красивой, милой женщиной. У нее были длинные рыжие волосы, и она умела играть на банджо. До этого я никогда не видел женщину, которая бы умела играть на банджо. И я помню, как мне пришлось показывать тебе гитарные аккорды, потому что ты брал их как на банджо.

А потом, на твой день рождения, когда тебе исполнился 21 год, ты получил сто фунтов от одного из своих богатых родственников в Эдинбурге, и мы решили отправиться в Испанию. Автостопом мы добрались из Ливерпуля только до Парижа, и решили остановиться там, на недельку. И, наконец, благодаря парню по имени Юрген, мы изменили наши прически, которые впоследствии стали «битловской прической».

Я вспоминаю, как познакомил тебя со своим школьным приятелем Джорджем, который был принят в группу, после того, как сыграл композицию «Raunchy» на втором этаже автобуса. Он произвел на тебя впечатление. А затем, мы встретили Ринго, который, уже будучи профессионалом, работал весь сезон в доме отдыха Butlins. Он носил бороду, от которой ему все же пришлось избавиться.

Позднее, мы получили предложение выступить в ливерпульском клубе «Cavern», который официально считался блюзовым клубом. В нашем репертуаре не было блюзовых композиций. Мы любили блюз, но не знали никаких блюзовых номеров, и поэтому нам приходилось делать такие объявления: «Леди и джентльмены, сейчас прозвучит знаменитая композиция из репертуара Big Bill Broonzy под названием «Wake Up Little Suzie». Нам присылали записки – «Это не блюз, а поп.» Но мы гнули свое.

А потом пришло время гастролей. Тип, по имени Ларри Парнс, устроил наш первый гастрольный тур. Я помню, что на время этого турне, мы все изменили свои имена. Я поменял свое имя на Пола Рамона, Джордж стал Карлом Харрисоном, и (хотя многие считают, что ты не изменял свое имя) я припоминаю, что ты был Долговязым Джоном Сильвером. (Развеян еще один миф.)

Во время гастролей мы ездили в фургоне, и вот однажды ночью, когда мы ехали по шоссе ведущему в Ливерпуль, в фургоне разбилось ветровое стекло. Было так холодно, что для того, чтобы согреться, нам пришлось лечь друг на друга, соорудив своеобразный битловский бутерброд. Мы начинали понимать, что мы представляем из себя вместе. Такие моменты сплачивали нас.

Мы отправились в Гамбург и познакомились там с такими людьми, как Литтл Ричард, Джин Винсент... Я помню, как Литтл Ричард пригласил нас к себе в гостиницу. Он увидел одно из колец Ринго и сказал: «Мне нравится это кольцо. У меня есть похожее, и я могу тебе его подарить.» И мы отправились к нему в гостиницу (но кольца мы так и не получили).

Как-то раз, мы были в гостиничном номере Джина Винсента, и все было хорошо до тех пор, пока он не достал из прикроватной тумбочки пистолет. Мы сказали: «Э.., пожалуй, нам пора, Джин, мы пойдем...» И кубарем выкатились оттуда.

А потом была Америка – Нью-Йорк – где мы встретились с Филом Спектором, Ronettes, Supremes, с нашими героями, с нашими героинями. Позднее, в Лос-Анджелесе, мы встретились с Элвисом Пресли, и провели с ним прекрасный вечер. Мы увидели его в домашней обстановке. Он был первым человеком, в руках у которого я видел пульт дистанционного управления телевизором. Бог мой, это была настоящая звезда!

Потом было шоу Эда Салливана. Мы хотели быть знаменитыми, и теперь, мы становились настоящими знаменитостями. Только представьте себе, что мы запросто встречались с Митзи Гейнор в Майами!

Позже, мы работали в студии на Эбби Роуд. Я до сих пор помню, как мы записывали песню «Love Me Do.» Первоначально, основную партию вокала «love me do» исполнял ты, но тебе еще приходилось играть и на губной гармошке. Во время сессии звукозаписи Джордж Мартин неожиданно предложил: «Может быть Пол споет строчку love me do?» И по сей день я слышу, как ты выдуваешь «уаа уа», а я тяну «loove me doo-oo.» Старик, мы все тогда перенервничали.

Я вспоминаю, как записывался вокал к песне «Kansas City» – это сложная партия, и у меня не очень-то получалось. Знаете, не так это просто, визжать что есть мочи. Ты спустился из контрольной комнаты, отвел меня в сторону и сказал: «У тебя все получится, тебе нужно просто по вопить. Ты сможешь.» Спасибо за поддержку. У меня получилось.

Я помню, как мы сочиняли песню «A Day in the Life», и как мы обменялись взглядами когда написали строчку «I'd love to turn you on» (Мне нравится тебя возбуждать). Мы-то понимали, о чем это. Без всяких слов; хватило быстрого взгляда.

После этого появилась девушка по имени Йоко. Йоко Оно. Однажды она объявилась у меня дома; был день рождения Джона Кейджа, и она сказала, что хочет собрать для него рукописи самых разных композиторов. Я ответил: «Ладно, я не против, но с Джоном ты договаривайся сама.»

Она так и поступила...

После этого, я подключил пару студийных магнитофонов Brennell (которые мы обычно использовали в работе), а вы остались на всю ночь и записали альбом «Two Virgins.» Фотографию для обложки вы сделали сами – я к этому никакого отношения не имею.

А потом, спустя время, я звонил тебе. Для меня было очень приятно, что после всех деловых дрязг, через которые мы прошли, мы опять стали обретать друг друга, и снова начали поддерживать отношения. Я был рад услышать от тебя, как ты сам теперь печешь хлеб, и как играешь со своим малышом, Шоном. Это было замечательно, потому что все это близко мне.

И вот теперь, спустя годы, мы собрались здесь. Все эти люди, собрались вместе, чтобы поблагодарить тебя за все, что ты сделал для всех нас.

Это письмо написано любовью твоим другом Полом.

Джон Леннон, ты добился этого. Сегодня ночью ты введен в Зал Славы Рок-н-Ролла.

Да благословит тебя Господь.

Пол.

Рейтинг: 0Голосов: 0399 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!