ГлавнаяФорумИсторияThe Beatles: хроника феномена 1961-1970.

The Beatles: хроника феномена 1961-1970.

Фото, факты, стенограммы, статьи.
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
История группы Битлз, это бездонный колодец. Вычерпать из него воду и обнажить дно невыполнимая задача, за которую брались множество биографов. По этому ставить перед собой очередную сверхзадачу мы не будем. В этой теме можно попытаться опубликовать более-менее систематизированные факты биографии ливерпульской четвёрки, которые в своё время стали достоянием средств массовой информации. Я буду выкладывать все материалы, которые мне удалось собрать и систематизировать в хронологической последовательности. Кое что я перевёл сам, остальное почерпнул в различных авторитетных источниках, где эта информация находится в виде разрозненных кусков. Отдельное спасибо авторам ресурсов http://beatles-chronology.ru/ и Beatles.ru. Очень надеюсь на помощь Виталия и всех заинтересованных битломанов, в дополнениях, переводах и фотоматериалах. Давайте попытаемся прокатиться на этой своеобразной машине времени. The Beatles знали, что они особенные. Первыми этот факт приняли Ливерпуль и Гамбург, их примеру последовали Брайан Эпстайн и Джордж Мартин, затем вся Великобритания и, наконец, весь мир. Сейчас мы проследим за их стремительным взлётом, расцветом и завершением их блестящей совместной карьеры, благодаря исключительно историческим фактам и оригинальным стенограммам. Путешествие начинается !

Газета «Мерсибит»
Ливерпуль.
1 июля 1961 г.

Филипп Норман: «Для первого номера «Мерси Бит» Билл попросил Джона написать статью о том, как начинали «Битлз». Это было написано, как вспоминает Харри, на обрывках бумаги, в насмешливом, полуприличном тоне».
Синтия: «Джона попросили написать для газеты заметку об истории возникновения «Битлз», и он это сделал, в характерной для него гротескной манере».
Филипп Норман: «Джон явно не ожидал, что его опус будет опубликован».
Билл Харри: «Помимо всего прочего, при помощи «Мерси Бит» я пытался дать музыкантам возможность выразить себя, а также донести их чувства и мысли до читателей - что значит ездить на гастроли, давать разовые концерты и так далее. Мне всегда было интересно раскрывать потенциал творческих людей. Именно поэтому я привлекал Джона для написания статей - это была его первая опубликованная проза, — а так¬же карикатуристов из других групп… в частности Стюарта Лейтвуда из «Кубэс». Иллюстрации так¬же делали ребята из «Ремо Фо». «Роудраннерс» писали небольшие рождественские сказки».
Джордж Тремлетт: «Первая статья Джона, опубликованная в газете «Мерси Бит», называлась так: «Кое-что о двойственной природе названия «Битлз».
Синтия: «Смысла и содержания в его тексте было маловато, зато посмеялись мы тогда от души».
Джордж: «Джон, который учился вместе с Биллом в колледже, писал забавные статейки для этой газеты».
Синтия: «Джон всегда был плодовитым по части писательства: стишки, рассказы, абстрактные бессмыслицы — все, что когда-либо приходило ему в голову, он записывал на каких-нибудь обрывках бумаги. Но это был первый его опубликованный текст!».
Джордж Тремлетт: «Джон принес в редакцию около 250 своих ранних работ: рисунков, коротких рассказов и скетчей. Некоторые из этих рассказов Джон, впоследствии, использовал при работе над первой книгой. Большая часть материалов, переданных Ленноном в редакцию, была утеряна».
Билл Харри: «Я чувствовал себя виноватым, и тогда я решил сделать все возможное, для то¬го, чтобы отыскать то, что уцелело, и что могло сохраниться у родственников и близких знакомых. Я дал массу объявлений. Однажды какая-то девушка принесла в редакцию два стихотворения Джона. Одно из них – «Земля Лунатиков», было отмечено несомненным поэтическим мастерством. К сожалению меня в тот день не было в редакции, и я не смог расспросить подробно эту девушку об истории этих стихов. Однако позднее мне удалось установить, что листки эти попали к ней от одного школьного учителя Джона, видимо, того самого, который в свое время конфисковал рукописный дневник Джона – «Ежедневный вой». Было лето, и конечно, разыскать этого учителя мне не удалось. Зато мне удалось отыскать следы второй рукописной тетради Джона. В самом начале карьеры «Битлз» Джон некоторое время жил в квартире на Гэмбиер-Террас, которую снимал его однокашник по колледжу Род Мюррей, следы вели в эту квартиру. Разыскать его оказалось делом не простым, однако, я все-таки нашел его. Дневник был у него. Я вернул дневник Джону и тем самым немного реабилитировал себя, и дал Джону возможность отредактировать свои ранние работы».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джон: «Я писал для газеты «Мерси Бит». Тогда-то мы вместе с Джорджем и написали эту историю - «На горящем пироге появился человек…», потому что нас постоянно спрашивали: «Откуда взялось ваше название «Битлз»?».

Заметка Джона Леннона.

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ СОМНИТЕЛЬНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ «БИТЛЗ». Перевод с Джона Леннона: «Давным-давно жили-были три мальчика по имени Джон, Джордж и Пол, - так их окрестили. Они решили собраться вместе, потому что обожали собираться. Но когда они собрались, то задумались: для чего же мы собрались? И вдруг, ни с того, ни с сего, у них выросли гитары, и начался страшный шум. Но они не обратили на это внимания. Тогда-а-а-а к трем мужичкам присоединился еще один, четвертый, еще меньше их, по имени Стюарт Сатклиф, который стал бегать вокруг них, и они сказали ему (цитирую): «Сынок, достань-ка бас-гитару, и все у тебя будет в лучшем виде». И он достал, но ничего хорошего из этого не вышло, потому что он не умел на ней играть. Тогда они насели на него и не слезали до тех пор, пока он не научился играть. Но у них не было бита, пока не появился добрый старичок, который сказал (цитирую): «У вас нет барабанов!» «У нас нет барабанов», — прохрипели они в ответ. И тогда одни барабаны стали приходить, а другие уходить, и так без конца, одни приходили, другие уходили.
Однажды, оказавшись в Шотландии на гастролях с Джонни Джентлом, группа по прозванию «Битлз» обнаружила, что музыка у нее не очень-то звучит, - оказывается, усилителей нет. И они обзавелись ими. Многие спрашивают: «Что такое «Битлз»? Почему «Битлз»? Хм, «Битлз»… и откуда взялось такое название?» Мы вам сейчас скажем. Им было видение. В пылающем пироге явился человек и сказал: «Отныне и навсегда имя вам будет «Битлз», через «А» «Спасибо вам, Хозяин», - поблагодарили они его. А потом человек с отрезанной бородой спросил: «Вы согласны поехать в Германию (в Гамбург) и играть там для крестьян мощный рок за деньги?» И мы ответили ему, что ради денег будем играть все самое мощное на свете.
Но прежде чем уехать, надо было вырастить ударника, и мы вырастили барабанщика в Вест-Дерби в клубе под названием «Нечто вроде Касба» и то горе, которое мы вырастили, называлось Пит Бест. Мы крикнули: «Привет, Пит! Поехали в Германию!» - «Поехали!» Ту-ту-у-у-у! Через несколько месяцев Питер и Пол (МакАртрей, сын Джима МакАртрея, его отца) подожгли киношку, и немецкая полиция сказала: «Ах вы, негодники, убирайтесь домой, и поджигайте там английские киношки!». Ту-тууу, осталось пол группы. Но еще раньше гестапо заграбастало моего друга малютку Джорджа Харрисона (из города Спик), потому что ему было всего двенадцать лет, и он был слишком мал, чтобы голосовать в Германии; но в Англии через два месяца ему исполнилось восемнадцать, и гестаповцы сказали: «Теперь можешь приезжать». Между тем в деревушке под названием Ливерпуль развелось множество групп в серых костюмах, и Джим спросил: «Почему у вас нет серых костюмов?». «Джим, нам не нравятся серые костюмы», - ответили мы. Мы поиграли немножко в клубах, а потом нам сказали: «А ну-ка езжайте в Германию!». Мы так и сделали. Ту-у-ууу! Стюарт ушел. Ту-у-ууу, ту-у-ууу - Джон (из Вултона), Джордж (из Спика), Питер и Пол - ту-у-туу! Все уехали. Спасибо за внимание от Джона и Джорджа (друзей)».

По моему, это был первый печатный материал о группе Битлз. Дальше, пошла история.


Зал Hulme Hall, Порт Sunlight, Wirral, Англия.
28 октября 1962 г.

Первое радио-интервью, 28 октября 1962 года.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Согласно известному биографу Beatles, Марку Льюисону, это было первое интервью Битлз на радио. Марк Льюисон точно описывает его как редкое и увлекательное, не только по исторической важности, но и потому, что это интервью удивительно интригующее. Во время этого интервью 1962 года, Beatles до сих пор совершают регулярные визиты в Гамбург, и Ринго Старр является настолько новым членом группы, что он до сих пор знает как долго он пробыл в Beatles, какое количество недель! Это интервью имело место сразу, после выпуска их первого сингла «Love Me Do», ещё до того, как окончательный вариант «Pleace, Pleace Me» был опубликован. Во время этого интервью они еще не имели хита №1. Это редкое интервью ранних Битлз, записанное 28 октября 1962 года в зале Халм в Порт-Санлайт, на Wirral в Англии. Интервью было записано для радио Clatterbridge, местной радио станции, обслуживающей Кливер и госпиталь Clatterbridge, на Wirral. Monty Lister отвечал за два из шоу на этой станции: музыка с Монти и Воскресные встречи. В те дни для «Битлз, более широкое вещание на радио и интервью были еще в будущем. Эта была новая молодёжная группа, и её интервью Monty Lister, с дополнительными вопросами от Malcolm Threadgill и Питер Smethurst.

Сегодня вечером мы с огромным удовольствием приветствуем перспективную группу из Мерси-сайда, The Beatles. Я знаю, как их зовут, и я попробую вас познакомить. Итак, ты Джон Леннон, не так ли?
Джон: Да, верно.
Чем ты занимаешься в группе, Джон?
Я играю на губной гармошке, ритм гитаре, и пою. По типу того.
Потом, здесь Пол Маккартни. Это ты?
Пол: Да, я. Конечно.
И чем ты занимаешься?
Играю на басу и гм, пою? ...Я так думаю! По типу того.
То, что ты делаешь трудно назвать пением?
Да... точно.
И Джордж Харрисон.
Джордж: Как дела?
Как твои дела? Чем ты занимаешься?
Ну, соло гитара и потуги на пение.
То, что ты играешь на соло гитаре должно означать, что ты являешься лидером группы, не так ли...?
Нет, нет. Просто... Ну, понимаешь, вторая гитара - ритм. Чин, чин, чин, понимаешь.
Пол: Он - соло гитарист. На самом деле, лидер группы - Джон.
И кто это там, на заднем плане, а также за спинами музыкантов группы шумит вовсю, Ринго Старр.
Ринго: Привет.
Ты новичок в группе, не так ли, Ринго?
Да, гм, я играю уже 9 недель.
А ты играл в группе, когда записывался сингл 'Love Me Do'?
Да, я записывался вместе с ними. Я есть на этом диске.
(вся группа хихикает)
Ринго: (смешным голосом) Меня слышно на записи, понимаешь?
Ну, теперь, гммм… Я - ударник! (смеется)
Каким агрессивным оружием ты владеешь? Это твои барабанные палочки?
Ну, гм.... всего лишь пара палочек найденные мной. Я просто притащил их с собой, понимаешь, потому что мы уезжаем.
Ты говоришь, что вы уезжаете, отсюда возникает следующий вопрос. А куда это вы собрались?
В Германию. Гамбург. На две недели.
Вы там востребованная группа, не так ли?
Да, ребята уже несколько раз были там, понимаешь. А я играл там с другими группами, но я впервые поеду туда в составе Beatles.
Пол, слово тебе. Как вы нашли работу в Германии?
Пол: Ну, все устроил наш старый агент. (Смеется, хихикает) Наши первые выступления там орга-низовал парень, который занимался нами, и был менеджером Мистер Алан Уильямс (Allan Williams) из ливерпульского клуба Jacaranda. И он организовал наши гастроли, и мы поехали в Германию, а потом мы уже самостоятельно все организовывали...
Джон: Угар.
Пол: Угар... (смеется)
Джон: ...есть такое выражение.
Пол: Так нас встречали. И мы начали постоянно мотаться в Германию.
(удивленно) Вы такие свободные ребята?
Да, конечно. Да. Это была наша "подпитка". (Смеется)
Джордж, ты вырос в Ливерпуле?
Джордж: Да. По типу того.
А в каком районе городе?
Ну, я родился в районе Wavertree, а вырос в Wavertree и Speke - там еще собирают самолеты.
И во всех вас живет дух Ливерпуля?
Ринго: Да.
Джон: Гм... мы ливерпульцы, да.
Пол: O, да.
Ринго: Пол - типичный ливерпулец.
Ну, я затронул эту тему, потому что вы похожи на юного Рона Вичерли (Ron Wycherley)...
Роланда. Конечно.
...теперь Билли Фьюри (Billy Fury).
В Святом Силусе.
Где?
Святом Силусе.
Джон: Правда?
Ринго: Это было не в Dingle Bay, как написали в газете Musical Express.
Пол: Нет, они ошиблись. Школа святого Силуса.
Насколько мне известно, вы записались еще для Германского лейбла.
Да.
И что это были за записи?
Ну, мы не записывались... Во-первых, мы записались с парнем по имени Тони Шеридан (Tony Sheridan). Мы играли в гамбургском клубе 'The Top Ten Club'. И мы записали с ним тему, которая называлась, 'My Bonnie,' и эта песня попала на 5 место Германского Хит Парада.
Джон: Ach tung!
Пол: (хихикает) Но в Англию эта пластинка не попала, понимаешь. Это была слабенькая пла-стинка, но должно быть она понравилась немцам. И мы записали инструментал который вышел во Франции на EP Тони Шеридана, и эту композицию написали Джон и Джордж. Она тоже не вы-ходила здесь. Всего одна пилотная копия. И на этом все, понимаешь. И эта запись прошла со-вершенно незамеченной.
Вы сочинили песни 'P.S. I Love You' и 'Love Me Do', не так ли? Кто в вашей группе занимается со-чинительством?
Ну, Джон и я. Мы вместе пишем песни. Мы подписываем контракты, и надо сказать, что если те-перь мы...
Джон: Мы равноправные партнеры.
Пол: Да, равные права, авторские гонорары и т. д., так что мы вдвоем сочиняем большинство пе-сен. Как мы уже сказали, Джордж написал тот самый инструментал. И в основном песни пишем Джон и я. Мы написали около сотни песен, но мы не играем и половины, понимаешь. Мы только что сделали новую аранжировку для 'Love Me Do' и проиграли ее персоналу студии, и 'P.S. I Love You,' и похоже, что это им понравилось. Вот и все наши записи.
А у вас еще есть свои песни, которые вы хотели бы записать?
Джон: Да, мы записали еще одну свою песню, когда мы были здесь, но эта вещь так и осталась не законченной. Так что, мы займемся ей в следующий раз и посмотрим, понравиться ли она им", (делает длинную паузу) (говорит шутливо). Ну... я закончил! (смеется)
Я хочу спросить вас, - и мы берем наше интервью в зале Hume Hall, Порт Sunlight - кому-то из вас уже приходилось бывать здесь, еще до того как вы стали известными? Вы знакомы с этим районом?
Пол: Да, мы играли здесь, ух... я что-то не понял по поводу известности. (Смеется) Известность подразумевает попадание в хит-парад, мы бывали здесь - мы были здесь месяца два назад. Были здесь дважды, верно?
Джон: У меня тут родственники живут. В Rock Ferry.
Правда?
Да. На обоих берегах залива.
Пол: Да, а у меня есть родственник в Claughton Village - Upton Road.
Ринго: (шутливо) А у меня друг живет в Биркинхэде! (смеется)
Завидую.
Джордж: (прикалывается) А я знаю одного чела в Честере! (смеется)
Ты поосторожней с такими заявками. Там теперь дурдом построили, приятель. Мне понравилось ваше первое выступление на телевиденье.
Ринго: Да, достаточно странно, мы чертовски нервничали. И все говорили, 'Вы внезапны, когда вы видите камеры, то понимаете что на вас смотрят два миллиона человек', потому что передачу в которой мы снимались 'People And Places' ("Места и Люди") смотрели 2 миллиона человек... это мы уже потом узнали. Но, как-то странно, это не дошло до нас. Мы не думали об этом. И нам бы-ло гораздо легче сниматься на телевиденье, чем играть в прямом эфире на радио. Это тоже чер-товски нервирует, но это было гораздо легче, чем играть на радио, потому что в радио студии сидела целая толпа народу.
Вы и сейчас так нервничаете? (смеется)
Пол: (шутливо) Да, да.
Over at Cleaver Hospital, запись на лейбле Parlophone - передача, у которой огромный зритель-ский рейтинг. Так что, наверное, сами Beatles хотели бы сказать им, что же они сыграют.
Да. Конечно, думаю, что мы сыграем 'Love Me Do.'
Джон: Parlophone R4949. (смеется)
Пол: 'Love Me Do.'
И я уверен, для них, ответ - P.S. I love you!
Точно.
Редактировалось: 11 раз (Последний: 19 ноября 2015 в 18:43)
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Интервью The Beatles.
New Musical Express.
1 февраля 1963 г.

Возвратившись обратно после работы в Гамбурге, Джон Леннон и Пол Маккартни пообщались в Ливерпуле с NME и Аланом Смитом. Это было одно из первых интервью Beatles. Статья под названием "You've Pleased-Pleased Us! - say The Beatles" была опубликована в выпуске 1 февраля 1963 года New Musical Express. В этом очень кратком интервью Пол и Джон обсуждают написание их последнего сингла, Пол также упоминает песни, которые они написали для других артистов, включая одну из них, которую они написали для певицы Хелен Шапиро.
Beatles были еще на самых ранних этапах их местной славы. Их второй сингл “Please Please Me" находился в хит-параде только две недели и дебютировал под номером 17 в британских чартах. В то время, когда эта статья была опубликована Битлз еще не имели хита номер один. В скорости, песня «Please Please Me» будет подниматься в таблицах популярности, чтобы стать для Beatles их первым синглом номер один в Великобритании. Этот успех окончательно убедит продюсера Джорджа Мартина побыстрее записать первый альбом группы. Никто тогда ещё не мог представить какой длинный и извилистый путь был предначертан судьбой этой молодой группе из Ливерпуля.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


События вокруг Beatles начинают стремительно набирать обороты, R&B обозреватель британских групп, на который ссылаются в NME чарты, на этой неделе под № 17. находится диск «Please Please Me», который следует по пятам их первый хита, «Love Me Do,» написанного членами группы Джоном Ленноном и Полом Маккартни.

Говорит Пол: «Мы написали 'Please Please Me' , но это не предел наших будущих композиций. У нас есть около ста текстов, и мы пишем все время! «Я полагаю что, 'дебют' является неправильным определением. Джон и я просто вырабатывали свой собственный стиль. Если мы захотим кому ни будь помочь, мы запишем что ни будь, а затем отправить им ленты. «Мы были разочарованы, что наша песня начала с № 17, но всё равно нам очень приятно!» пошутил он. Мальчики репетировали свою программу для предстоящего тура с Хелен Шапиро, когда я встретился с ними в их родном городе Ливерпуле в воскресенье. По просьбе Норри Парамора, они сочиняют песни для Хелен для записи, к моменту её скорого прибытия в Нашвилл.

Пол сказал: «Мы назвали её «Misery», но она не такая медленная, как это звучит. Она исполняется в довольно быстром темпе, и мы думаем, что Елена проделает с ней очень хорошую работу. Мы также сделали ряд набросков для Даффи, которые он собирается запись.» Это не первый привкус успеха для Beatles. Самый первый успех принес им фантастический выпуск их первого диска в Германии, который они записали на лейбле Polydor, и который находился в чартах более года назад. Они провели Рождество в Гамбурге нанеся туда приятный визит. В Северной Англии они уже имеют стабильную репутацию, которая набирает вес. В прошлом я видел их имена на одних афишах с именами таких известных звёзд, как Литл Ричард и Джо Браун! Говоря о Литтл Ричарде, эта звезда рок-н-ролла, стала одним из самых рьяных поклонников Beatles во время его недавнего визита.

Он признался мне: «Я никогда не предполагал что Английские музыканты могут быть настолько хороши. Честно говоря если бы я не видел их своими собственными глазами я бы подумал, что это цветные музыканты с моей родины.» Пока кажется, что только Северные зрители и приезжие американские звезды оценили талант сверчков (побывав на концертах и услыхав их), но «Please Please Me» должен будет изменить все. Этот диск уже можно приобрести, так как он был выпущен две недели назад и стал доступен южанам.

Комментарии Джона: «Мы постарались сделать его как можно более простым. Некоторые вещи, которые мы писали в прошлом, были немного проходными, но мы вставили их прямо в хит-парад. В ходе сессий, на которых «Please Please Me» был записан, незадолго до Рождества, менеджер записи этих мальчиков, Джордж Мартин, сказал мне: «Я люблю Битлз, за их огромное чувство юмора, а также за их талант.» Это позволяет прогнозировать светлое будущее для Beatles, и зная их, я не думаю, что они будут препятствовать ему обрушиться на свои головы. Правда потребуется какой-то срок, прежде чем они забудут о временах когда они исполняли музыку для Дженис, стриптизерши из ночного клуба в Ливерпуле...!

2 февраля - 3 марта 1963 г.
Битлз отправляются в тур с Хэлен Шапиро. («Совместно с Дэнни Уилльямсом, Кении Линчем и „Ред Прайс Оркестра“).

18 мая - 9 июня 1963 г.
Турне «Битлз» (с «Джерри энд Пэйсмэйкерс» и Роем Орбисоном).
Редактировалось: 1 раз (Последний: 29 октября 2015 в 14:00)
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Джон Леннон, интервью.
Juke Box Jury.
22 июня 1963 г.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


22 июня 1963 года Джон Леннон был приглашен в театр телевидения в Лондоне для участия в программе BBC TV Juke Box жюри. Эта программа была показана по телевидению одной неделей позже 29 июня. Juke Box жюри была включена в еженедельную программу, она представила группу участников состоящую их четырех знаменитостей, которым было поручено обсудить рейтинг записей как 'Хит' или 'Мисс'. Оценка песен была основана на их личном мнении. Жюри предлагалось оценить потенциал записей, претендующих на то, чтобы стать хитом в популярных таблицах. Остальными участниками дискуссии, появившимися вместе с Ленноном на этой про-грамме, в Juke Box жюри были Кэти Бойл, Кэролайн Модлинг и Брюс Прочник. Появление Леннона на Juke Box жюри породило немного локальных споров о том, как он оценивал каждую запись в номинации «Мисс». После трансляции программы критики осудили его за циничные замечания, но в отличии от них, его поклонники оценили и защитили его честность и откровенность. В этой программе Леннон дает уничтожающую оценку новой записи одного из исполнителей, это Devil In Disguise, Элвиса Пресли. Сразу же после эфира ленты с записями этого шоу, по указанию Брайана Эпстайна, менеджера Леннона будет изъяты и увезены им на вертолете из аэропорта Баттерси на Abergavenny. Он появится лишь перед выступлением Beatles в тот вечер в Абергавенни, в ра-туше Ballroom Монмутшир, Уэльс. Видеозаписи Джона Леннона, и его появления на Juke Box жюри с тех пор больше не существует. Её постигла такая же несчастная участь как и многих других ранних телевизионных программ. К счастью большая часть аудио этой программы на телевидении сохранилось. Все четверо Beatles вместе, как Juke Box жюри эксперты выступят позднее, в этом же году 7 декабря. Juke Box жюри начало свои трансляции как программа, в Америке, с самых первых дней появления телевидения. BBC версия шоу дебютировала в 1959 году и просуществовала до 1967 года. Juke Box жюри в Великобритании вёл David Jacobs.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Прослушав песню: So Much In Love - The Tymes.
Джон: «Ох, я сначала подумал, что это был Рольф Харрис. А после: «Нет, это Drifters.» Впрочем, какая разница. Это никто.» (хихиканье со своего места)
Джон: «Я не думаю, что это хит.»
ДЭВИД ЖАКОБС: «Вам не нравится?»
Джон: «Ну, это было хорошо. Стиль был хорош, но он не был достаточно хорош для этой идиомы. (пауза, затем комично) Идиома?» (смех)
Прослушав песню: The Click Song - Мириам Макеба и певицы Белафонте.
Джон: «Это хорошо. Но по одной причине. Потому что это иностранная запись.. это вещь на непонятном языке, Она про-сто не понятна. Это на самом деле довольно хорошо, но если бы она была на английском языке, она на самом деле может оказаться намного хуже.» (смех)
Джон: «Это интригует, потому что это иностранное, «Но, вы можете выбрать её, просто для того, чтобы продемонстрировать различные стили».
Прослушав песню: Flamenco - Русс Конвей.
Джон: «Мне нравится пианино и песня, но не видно паба в котором пианист играет музыку фламенко, по этому нажимайте кнопку. Она не сработает. Она по-прежнему звучит... Она по-прежнему звучит Хонки. Никогда не слышал ничего подобного этому фламенко.»
ДЭВИД ЖАКОБС: «Да».
Джон: «Он не уловил лучшее из реальной испанской музыки, я так не думаю. Извините.»
Прослушав песню: Devil In Disguise - Элвиса Пресли. Джон: «Ну, вы знаете, я раньше сходил с ума на Элвиса, как все участники группы, но только не сейчас. Мне не нравится это. И я ненавижу песни со словами: «Ходить» или «Говорить», они только портят тексты. Она ходит, она разговаривает. Мне это не нравится. И я не люблю двойных ударов: ча-дум дум-ча, это бит. Это ужасно. (пауза) Бедный старый добрый Элвис.» (смех)
БРЮС ПРОЧНИК: «Ваше сердце кровоточит от него.»
Джон: «Ну, я слышал все его ранние записи и я продолжаю слушать их. Он должен изменить свой подход. «Я слыхал как кто-то сказал сегодня, что он звучит, как Бинг Кросби, вот, что он делает».
Джон: «Сейчас многие люди занимаются творчеством. Я знаю, что они говорят (комичным, низким, медленным голосом) «Я думаю да!» (смех)
Джон: «Я не люблю его больше.»
КЭТИ БОЙЛ: «Если он звучит, как Бинг Кросби, это плохо?»
Джон: «Ну, для Элвиса... Да.» (смех)
Прослушав песню: On Top Of Spaghetti - Tома Глейзера.
Джон: «Oх. Я терпеть не могу этих записей. Мне нравится идея, когда один кричит и он же отвечает, но не эта. Я предпочитаю недавние записи Little Eva, Смоки-двигательный аппарат, люди. Но не это. Это как выход.»
ДЭВИД ЖАКОБС: «Да».
Джон: «Тренер путешествует.»
Прослушав песню: First Quarrel - Пола и Паулы.
Джон: «Ну, я люблю их первую запись (Эй Паула), потому что я люблю петь октавы. Ее пение, одна из них. И это не плохо. Я не куплю её. И вторую тоже, не стоит беспокоить. И это... Этот «Джим». Все эти американские записи, всегда о Джиме или Бобби, и Альфреде и так далее...» (смех)
Джон: «Мне не нравится.»
Прослушав песню: Don't Ever Let Me Down – Джули. Джона Гранта.
Джон: "Ах, я не знаю даже, что сказать. В начале я подумал, 'Ах, это одно из тех, интро, но интро не было достаточно сильным.»
ДЭВИД ЖАКОБС: «Нравится ли вам девушка записавшая её или нет?»
Джон: «Да, мне нравится девушка, певица. Я люблю Shirelles и Шифон. Они разные. Но я не могу хвалить всех девушек, в частности.»
ДЭВИД ЖАКОБС: «И не эту конкретную запись.»
Джон: «Нет».
Редактировалось: 3 раза (Последний: 29 октября 2015 в 13:51)
Модератор
Віталій
Медаль
Сообщений: 655
Харьков
1 час назад
""
"Сразу же после эфира ленты с записями этого шоу, по указанию Брайана Эпстайна, менеджера Леннона будет изъяты и увезены им на вертолете из аэропорта Баттерси на Abergavenny".

Не знаю насчет лент с записями, но сам Джон Леннон после участия в этой программе был отправлен вертолетом в Абергавенни, чтобы успеть на выступление Битлз в этом уэльском городе.
""

Что-то мне подсказывает, что между 1 февраля и 22 июня 1963 Битлз должны были дать немало интервью.
Редактировалось: 1 раз (Последний: 29 октября 2015 в 16:55)
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Возможно они улетели вместе. Про это не упоминалось в статье-оригинале. В любом случае спасибо за уточнение. Кстати, возможно я еще вернусь к началу и опубликую некоторые материалы касающиеся более раннего периода: 1961-1962 гг.
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Группа «Битлз» выступает в городском зале «Лизерлэнд» (Litherland Town Hall).
5 января 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в городском зале «Лизерлэнд» (Litherland Town Hall). Первое выступление в рамках договоренностей с Брайеном Келли».
«Это был первый раз, когда Пол Маккартни играл на бас-гитаре в составе «Битлз», так как Стюарт Сатклифф принял решение остаться в Гамбурге с Астрид Киршер [а 31 декабря 1960 состоялось последнее выступление в составе «Битлз» бас-гитариста Чеса Ньюби]».
Джордж: «Когда мы познакомились [с Стю Сатклиффом], и когда он впервые приобрел себе бас, то играть он не умел вовсе. И он выучил несколько аккордов. Иногда было немного затруднительно, когда происходило много изменений. Но он тоже это понимал. Вот почему находясь в группе он был не в своей тарелке, и вот почему он ушел, когда мы закончили выступать в Гамбурге. Он решил вернуться в художественный колледж. Помню, я сказал: «Ну, одному из нас предстоит стать бас-гитаристом». Помню, что я добавил: «Но только не я, я не буду на ней играть». И Джон сказал: «Я тоже не буду на ней играть». На ней [бас-гитаре] стал играть Пол. С этого момента он стал бас-гитаристом (прим. – пока только на время отсутствия Стю)».
Бэрри Майлз: «Среди зрителей в зале находился и Ринго Старр, только что вернувшийся из Гамбурга, где он выступал с группой «Рори Сторм и Ураганы».
Ринго: «Наша группа тоже вернулась в Ливерпуль. Нам пришлось нелегко, мы искали работу, зарабатывали мало. Я по-прежнему играл с Рори, а «Битлз» были сами по себе. Иногда мы выступали в одном и том же зале, поэтому я начал бывать на их концертах. Мне нравилось, как они играют, нравились их песни, их манера держаться, и я понял, что эта группа была лучше нашей».

Группа «Битлз» выступает в зале «Сент-Джонс», Ланкашир (St. John’s Hall, Bootle, Lancashire).
6 января 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Сент-Джонс», Ланкашир (St. John’s Hall, Bootle, Lancashire)».
«В этом зале группа «Битлз» выступала 6 января, 3 февраля и 3 марта 1961, 2 марта и 30 июля 1962. Зал располагался в районе Бутл напротив здания муниципалитета на Ориел-Роуд, Ланкашир (Bootle Town Hall, Oriel Road). В настоящее время разрушен».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute) и зале «Лэтхом» (Lathom Hall).
7 января 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри», (Aintree Institute, Aintree, Liverpool), и зале «Лэтхом», Сифорт (Lathom Hall, Seaforth, Liverpool)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962.
В зале «Лэтхом» группа «Битлз» выступала 14 мая 1960 как «Серебряные Битлз»; 7, 20, 21, 28 и 30 января; 4, 6, 10, 11 и 25 февраля 1961. Здание было построено в 1884 году как кинотеатр и располагалось в ливерпульском районе Сифорт (Seaforth)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джордж: «Мы начали выступать в дансингах. Там всегда собиралось сразу несколько групп, не меньше пяти, мы выходили на сцену вслед за кем-нибудь, отрабатывали свое отделение и приобретали все большую популярность. Нас любили за то, что мы были уже опытными и много чему научились в Германии. Зрители не верили своим глазам. Все группы были похожи друг на друга, как близнецы, а потом появлялись мы, начинали прыгать и топать ногами. Настоящие дикари в кожаных костюмах. Нам понадобилось время, чтобы понять, насколько мы лучше остальных групп. Вскоре мы увидели, что, куда бы мы ни приехали, на наши выступления собирается все больше и больше зрителей. Люди приходили послушать именно нас, а не просто потанцевать. В те дни, когда мы только начинали, приобретая популярность в маленьких клубах, где никто не придавал «Битлз» особого значения, все было здорово. Во множестве старых клубов веселились по-настоящему. А мы стали хорошей, сыгранной группой».
Джон: «Главное, для чего выходят на сцену, - это установить контакт со зрителем. Мы ходили на все фильмы с Элвисом и другими певцами, когда еще жили в Ливерпуле, и все ждали их появления (и я тоже ждал), и, как только кумир появлялся на экране, все поднимали крик. Мы думали: «Отличная работа». Вот потому большинство музыкантов и выходят на сцену. Это хороший стимул для всех исполнителей. В самом начале, когда мы играли в дансингах, туда часто приходили слушательницы, которых теперь назвали бы «фанами» или «группи», и после выступления можно было переспать с кем-нибудь из них. Большинство девушек расходилось по домам со своими приятелями, но небольшая группа оставалась ждать музыкантов или других артистов. Им было все равно, кого ждать, - комика или пожирателя стекла, лишь бы этот человек появлялся на сцене».
Пол: «Мы не просто развлекались, но и выполняли утомительную работу. Мы играли и в таких местах, где в нас швыряли мелкими монетами. Чтобы обезоружить зрителей, мы прекращали играть и собирали эти монеты. Мы думали: «И поделом им, больше не будут бросаться». Наши карманы были полны мелочи».

Пол Маккартни начинает работать в компании «Масси и Коггинс» (Massey and Coggins Ltd).
10 января 1961 г.

Пол: «После нескольких недель безделья отец заявил: «Нет, ты должен найти настоящую работу». Он буквально вытолкал меня из дома: «Не найдешь работу - можешь не возвращаться». Поэтому я пришел в бюро найма и спросил: «Можно ли получить работу? Подыщите мне хоть какую-нибудь. Я готов взяться за первое попавшееся дело».
Майкл Маккартни: «Пока для «Битлз» не наступили великие времена, Пол устроился работать в компанию «Масси и Коггинс» (Massey and Coggins Ltd) намотчиком трансформаторов, что не при¬несло пользы ни ему, ни компании, хотя в дальнейшем он хвастался этой работой».
Пол: «Для начала мне предложили подметать двор «Масси и Коггинса». Я согласился».
Майкл Маккартни: «Пол сначала просто подметал двор, потом пошёл на повышение: ему до¬верили наматывать катушки. Я в это время стоял в очереди за пособием по безработице. Короче, мы были разорившимися неудачниками».
Росс Бенсон: «Из-за его [Пола] длинных волос приятели по работе называли его «Мантовани».
Пол: «На работе я должен был нацепить на себя защитную робу из ослиной кожи, встать над лебедкой и наматывать полторы электрических катушки в день, в то время как другие умудрялись сделать по восемь, а то и по четырнадцать. Но уж зато перерывы были чистым блаженством, нам давали хлеб с джемом, а потом мы с ребятами гоняли в футбол во дворе, сильно смахивавшем на тюремный. Иногда я вспоминаю, как это все тогда происходило — как поначалу я работал дворником, подметал мусор и считал, что так и надо. Но как-то раз парень из бюро обнаружил, что у меня есть документы об образовании, и это возбудило его подозрения — он решил, что наверняка у меня какие-то нелады с полицией. Потом он убедился, что со мной все в порядке, успокоился и предложил работу получше — наматы¬вать катушки. Пообещал, что если я буду стараться, то не пожа¬лею. Вот я и стал мечтать, как постепенно, работая все лучше и лучше, продвигаюсь вверх и становлюсь управляющим. Надо только вкалывать. А пока за то, что я наматывал катушки и варил чай, мне платили 7 фунтов в неделю».
Джим Маккартни: «Насчет Пола я скажу вам вот что. Он всегда был старательным парнем. Но ни одна из этих работ не понравилась ему. Он просто хотел меня ублажить».
Джон: «Масси и Коггинс» располагалась на Споффорт-Роуд. Как таковая, она не была фабрикой, но занималась восстановлением и обслуживанием двигателей, в основном, крупных. Скорее всего Пол ездила на работу на автобусе 86 маршрута до Смитдаун-Роуд, и пешком шел по Вебстер-Роуд, которая выходила на Споффорт-Роуд. Джон Коггинз был одним из владельцев фирмы, которая закрылась в 1982 году. Споффорт-Роуд до сих пор имеет брусчатку викторианской эпохи. «Масси и Коггинс» распологались по левую сторону улицы, напротив радиовышки газовой корпорации».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute) и зале «Лэтхом» (Lathom Hall).
13 января 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool), и зале «Лэтхом», Сифорт (Lathom Hall, Seaforth, Liverpool)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962. В зале «Лэтхом» группа «Битлз» выступала 14 мая 1960 как «Серебряные Битлз»; 7, 20, 21, 28 и 30 января; 4, 6, 10, 11 и 25 февраля 1961. Здание было построено в 1884 году как кинотеатр и располагалось в ливерпульском районе Сифорт (Seaforth)».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute) и зале «Лэтхом» (Lathom Hall).
14 января 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool), и зале «Лэтхом» (Lathom Hall, Seaforth, Liverpool)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962. В зале «Лэтхом» группа «Битлз» выступала 14 мая 1960 как «Серебряные Битлз»; 7, 20, 21, 28 и 30 января; 4, 6, 10, 11 и 25 февраля 1961. Здание было построено в 1884 году как кинотеатр и располагалось в ливерпульском районе Сифорт (Seaforth)».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club).
15 января 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club)».
«В клубе «Касба» группа «Битлз» выступала 29 августа; 5, 12, 19 и 26 сентября; 3 и 10 октября 1959 как «Кворримен», 17 и 31 декабря 1960; 15 и 29 января; 12, 19 и 26 февраля; 5, 12, 19 и 26 марта; 6, 13 и 27 августа; 10 и 24 сентября; 22 октября; 19 и 24 ноября; 3 и 17 декабря 1961; 7, 14, 21 и 28 января; 4, 11, 18 и 25 февраля; 4, 11, 18 и 25 марта; 1, 7 и 8 апреля; и 24 июня 1962».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute) и зале «Лэтхом» (Lathom Hall).
18 января 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool), и зале «Лэтхом» (Lathom Hall, Seaforth, Liverpool)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962. В зале «Лэтхом» группа «Битлз» выступала 14 мая 1960 как «Серебряные Битлз»; 7, 20, 21, 28 и 30 января; 4, 6, 10, 11 и 25 февраля 1961. Здание было построено в 1884 году как кинотеатр и располагалось в ливерпульском районе Сифорт (Seaforth)».

Группа «Битлз» выступает в зале «Александра» (Alexandra Hall).
19 января 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Александра», Кросби (Alexandra Hall, Crosby, Liverpool)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«В этом зале группа «Битлз» выступала только один раз».
Билл Харри: «[После того, как Клифф Робертс сыграл с «Силвер Битс» (Silver Beats) за барабанами 14 мая 1960 года] Они исчезли из его [Клиффа Робертса] поля зрения, и он не видел их восемь месяцев, пока они не появились в зале «Александрия» 19 января 1961 года». Клифф Робертс: «Они были одеты в черную кожу, у них были совершенно новые инструменты и играли они блестяще».

Группа «Битлз» выступает в зале «Лэтхом» (Lathom Hall) / Стю Сатклифф вылетает в Ливерпуль.
20 января 1961 г

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Лэтхом» (Lathom Hall, Seaforth, Liverpool)». «В зале «Лэтхом» группа «Битлз» выступала 14 мая 1960 как «Серебряные Битлз»; 7, 20, 21, 28 и 30 января; 4, 6, 10, 11 и 25 февраля 1961. Здание было построено в 1884 году как кинотеатр и располагалось в ливерпульском районе Сифорт (Seaforth)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«Стю Сатклифф знал, что он не сможет оставаться в Гамбурге неопределенный срок после того, как его товарищи были выдворены из Германии, и в этот день вылетел в Ливерпуль».
Хантер Дэвис: «В конце концов, Стю тоже объявили, что он должен покинуть Германию. Единственным, кто достойно вернулся домой, оказался Стю. Он прилетел в Ливерпуль на самолете. У Стю болело горло. Астрид не хотелось, чтобы он окончательно разболелся, путешествуя сначала по суше, а потом по морю, и поэтому она купила ему билет на самолет». Полина Сатклифф: «Стюарт вернулся в Ливерпуль, это было где-то в середине января (прим. – судя по воспоминаниям Полины Сатклифф, с остальными участниками группы «Битлз» Стю Сатклифф встретится только 9 февраля или около того)».

Группа «Битлз» выступает в зале «Лэтхом» (Lathom Hall) и в институте «Эйнтри» (Aintree Institute).
21 января 1961 г.

Чезз Эвери: «В этот день Пол Маккартни внес последний денежный взнос за гитару «Розетти Солид 7», [приобретенную в кредит еще до поездки в Германию]».
Энди Бабюк: «Согласно квитанции из магазина «Хесси» на покупку в рассрочку Полом Маккартни гитары «Розетти Солид 7», 21 января он произвел последнюю выплату».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Лэтхом» (Lathom Hall, Seaforth, Liverpool) и в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool)» Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «В этот день группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Liverpool)».
«В зале «Лэтхом» группа «Битлз» выступала 14 мая 1960 как «Серебряные Битлз»; 7, 20, 21, 28 и 30 января; 4, 6, 10, 11 и 25 февраля 1961. Здание было построено в 1884 году как кинотеатр и располагалось в ливерпульском районе Сифорт (Seaforth). В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962».

Группа «Битлз» выступает в зале «Хэмблтон» (Hambleton Hall, Liverpool).
25 января 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Хэмблтон» (Hambleton Hall, Liverpool). Также выступали группы «Дерри и Сеньоры» (Derry & the Seniors) и «Фейрон и Бушующие торнадо» (Faron & the Tempest Tornadoes)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«В зале «Хэмблтон» группа «Битлз» выступала 25 января; 1, 8, 15 и 22 февраля; 8 и 20 марта; 20 августа; 3 и 17 сентября; 15 и 29 октября; 12 и 26 ноября; 10 декабря 1961; и 13 января 1962».

Группа «Битлз» выступает в зале «Лизерленд» (Litherland Town Hall, Liverpool).
26 января 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале муниципалитета «Лизерленд» (Litherland Town Hall, Liverpool)».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute).
27 января 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool)».
«В этом зале группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962».

Группа «Битлз» выступает в зале «Лэтхом» (Lathom Hall) и в институте «Эйнтри» (Aintree Institute).
28 января 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Лэтхом» (Lathom Hall, Seaforth, Liverpool) и в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool)»
«В зале «Лэтхом» группа «Битлз» выступала 14 мая 1960 как «Серебряные Битлз»; 7, 20, 21, 28 и 30 января; 4, 6, 10, 11 и 25 февраля 1961. Здание было построено в 1884 году как кинотеатр и располагалось в ливерпульском районе Сифорт (Seaforth). В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club).
29 января 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«В клубе «Касба» группа «Битлз» выступала 29 августа; 5, 12, 19 и 26 сентября; 3 и 10 октября 1959 как «Кворримен», 17 и 31 декабря 1960; 15 и 29 января; 12, 19 и 26 февраля; 5, 12, 19 и 26 марта; 6, 13 и 27 августа; 10 и 24 сентября; 22 октября; 19 и 24 ноября; 3 и 17 декабря 1961; 7, 14, 21 и 28 января; 4, 11, 18 и 25 февраля; 4, 11, 18 и 25 марта; 1, 7 и 8 апреля; и 24 июня 1962».

Группа «Битлз» выступает в зале «Лэтхом» (Lathom Hall).
30 января 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Лэтхом» (Lathom Hall, Seaforth, Liverpool)».
«В зале «Лэтхом» группа «Битлз» выступала 14 мая 1960 как «Серебряные Битлз»; 7, 20, 21, 28 и 30 января; 4, 6, 10, 11 и 25 февраля 1961. Здание было построено в 1884 году как кинотеатр и располагалось в ливерпульском районе Сифорт (Seaforth)». (условная дата)

Полина Сатклифф: «Брат всегда волновался за меня, и ему не хотелось тащить меня с собой, усаживать рядом со сценой на заледеневшую батарею – я совсем невысокого роста, так что это хоть как-то позволяло ему приглядывать за мною. Порой он поворачивался к залу спиной, скорее, чтобы скрыть свою не слишком умелую игру на гитаре, чем показать свою крутизну. Однажды я покинула свой насест, когда один из громил «тедди» пригласил меня на танец. Он был мил и совершенно безобиден, никаких там цепей и кастетов. Когда Стюарт обернулся и не нашел меня на обычном месте, он запаниковал, но следующее, что он увидел - как «тедди» провожает меня к моему месту, мило благодарит и усаживает обратно на батарею. Я помахала Стюарту, и он немного расслабился. Для меня те времена казались вполне невинными. После выступлений Стюарт отводил меня домой, а потом шел прогуляться с Джоном и остальными. Я была слишком юна, и, помимо всего прочего, была его младшей сестрой, так что не могла быть свидетелем их прогулок. Но я могла присутствовать на концерте и потом рассказывать матери все их секреты – о том, например, что они были не только популярны, но могли сыграть и спеть песню от начала и до конца; для всей семьи это казалось большим достижением. И, похоже, это несколько утешило маму Милли. Она с опасением относилась к дружбе Стюарта и Джона, хотя находила последнего милым и довольно обаятельным. И все же ее всепоглощающим чувством был страх. Интуитивно она чувствовала, что что-то здесь не так, само чувство было необъяснимым как для нее, так и для всех нас. Моя мать была достаточно умна и опытна, чтобы заметить перемены, но это было своего рода предвидение, от которого бежали мурашки. Откуда оно пришло? Почему она боялась того, что Стюарт станет рокером?».
Синтия: «Я была с Джоном почти на всех их «гигах» и «чесах». Иногда он тоже шёл туда со страхом, потому что сара¬фанное радио донесло до него, что местные «тэды» собираются устро¬ить ему «облом». Их «Джуди» (подружки) стали обращать на Битлов слишком много внимания, и «тэдам» это было не по нутру. Особенно опасными точками были Батл, Лизерлендская ратуша и Гарстон. Местные «крутые ребята» ждали удобного момента, чтобы «всадить носок» в Леннона, Маккартни, Харрисона и Сатклиффа. В таких случаях «гиг» не доставлял ребятам никакой радости. Их не покидало напряжение, граничившее с паникой. Хуже всего приходилось мне, как единствен¬ной тогда женщине в битловском окружении. Фанатичные поклонницы Джона Леннона принимали меня очень не ласково. Я разрушала их мечты и фантазии. В те дни самым опасным для меня местом был дам¬ский туалет. Входя туда, я всякий раз на полном серьёзе думала, что мне не выйти оттуда целой и невредимой, или, ещё хуже, что жи¬вой мне вообще не выбраться. Поэтому я старалась держаться как можно более неприметно и держать рот на замке. Я дружелюбно улыбалась, а если надо было обязательно что-то говорить, пускала в ход по возможности идеальный ливерпульский акцент - чтобы они, не дай бог, не подумали, что я изображаю жз себя важную леди. Я очень боялась какой-нибудь провокации. Мне, конечно, было далеко до этиx девиц. Они могли убить меня одним взглядом. Охваченная будоражащим возбуждением «живых» выступлений, я стала постепенно погружаться в совершенно необычный новый стиль жизни».
Алан Уильямс: «Это была эра Билла Хейли и «Комет», «Рок круглые сутки» и «Джунглей школьных досок». Рок-н-ролл стал синонимом насилия, в полном соответствии с утверждениями «учёных мужей». Я уверен, что рок-н-ролл и в самом деле порождал скандалы и бунты. Музыка собирала воедино склонных к насилию молодых людей и провоцировала беспорядки на сексуальной почве. Атмосфера в этих крохотных, находившихся в муниципальной собственности танцзалах, разбросанных по всему Мерсисайду, в особенности, там, где играли ансамбли, дышала вульгарным сексом и дикими всплесками эмоций. Музыка служила катализатором. Бац! По малейшему поводу вспыхивали драки, лилась кровь, начинались избиения ногами, выбивание глаз и поножовщина. Объектами подобных атак часто становились сами музыканты. Местные подростки, глядя, как их подружки весь вечер вешались на шею музыкантам, спешно вооружались и залегали в засаде. Самым опасным для ребят был момент, когда они уходили со сцены и направлялись к своим автомобилям. Многим из них приходилось осваивать приёмы арьергардного боя, пробивая себе дорогу к фургону, чтобы затем, на визжащих шинах, мгновенно сорваться с места. Девчонкам музыканты представлялись парнями из другого мира, более обаятельными, возбуждающими, экзотичными и сексуально гораздо более привлекательными. Очень часто девчонки самого раннего подросткового возраста запрыгивали в фургоны, чтобы предаться сексуальным утехам с музыкантами перед тем, как последние возвращались в город. Они жаждали секса немедленно, и неважно, с одним ли из членов группы или со всем ансамблем сразу. В фургонах просто расцветала «групповуха». Времена были действительно жестокие. Взять, хотя бы, Гарстонские Бани, известные всей округе как «Кровавые Бани». Гарстон – жестокий район, и от того, что там творилось на танцах, волосы порой вставали дыбом. Полиция и близко не подходила к этому месту. Они держались мнения, что все эти беспорядки носят эндемичный характер. Едва удерживаясь от того, чтобы не разнести этот танцзал к чёртовой матери, они были убеждены, что лучшей политикой служило полное невмешательство. Следовало предоставить этих «ублюдков» самим себе, и тогда они, может быть, поубивают друг друга. В Гарстонские Бани на работу принимались целые взводы вышибал, которые пытались создать хотя бы видимость порядка. Они носили толстые чёрные кожаные перчатки и тяжёлые деревянные дубинки. Подростки, приходящие в «Кровавые Бани», никогда не были для них «уважаемыми клиентами». Они были врагами. Танцы в Гарстонских Банях представляли собой некий «кровавый спорт». Любой посторонний посетитель, зашедший «на огонёк», чтобы слегка развлечься, очень скоро ощущал себя «звездой» вечера, лёжа на носилках в карете скорой помощи и пытаясь сообразить, что же именно его ударило. Чем безжалостнее была драка, тем больше это нравилось местной шпане. Шайки были прекрасно организованы. Там были свои «генералы», «лейтенанты» и простые «солдаты». На танцы они приходили тактически подготовленными, экипированные словно «коммандос» или «зелёные береты» для рейда по вражеским тылам. Сначала была драка, потом танцы. Если вышибалы не пускали внутрь какую-либо шайку, стремясь предотвратить возможные беспорядки, где-нибудь на пустыре или в одном из заброшенных зданий немедленно собирался «военный совет» с членами дружественной группировки, где в подробностях отрабатывались детали предстоящей «операции». Я был свидетелем одной из таких «военных операций». Для членов банды под названием «Тигры» вход в зал был временно закрыт после того, как один из их «солдат» запустил урной в окно в порыве подросткового энтузиазма. Другая банда, которую называли «Танками» из-за того, что они сражались сплочённой фалангой, взяла на себя задачу помочь отвергнутым «Тиграм» проникнуть в зал. Самих «Тигров» совершенно не интересовали ни сами танцы, ни даже возможность потрепаться с девчонками. Они просто хотели войти. Потому что их не пускали. Первыми явились «Танки», купили билеты, вошли внутрь и даже сделали несколько па со своими подружками. Вышибалы слегка расслабились, не забывая, однако, о предстоящем сражении с «Тиграми», которые обязательно должны были попытаться проникнуть в зал. «Тигры» нагрянули в полном вооружении: велосипедные цепи, дубинки, ножи, опасные бритвы, ботинки с металлическими носками. Они даже не попытались «проникнуть». Они просто ринулись в атаку, вопя, как краснокожие индейцы. Первую волну нападавших вышибалы отразили. Их ряды слегка дрогнули, но держались они храбро. В этот момент с тыла на них двинулись «Танки». Девчонки с визгом разбегались с их пути. «Танки» обрушились на вышибал. Последние, видя, что их предали, что враг не только перед ними, но и сзади, героически развернулись лицом к новой угрозе. Это была тотальная, кровавая война. Я смотрел на всё это из дверей гардеробной, как можно ниже пригнув свою ливерпульско-валлийскую башку, чтобы стать ещё незаметнее. Учтите, этим ребятишкам было не больше 14-16 лет, но они были твёрже самого твёрдого корабельного дерева. Вышибалы, атакованные со всех сторон, бросились на них со своими дубинками. Подростки достали своё оружие, и полилась кровь. У меня до сих пор звучит в ушах хруст кожи о кость от удара ботинком. Тошнотворное шлёпанье дубинок, проламывающих черепа. Перед глазами до сих пор стоят яркие брызги разлетающихся кровавых сгустков. Я заметил одного паренька, от горшка два вершка, идущего на вышибалу с ножом в руке. Вышибала взмахнул дубинкой, и паренёк рухнул на пол – его лицо превратилось в кровавое месиво. Переносица была раздроблена. Он лежал и визжал, дёргаясь во все стороны. Вперёд вылетели два парня, подхватили сражённого товарища и поволокли его из водоворота схватки в безопасное место. В этот вечер «Тигры» и «Танки» потерпели поражение. Вышибалы обратили их в бегство, хотя и их ряды несколько поредели. «Чёрт побери!» – выругался один из вышибал. – «Это же не дети, это какие-то твари, мать их…! Что же, чёрт возьми, из них получится, когда они вырастут?!». В самом деле. Если они, конечно, будут достаточно удачливыми, чтобы дожить хотя бы до совершеннолетия. Я вышел из танцзала и пошёл по тротуару. Впереди под фонарём стояла небольшая группа подростков. Похоже, они были из тех, кто принимал участие в сегодняшнем побоище. Я перешёл на другую сторону дороги и направился к своему запаркованному автомобилю. Только я вставил ключ в дверку, как услышал голос одного из ребят. Беда. Надо быстрее убираться отсюда. Запрыгнуть в кабину и делать ноги. По какой-то непонятной причине я решил не удирать. Я обернулся. Один из парней смотрел на меня с другой стороны улицы. «Мистер, вы не могли бы подойти и посмотреть?». «На что?» – вырвалось у меня. Я не желал ни во что не ввязываться. Естественная реакция любого городского жителя. Ничего не вижу, ничего не слышу. Я перешёл мостовую. Под фонарём на асфальте лежал совсем юный паренёк лет четырнадцати. У него были длинные светлые волосы и ангельские черты лица. Свет падал на его нежную тонкую кожу. «Что с ним?». «Мы не знаем», — сказал парень, который заговорил со мной. – «А вы как думаете, мистер?». «Он очень плох. К тому же, без сознания. Вам лучше отвезти его в больницу». «Нет», — покачал головой вожак. – «Фараоны только этого и ждут, чтобы узнать наши имена». Я опустился на колени и осторожно повернул голову паренька. На затылке пальцы наткнулись на что-то тёплое и липкое. Осмотрев его, я обнаружил глубокую рану у основания черепа. «Давайте отнесём его в мою машину. Я отвезу его в больницу. Он серьёзно ранен». «Я уже сказал вам, мистер, мы и близко не подходим к больницам», — нахмурился вожак. «Тогда я ничем не могу помочь». Дело оборачивалось скверно. «Я не имею медицинской подготовки. Мальчику нужен врач. Он может умереть. Вы не знаете, что именно у него повреждено. Может быть, сотрясение мозга. Никогда нельзя сказать точно при такой травме». «Хорошо, мистер, если вы ничем не можете помочь, идите своей дорогой. Спасибо. О’кей?». Я не хотел оставлять паренька, но что я мог сделать? Вожак стаи предложил мне удалиться. Если я буду настаивать, то вполне возможно, утром на этом месте найдут моё тело, а не этого парнишки. «Ладно. Желаю удачи», - сказал я. Я вернулся к машине и завёл мотор. Они внимательно наблюдали за мной. Я отъехал и сделал круг по кварталу, чтобы посмотреть, что они будут делать со своим раненным приятелем. Они потащили тело туда, где был вход в одно из заброшенных зданий. Они несли его по улице, словно похоронная процессия. На следующий день я просмотрел все местные газеты в надежде найти хоть какую-то информацию о вчерашней драке или, хотя бы, сообщение о чьей-либо смерти в больнице. О смерти подростка лет четырнадцати. Ничего. Ни единого слова. Всё-таки, они были странные и ненормальные, эти ребята. В них даже было что-то от классических героев древности. Шпана, не более того. Но у них свой кодекс чести. Правда, очень жестокий кодекс».
Редактировалось: 2 раза (Последний: 30 октября 2015 в 08:30)
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Группа «Битлз» выступает в зале «Хэмблтон» (Hambleton Hall).
1 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Хэмблтон» (Hambleton Hall, Huyton, Liverpool)».
«В зале «Хэмблтон» группа «Битлз» выступала 25 января; 1, 8, 15 и 22 февраля; 8 и 20 марта; 20 августа; 3 и 17 сентября; 15 и 29 октября; 12 и 26 ноября; 10 декабря 1961; и 13 января 1962. Зал располагался в восточной части Ливерпуля на Сент-Дэвид Роуд (St David’s Road in Page Moss, Huyton)».
Джордж: «В клубах Ливерпуля часто вспыхивали драки - это было уже после Гамбурга, когда мы начали разъезжать по дансингам».
Пол: «Хэмблтон-Холл пользовался дурной славой из-за драк. Во время одного выступления, как только мы заиграли «Хали-Гали» (Hully Gully), слушатели направили друг на друга огнетушители. К концу песни все вымокли до нитки, пролилось немало крови».

Группа «Битлз» выступает в зале «Лизерлэнд» (Litherland Town Hall).
2 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в городском зале «Лизерлэнд» (Litherland Town Hall, Liverpool)».

Группа «Битлз» выступает в зале «Свтятого Джона» (St. John’s Hall).
3 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Свтятого Джона» (St. John’s Hall, Bootle)».
«В этом зале группа «Битлз» выступала 6 января, 3 февраля и 3 марта 1961, 2 марта и 30 июля 1962. Зал располагался в районе Бутл напротив здания муниципалитета на Ориел-Роуд, Ланкашир (Bootle Town Hall, Oriel Road). В настоящее время разрушен. Это было второе [после 6 января] выступление в зале «Сент-Джонс», организованное местным подростком Дейвом Форшоу (Dave Forshaw)».

Группа «Битлз» выступает в зале «Лэтхом» (Lathom Hall).
4 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Лэтхом» (Lathom Hall, Seaforth, Liverpool)».
«В зале «Лэтхом» группа «Битлз» выступала 14 мая 1960 как «Серебряные Битлз»; 7, 20, 21, 28 и 30 января; 4, 6, 10, 11 и 25 февраля 1961. Здание было построено в 1884 году как кинотеатр и располагалось в ливерпульском районе Сифорт (Seaforth)».

Группа «Битлз» выступает в зале «Блэйр» (Blair Hall).
5 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Блэйр» (Blair Hall, Walton, Liverpool)».
«Это выступление организовала «Пик Промоушн» (Peak Promotions). Зал «Блэйр» располагался на втором этаже кооператива на Уолтон-Роуд. В подвале этого здания размещались мебельный магазин и аптека, на цокольном этаже продавались продукты и мягкая мебель, на первом этаже находились офисы кооператива и банковских служб. Вход в зал «Блэйр» располагался со стороны здания на Кристофер-Стрит. Впоследствии это здание было снесено, и на его месте был построен супермаркет. В зале «Блэйр» группа «Битлз» выступала 5 февраля, 16, 23, 29 и 30 июля 1961».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Ежедневник Пита Беста, озаглавленный «Дневник Уолтон на холме» (The Walton on the Hill Diary) в голубой пластиковой обложке, с записями выступлений «Битлз» в 1961 году, с указанием времени и оплаты. Первое упоминание клуба «Пещеры» от 9 февраля с оплатой в 5 фунтов-стерлингов, которая к июлю поднимется до 15 фунтов-стерлингов.

Группа «Битлз» выступает в зале «Лэтхом» (Lathom Hall).
6 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Лэтхом» (Lathom Hall, Seaforth, Liverpool)».
«В зале «Лэтхом» группа «Битлз» выступала 14 мая 1960 как «Серебряные Битлз»; 7, 20, 21, 28 и 30 января; 4, 6, 10, 11 и 25 февраля 1961. Здание было построено в 1884 году как кинотеатр и располагалось в ливерпульском районе Сифорт (Seaforth)».

Группа «Битлз» выступает в клубе гражданских служащих (Merseyside Civil Service Club).
7 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе управления гражданских служащих Мерсисайда (Merseyside Civil Service Club, Liverpool)».
«Это было первое выступление «Битлз» в этом клубе, располагавшемся на ливерпульской Лауер Кастл-Стрит (Lower Castle Street, Liverpool). Клуб размещался в подвальном помещении здания, расположенного в центре города. Как правило, он был открыт только для его членов, но по разрешению за три шиллинга клуб могли посетить и гости. В клубе управления гражданских служащих Мерсисайда группа «Битлз» выступала 7 февраля; 7, 14, 21 и 28 ноября 1961».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute) и зале «Хамблтон» (Hambleton Hall).
8 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool), и зале «Хамблтон» (Hambleton Hall, Huyton, Liverpool)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«В этом зале («Эйнтри») группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962. В зале «Хэмблтон» группа «Битлз» выступала 25 января; 1, 8, 15 и 22 февраля; 8 и 20 марта; 20 августа; 3 и 17 сентября; 15 и 29 октября; 12 и 26 ноября; 10 декабря 1961; и 13 января 1962. Зал располагался в восточной части Ливерпуля на Сент-Дэвид Роуд (St David’s Road in Page Moss, Huyton)».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера».
9 февраля 1961 г.

Полина Сатклифф: «Когда Стюарт вернулся в Ливерпуль, это было где-то в середине января, «Битлз» выступали практически ежедневно, давая подчас по два выступления за вечер. Джон очень обрадовался, встретившись с Стю. Радость была взаимной. Дома они проговорили несколько часов, и казалось, их нельзя было оторвать друг от друга. Стюарт выпытывал все последние ливерпульские новости, Джон интересовался Репербаном и его «девочками». Они обещали взять меня с собой в «Пещеру», но я все сидела и ждала их, а они все говорили и говорили. Наконец, уже под вечер они, вышли неразлучные, подобно сиамские близнецы. Мы все вместе направились в «Пещеру». Когда мы добрались до нее, то встретили там Пола и Джорджа. Они не были настроены слишком дружелюбно по отношению к Стю, и даже Джордж, написавший не так давно Стюарту слезное письмо, был прохладен. Пол, который теперь играл на бас-гитаре, и Джордж не хотели больше никаких перемен. Пол с Джорджем не были осчастливлены возвращением Стю. Они постоянно критиковали его игру, и не без оснований. Но Джон был непреклонен по отношению к Стю: либо с ним, либо никак. Вопрос был снят и Стю снова стал членом группы. В феврале 1961 г. он выступил с ребятами в «Пещере». Главное, почему вернулся Стю, было не возвращение в группу, а предстоящее собеседование в художественной школе, которое должно было состояться 23 февраля. Он эмоционально рассказывал мне о работах друзей Астрид, учившихся в Гамбургской школе искусств. Стю хотел сдержать слово, данное им матери, что он вернется к занятиям в сентябре. После его возвращения мы часто разговаривали со Стю. Со мной, младшей сестрой, он всегда был приветлив. Он часто рассказывал мне об Астрид. Еще до того, как мы встретились с ней, она прислала нам свои фотографии и я видела, что она была необычайно красива». Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера». Это было первое выступление группы в этом клубе под названием «Битлз».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Энди Бабюк: «До этого первая группа Джона Леннона «Кворримен» выступала в джазовом клубе «Пещера» 7 августа 1957». Росс Бенсон: «Именно Мона Бест устроила «Битлз» первый ангажемент в клубе «Пещера». Помогал ей в этом Боб Вулер. Мона попросила Вулера, а тот в свою очередь уговорил владельца клуба Рея Макфолла взять «Битлз» на работу».
Филипп Норман: «Вулер убедил Макфолла пригласить «Битлз». Падди Делани, швейцар клуба, вспоминает, какое особое вы¬ражение было в голосе Вулера, когда он, подняв вверх указа-тельный палец, говорил, что Макфолл получит, по крайней мере, шестьдесят дополнительных посетителей».
Рэй Макфолл (владелец клуба): «Боб Вулер рассказал мне о «Битлз», и ранее я узнал о «Битлз», когда мать Пита Беста позвонила мне, и сказала: «Мой сын в замечательной группе, они очень хороши, так почему бы вам не ангажировать их?». Я ответил: «Я дам вам знать». Когда дело дошло до бит-музыки, то для выбора групп я полагался на Боба, который был экспертом. Он сказал мне, что «Битлз» вернулись из Гамбурга, и что он видел их в городском зале «Лизерленд». Он сказал: «Ты должен их взять». Брайен Келли, который заправлял городским залом «Лизерленд», ангажировал их на все свои шоу, которые были по средам».

Из интервью Спенсера Лея (Spencer Leigh) с Пэдди Дилэни (Paddy Delaney):
Пэдди Дилэни: Причина того, что «Битлз» появились в «Пещере», заключалась в первую очередь в том, что традиционный джаз шел на убыль, и люди вместо «Пещеры» шли в «Мэрди Грэс». Боб Вулер предложил Рэю Макфоллу пригласть некоторые из групп, а Рэй был поклонником джаза. Боб сказал, что у некоторых групп есть от 40 до 50 последователей, поклонников, что, так или иначе, являлось гарантией. В начале 1961 у «Битлз» было человек 60 тех, кто неизменно следовали за ними. Они были ярыми поклонниками, и это было хорошее начало.
Нил Аспинал: «В то время они много выступали в Ливерпуле и его окрестностях. Группам было где играть — в дансингах, ратушах, таких клубах, как «Пещера», «Железная дверь», «Голубой ангел», но все они были преимущественно джазовыми. Туда «Битлз» не звали. Приходилось пробивать себе дорогу. В клубе «Пещера» играли музыку Кении Полла и Акера Билка. Рок-н-ролльным группам разрешали выступать в перерывах и перед началом концерта основной, джазовой группы».
Джон: «Джаз ни к чему не ведет, ничего собой не представляет, он всегда одинаков, а джазисты только тем и занимаются, что пьют пиво без меры. Мы ненавидели джаз, потому что нам не разрешали играть в джаз-клубах».
Хантер Дэвис: «В течение долгого времени клуб «Пещера» был главным му¬зыкальным клубом в центре Ливерпуля, однако выступали там, в основном джазовые музыканты. Даже когда летом 1961 года вышла статья Боба Вулера, на другой странице той же самой газеты «Пещера» рекламировался как джазовый клуб, хотя в нем уже преобладала бит-музыка и вовсю выступали «Битлз».
Энди Бабюк: «9 февраля 1961 года «Битлз» впервые выступили в клубе «Пещера», играя для постоянной группы клуба «Блу Джинес» (Blue Genes), позднее переименованную в «Свингующие Блу Джинес» (The Swinging Blue Genes)».
Филипп Норман: «[Владелец клуба] Рэй Макфолл, хотя и был фанатиком джаза, был осведом¬лен о растущей популярности рок-н-ролла. Короткое без¬умие вокруг «традиционного» [джаза] окончательно прошло, а «модерн» привле¬кал только умное, интеллектуальное меньшинство. Поэтому Макфолл решил впустить «популярное» в цитадель Джаза, но посте¬пенно, чтобы не разъярить постоянных клиентов. Его первая регулярная группа «Блу Джинес» выступала в клубе, играя и рок, и джаз на банджо и контрабасе. Вечера с «Блу Джинес» стали первой брешью в твердыне джаза».
Лес Брейд (Les Braid, бас-гитарист группы «Блу Джинес»): «Мы выступали там с 1958 года как скиффл-группа. Обычно «Битлз» играла по всему Ливерпулю, и, конечно, они играли в Гамбурге, но впервые они сыграли в «Пещере» на нашем гостевом вечере, которые, по-моему, проходили по вторникам. Мы приглашали все эти группы: «Джерри и Лидеры» (Gerry & The Pacemakers), «Искатели» (The Searchers), Билли Дж. Крэмер (Billy J. Kramer), а также и «Битлз». Они стали весьма популярными и, в конце концов, получили свое собственное выступление по средам. Но в то время они были еще сырыми. Как и многие другие группы обычно мы репетировали как сумасшедшие, и никак не могли понять, как такая неотесанная группа может пользоваться такой популярностью. Мы считали, что нужно репетировать и стремиться к совершенству, чтобы стать популярными, но видимо это не так».
Филипп Норман: «Макфолл заметил, как много молодых клерков в центре Ли¬верпуля проводят свой обеденный перерыв, бродя по музыкаль¬ным магазинам. Внезапно ему пришло в голову, что днем в «Пещере» можно устраивать такие же танцы, как и вечером. Он начал устраивать «обеденные выступления», на которых играли джаз-бэнды и бит-группа «Метрономы». Солист группы Томми Лав, работал в городском страховом агентстве. «Дерри и Сениоры» тоже стали играть в обеденное время после возвращения из Гамбурга».
Альберт Голдман: «В начале шестидесятых здесь, перед входом в «Пещеру» ежедневно к полудню выстраивалась очередь из молодежи. Прямо перед ними возвышался массивный силуэт бывшего ирландского гвардейца Пэдди Делани, работавшего прежде вышибалой в «Локарно Болрум».
Филипп Норман: «Делани — огромный добродушный ирландец — раньше слу¬жил в гвардии и полиции. В 1959 году, чтобы сделать одолже¬ние своему шурину, он согласился постоять один вечер у входа в «Пещеру». «Я думал, что это приличное место и оделся с шиком. В те дни у меня было три костюма. Я надел один из них вместе с нейлоновой рубашкой, галстуком-бабочкой и бриллиантовыми запонками». Я три раза прошел взад и вперед по Мэттью-Стрит, прежде чем обнаружил «Пещеру».
Альберт Голдман: «Когда он пропускал посетителей, они протискива¬лись в узкий коридор и спускались, будто крабы, на восем¬надцать ступеней вниз по винтовой лестнице, ведущей в подвальное помещение». Бэрри Майлз: «Джордж пришел в сних джинсах, которые в клубе были запрещены». Рэй Макфолл: «Мне не нравились те, кто носили джинсы. Они были запрещены в «Пещере». Наши швейцары останавливали любого, кто был одет в джинсы. Я полагал, что если люди одеты в приличную, опрятную одежду, то и вести себя будут, скорее всего, так, чтобы не испачкать или испортить одежду».
Бэрри Майлз: «К счастью, Джордж сумел убедить швейцара Пэдди Делани, что он был из состава выступающего коллектива».
Из интервью Спенсера Лея (Spencer Leigh) с Пэдди Дилэни (Paddy Delaney): Спенсер Лей: Впервые вы увидели «Битлз», когда они играли в «Пещере» в начале 1961 года.
Пэдди Дилэни: Я увидел длинноволосого Джорджа Харрисона, идущего по Мэттью-Стрит. Он вошел в дверь и сказал, что он с «Битлз». Я подумал: «О, боже, они все такие?». Потом пришли Джон с Полом, на них были кожаные куртки и джинсы, а прически были не лучше. Я пропустил их вовнутрь. Примерно минут через пятнадцать подъехало такси и высадило Пита Беста, которого невозможно было разглядеть среди барабанов, громкоговорителей и проводов. Для динамиков у них была древесностружечная плита, частично окрашенная в синий цвет, а в остальном неокрашенная. Они оставили его стаскать вниз это оборудование, и, вскоре после этого, в автомобиле приехал Нил, их дорожный менеджер. В тот день они купили автофургон с вихляющим колесом – должно быть они купили его очень дешево. Пит туда-сюда по ступенькам таскал оборудование.
Хантер Дэвис: «Нил Аспинал, Друг Пита, по-прежнему живший в доме Бестов, купил за 40 фунтов старый автобус и начал возить в нем группу по всему Мерсисайду. За каждую поездку он получал с ребят 1 фунт».
Энди Бабюк: «Другой проблемой [кроме отсутствия в группе бас-гитариста] для «Битлз» была задача найти подходящего перевозчика. При том количестве выступлений, какие у них были, стало трудно перемещать свое оборудование по всему городу. Поэтому для транспортировки своего оборудования на различные концертные площадки они наняли Нила Аспинала, друга Пита Беста. Также он иногда работал на клуб «Касба». Аспинал купил за 80 фунтов-стерлингов небольшой старый автофургон «Коммер» (Commer van) и стал их водителем и дорожным менеджером».
Нил Аспинал: «По-моему, это был Пит Бест. Он предложил, чтобы я возил их за фунт за концерт. По 5 шиллингов с каждого».
Пит Бест: «Нил учился на бухгалтера. У него не было денег, а нам был нужен водитель. Я спросил, не хотел бы он возить «Битлз», и он ответил, что да».
Нил Аспинал: «Когда «Битлз» вернулись из Гамбурга, выяснилось, что им необходим транспорт, чтобы добираться до клуба «Пещера» и возвращаться обратно. Одно время они ездили в клуб на такси, и все деньги, которые они зарабатывали, доставались таксистам. У меня был фургон, я нуждался в деньгах, поэтому Пит (я дружил с ним и одно время жил у него дома) сказал остальным, что я мог бы возить их. Мне причитался один фунт в день, что было неплохо: в неделю я зарабатывал семь фунтов, гораздо больше, чем когда работал бухгалтером-стажером, - в то время мне платили всего два с половиной фунта».
Джордж: «Нил работал бухгалтером, у него был маленький фургон, поэтому, когда нам понадобились машина и водитель, нам вдруг подумалось, что Нил не откажется подработать и согласится возить пас за пять шиллингов за поездку. Мы сложили всю аппаратуру в фургон, он отвез нас на концерт и с тех пор возил нас всегда. Так он стал нашим администратором». Хантер Дэвис: «В феврале Нил стал дорожным администратором «Битлз», хотя терпеть не мог, когда его так называли. Его обя¬занности состояли в том, чтобы забирать Пита и всю технику из «Касба» и отвозить их на место концерта».
Нил Аспинал: «Я отвозил ребят в клуб, ехал домой, выполнял задания, по заочному курсу, а позднее заезжал за ними - так все и пошло. Вскоре я окончательно потерял интерес к бухгалтерии, бросил учебу и стал постоянно работать с группой. Это было здорово, так начиналась эпоха рок-н-poлла в Ливерпуле, и это будоражило меня».
Бэрри Майлз: «Выступление состоялось днем, в обеденное время».
Пол: «Мы начали выступать в клубе «Пещера». Там было душно, сыро, темно, шумно и весело. Как обычно, поначалу слушателей собиралось мало, но потом люди узнали о нас. Мы умели развлечь их. Позднее это умение стало нашим козырем, когда мы играли вживую или делали записи, — мы были неистощимы на выдумки».
Джон: «Во времена клуба «Пещера» мы вели себя как нам вздумается, ломали комедию, валяли дурака, спрыгивали в зал - в общем, вытворяли что хотели».
Кейт Хартли (барабанщик): «Проходило довольно много времени, прежде чем они [«Битлз»] начинали играть какую-нибудь вещь, на сцене они только и делали, что дурачились».
Группа «Свингующие Блу Джинес»: «Слишком громко, хотя в них что-то есть».
Хе¬лена Джойс: «Они больше нравились, когда гоняли ста¬рые номера «Братьев Эверли».
Тони Мэнсфилд (ударник группы «Билли Крамер и Дакоты»): «Я впервые увидел «Битлз» на дневном концерте в клубе «Пещера». Но тогда с ними был не Риччи, а Пит Бест. Мы раньше слышали о «Битлз», потому что выступали в клубе «Новенс». Я помню комментарий, который мы все тогда сделали: «Смотрите, какая у него допотопная ударная установка! А какая смешная гитара!». Мы всегда брали пример с группы «Клифф Ричард и Тени». Они всегда выступали в костюмах и были чисто выбриты».
Вик Хьюз (ударник группы «Блэквеллс»): «В «Пещере» можно было показать себя и вдоволь поиграть. В клуб частенько приходили антрепренеры, он был витриной Ливер¬пуля. «Битлз» понимали свое превосходство, так как действительно были хороши. Леннон был простым, доступным парнем даже на пути к вершине сла¬вы. Маккартни же понимал, что талантлив, и знал, че¬го стоит. Пол был суперзвездой еще до того, как стал ею».
Боб Вулер: «Пит Бест весьма отличался от остальных, и Пол тоже. Он всегда воображал себя лидером, хотя, несомненно, таковым являлся Джон, потому что «Битлз» вышли из «Кворримен», а Джон был лидером этой группы. Тихим был лишь Джордж, зато с ним всегда можно было по-говорить. Его постоянно интересовали только гитары, и я принес ему послушать аль¬бом «Лес Пол и Мэри Форд» (Les Paul and Mary Ford), который ошеломил его, так как он ничего по-добного не слышал».
Филипп Норман: «Предсказание Боба Вулера полностью сбылось. «Битлз» при¬несли Макфоллу шесть десятков дополнительных посетителей из «Эйнтри», «Лизерлэнда» и с Вест-Дерби». Рэй Макфолл: «Они отличались от других и были хорошо сыгранными, вернувшись после трех месяцев мучений в Гамбурге. Другие группы напоминали Клиффа Ричарда и «Тени», но музыка «Битлз» была настолько яркой…».
Боб Вулер: «Битлз» были теми, кого я назвал первой рок-н-рольной группой». Джулия Бэрд (сестра Джона): «Вот говорят, «Пещера» создала «Битлз». Но я бы сказала, «Пещера» ничего не создала. Битлы пришли и создали «Пещеру».
Филипп Норман: «Макфолл был впечатлен наплывом новых посетителей, и он был потрясен до глубины своей чисто джазовой души «непо¬требным видом» битлов. Когда-то увидев группу «Тени», он полагал, что все группы выступают в костюмах. Он сказал Бобу Вулеру, что если «Битлз» хотят и дальше играть в «Пещере», они не должны носить джинсы. На это «Битлз» ответили, что Мак¬фоллу лучше заткнуться. Вулер заступился за них, указав Мак¬фоллу на преимущество обладания группой, которая, будучи «профессиональной, но безработной», может играть в обеден¬ное время в любой из дней недели».
Рэй Макфолл (владелец клуба): «Я не мог взять их на среду, четверг был занят современный джазом, в выходные был традиционный джаз, поэтому я ангажировал их на вторник».
Из интервью Спенсера Лея (Spencer Leigh) с Пэдди Дилэни (Paddy Delaney):
Пэдди Дилэни: После выступления они вошли в [паб] «Грейпс», где я заказал себе выпивку. Их было четверо, Стю не было с ними, и я никогда с ним не встречался. С ними были две девушки, и Пол подсчитывал свои медяки. Миссис Хобсон произнесла: «Ну, джельтельмены, вы уже определились с выбором? В баре есть еще люди, желающие заказать выпивку». Пол попросил две пинты горького, и они все начали его потягивать. Миссис Хобсон обратилась ко мне: «Кто они, Пэт?». «Это жуки (Битлз)», - отвечаю я. «О, они определенно на них походят», - сказала она. Я обратился к Полу: «Я уже год хожу в «Грейпс», и очень дружен с персоналом, а вы все испортили за десять минут». Миссис Хобсон решила, что это была моя вина. Он сказал: «Я сожалею об этом», и я ответил: «В следующий раз, приятель». Я решил, что они мне ненавистны, и демонстративно изо всех сил старался придираться к их музыке.
Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «В этот день группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в клубе «Ля Мистери», Мэгхалл (La Mystery, Maghull). Вечером, выступление в клубе «Казанова» (Cassanova Club, London Road, Liverpool)». beatlesbible.com: «Клуб «Казанова» был расположен над рестораном «Сэмпсон и Барлоу» в доме 39 на Лондон-Роуд. До этого клуб находился на Дейл-Стрит, но 9 февраля переместился на новое место».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute) и зале «Лэтхом» (Lathom Hall).
10 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool), и зале «Лэтхом» (Lathom Hall, Seaforth, Liverpool)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962. В зале «Лэтхом» группа «Битлз» выступала 14 мая 1960 как «Серебряные Битлз»; 7, 20, 21, 28 и 30 января; 4, 6, 10, 11 и 25 февраля 1961. Здание было построено в 1884 году как кинотеатр и располагалось в ливерпульском районе Сифорт (Seaforth)».
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Группа «Битлз» выступает в зале «Лэтхом» (Lathom Hall) и клубе «Казанова» (Cassanova Club).
11 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Лэтхом» (Lathom Hall, Seaforth, Liverpool) и ливерпульском клубе «Казанова» (Cassanova Club, Liverpool) - первое выступление, организованное промоутером Сэмом Личем (Sam Leach)».
«В зале «Лэтхом» группа «Битлз» выступала 14 мая 1960 как «Серебряные Битлз»; 7, 20, 21, 28 и 30 января; 4, 6, 10, 11 и 25 февраля 1961. Здание было построено в 1884 году как кинотеатр и располагалось в ливерпульском районе Сифорт (Seaforth)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«Клуб «Казанова» был расположен над рестораном «Сэмпсон и Барлоу» в доме 39 на Лондон-Роуд. До этого клуб находился на Дейл-Стрит, но 9 февраля переместился на новое место. «Битлз» планировали выступить на открытии этого клуба, но Рэй Макфолл, владелец клуба «Пещера», сказал им, что они не могут выступать на обеих площадках. Позднее такое ограничение будет снято, и «Битлз» будут играть много раз на выступлениях, организованных промоутером Сэмом Личем. В клубе «Казанова» группа «Битлз» выступала 11, 14, 16, 21 и 28 февраля; 7 и 12 марта 1961».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club).
12 февраля 1961 г.

«Из дневника Джонни «Гитары» (группа «Рори Сторм и Ураганы»): «Клифф и Тени, пошел на 1-е и 2-е отделение, очень здорово. Потом пошел в «Пещеру» посмотреть Битлз». прим. – о выступлении «Битлз» в этот день в клубе «Пещера» других упоминаний нет.
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club, West Derby, Liverpool)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«В клубе «Касба» группа «Битлз» выступала 29 августа; 5, 12, 19 и 26 сентября; 3 и 10 октября 1959 как «Кворримен», 17 и 31 декабря 1960; 15 и 29 января; 12, 19 и 26 февраля; 5, 12, 19 и 26 марта; 6, 13 и 27 августа; 10 и 24 сентября; 22 октября; 19 и 24 ноября; 3 и 17 декабря 1961; 7, 14, 21 и 28 января; 4, 11, 18 и 25 февраля; 4, 11, 18 и 25 марта; 1, 7 и 8 апреля; и 24 июня 1962».
Хантер Дэвис: «Касба» окончательно утвердилась в качестве основной базы «Битлз» с тех пор, как Нил Аспинал, Друг Пита, по-прежнему живший в доме Бестов, купил за 40 фунтов старый автобус и начал возить в нем группу по всему Мерсисайду. За каждую поездку он получал с ребят 1 фунт».
Энди Бабюк: «Во время своего пребывания в Ливерпуле, Сатклифф присоединился к «Битлз». Фотографии, запечатлевшие группу во время выступления в клубе «Касба», показывают, что в этот момент у «Битлз» было два бас-гитариста: Сатклифф играл на бас-гитаре «Хофнер 333» и Маккартни на импровизированной трехструнной бас-гитаре «Розетти». Харрисон играл на «Фьючраме», а Леннон на «Рикенбэккере».
Майкл Маккартни: «Джон, Пол, Джордж, Стю Сатклифф (который учился играть на басе) и Пит Бест (сын хозяйки Моны) играли от всей души в глубине большого, полуразвалившегося дома госпожи Бест на Хейманс Грин, Вест Дерби».
Чезз Эвери (beatlesource.com): «Точная дата фотографий неизвестна. Марк Льюиссон относит их на эту дату, что вполне может быть возможным. После возвращения из Гамбурга в 1960-м (Стюарт остался в Гамбурге), на четырех выступлениях на бас-гитаре играл Чез Ньюби, в двух случаях в «Касбе». Ньюби в группе не остался, поэтому было принято решение, что роль бас-гитариста возьмет на себя Пол. Не имея достаточного количества денег на приобретение бас-гитары, Пол взял три струны от фортепиано и с их помощью превратил свою гитару «Розетти Солид 7» в бас. Данные фотоснимки служат первым свидетельством этому. Последние выплаты за «Розетти» Пол сделал 21 января 1961?.
Энди Бабюк: «Оригинальная защитная пластина на гитаре «Розетти» была снята во время ее переделки, а на задний мост был установлен новый звукосниматель. Эта новая дворняжная версия гитары «Солид 7» выполнила свою роль. Весной 1961 года Маккартни использовал ее во время многочисленных выступлений «Битлз» в окрестностях Ливерпуля».
Джон Ф. Кроули: «Не ясно, какие очертания имела гитара [«Розетти»], когда группа возвратилась в Ливерпуль, но, судя по фотографиям, головка грифа была заменена, белая фальшпанель выкинута, и на инструмент были поставлены три или четыре басовые струны (некоторые, очевидно, «позаимствованы» у фортепьяно)».
Энди Бабюк: «Получив новую роль в качестве бас-гитариста [во время отсутствия Стю Сатклиффа до 20 января], Маккартни предстояло решить одну первостепенную задачу: найти себе [басовый] инструмент. Его не прельщала идея покупки нового баса в рассрочку, потому что ему пришлось бы влезть в долги. Согласно квитанции из магазина «Хесси» на покупку в рассрочку Полом Маккартни гитары «Розетти Солид 7», 21 января он произвел последнюю выплату».
Пол: «Я был так воспитан, мой папа всегда вдалбливал нам, чтобы мы никогда не влезали в долги, поскольку мы не были богаты».
Энди Бабюк: «С учетом этого и не имея достаточной суммы в кармане, Маккартни решил проявить немного изобретательности и превратить свою «Розетти» в что-то вроде бас-гитары. Постоянно вытаскивая из несчастных пианин несколько басовых струн, он сумел превратить «Солид 7» в импровизированную бас-гитару, установив три басовых струны от фортепиано на эту гитару».
Пол: «Во всех этих клубах удивлялись, что стало не так с этими фортепиано? У нас были с собой плоскогубцы, и это было так: «Ладно, парни, быстро нужна «А», какая из них «А»?». Звяк, звяк! И мы просто отрезали струну «А». Вы бы удивились, насколько хорошо они звучали».
Энди Бабюк: «В те дни комплект басовых струн стоил дорого. «Заимствование» нескольких струн от фортепиано оказалось гораздо более экономичным».
Пол: «На этой гитаре стояли струны от пианино, потому что настоящие струны стоили страшно дорого - два фунта на струну. Мы ставили на бас-гитару фортепианные струны (я слышал, что это невозможно, но нам такое удавалось). Если нам требовалась струна «ля», мы просто шли к пианино, нажимали на клавишу и смотрели, какая из струн вибрирует. Мы вытаскивали ее клещами и думали: «Никто и не заметит, что одной струны недостает», а потом пытались приладить ее на бас. Иногда это получалось, но с трудом, к тому же мы рисковали испортить саму гитару. Но в то время все было не так, как теперь, когда у администратора всегда с собой чемодан, полный струн. Ни у кого не было больше одного комплекта. Иметь струны в то время считалось не самим главным. Если струна лопалась, мы продолжали играть на остальных трех (или, если речь шла о гитаре, на остальных пяти). А на лопнувшую мы просто не обращали внимания и думали: «Когда-нибудь я ее заменю».
Энди Бабюк: «Эту идею [заимствование струн из фортепиано] Маккартни почерпнул у Сатклиффа».
Пол: «Стюарт установил на своем басе струны от фортепиано, потому что струны для бас-гитары были недоступны. Они были довольно редки, понимаете, а еще у них была высокая стоимость, примерно 2 фунта-стерлинга за струну. Поэтому мы резали эти большие струны от фортепиано и ставили их на гитару».
Джордж: «В те дни главное было иметь комплект усилителей, в том числе и для баса, а у нас были маленькие усилители «Микки-Маус». Теперь существует пятьдесят девять номеров гитарных струн, а у нас все было проще: «Можно я возьму твои струны?». Мы не знали даже, чем электрические струны отличаются от акустических - все они выглядели как телеграфные провода, были довольно толстыми, так что их сматывали с трудом. Не думаю, что они могли звучать хорошо».
Чезз Эвери (beatlesource.com): «В своем письме Стюарт написал, что он вернулся в Ливерпуль в январе 1961 г. (прим. - см. 20 января). Марк Льюиссон считает, что его возвраащение состоялось в «конце февраля», но я склоняюсь к дате Стюарта. Также Марк Льюисон утверждает, что Стю Сатклифф вернулся в Гамбург 15 марта. Таким образом, эти фотоснимки могли быть сделаны в промежуток времени с середины января по март 1961 г. В период с января по 15 марта «Битлз» играли в «Касбе» семь раз. Судя по снимкам, в это время Пол на самом деле был бас-гитаристом, а Стю просто играл в составе группы, как он будет это делать в Гамбурге с 1 апреля».
Колин Мэнли (группа «Ремо Фо»): «С «Битлз» все еще играл Стюарт Сатклифф, и звучали они, прямо скажем, так себе».
Энди Бабюк: «Некоторые члены ливерпульских групп того времени помнят группу «Битлз», когда в ее составе играл Сатклифф, и помнят Маккартни с его трехструнной бас-гитарой, у которой шнур электропитания тянулся от гитары к усилителю, но не был к нему подключен. Это объясняет, как группа решила проблему звучания сразу двух бас-гитаристов. Сам Маккартни подтвердил это, когда его спросили о развалившейся «Розетти».
Пол: «Обычно я подключал ее не подключая, просто играл не подключая к сети».
Полина Сатклифф: «Пол с Джорджем не были осчастливлены возвращением Стю. Они постоянно критиковали его игру, и не без оснований. Главное, почему вернулся Стю, было не возвращение в группу, а предстоящее собеседование в художественной школе, которое должно было состояться 23 февраля. Стю хотел сдержать слово, данное им матери, что он вернется к занятиям в сентябре».

Группа «Битлз» выступает в зале «Лизерленд» (Litherland Town Hall) и в клубе «Казанова» (Cassanova Club).
14 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в городском зале «Лизерленд» (Litherland Town Hall), совместно с Джоан и группой «Рэй и Дел Ринэ» (Joan with «Ray & The Del Rena».
Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «В этот день группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в клубе «Казанова» (Cassanova Club, London Road, Liverpool). Также принимали участие следующие группы: «Сенсационные Битлз» (Sensational Beatles), «Большая тройка Казанова» (The Cassanova Big Three), «Марк Питерс и Циклоны» (Mark Peters and The Cyclones). Мероприятие называется «Вечер Валентина - Рок-бал» (Valentine’s Night - Rock Ball)».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Казанова» (Cassanova Club, Sampson & Barlow’s New Ballroom, Liverpool)».
«Клуб «Казанова» был расположен над рестораном «Сэмпсон и Барлоу» в доме 39 на Лондон-Роуд. До этого клуб находился на Дейл-Стрит, но 9 февраля переместился на новое место. В клубе «Казанова» группа «Битлз» выступала 11, 14, 16, 21 и 28 февраля; 7 и 12 марта 1961». Бэрри Майлз: «Второе выступление было посвящено Дню Валентина. Пол исполнял песню Элвиса «Деревянное сердце» (Wooden Heart)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Пит Бест: «Песенка Элвиса «Деревянное сердце» была у нас тогда одной из самых ударных. Обычно, по окончании, Пол дарил кому-нибудь из публики маленькое сердечко, вырезанное из дерева. Вот и на этом концерте спев песню, Пол жестом пригласил одну девушку на сцену - что тут началось! Сотни две девчонок сорвались со своих мест и ринулись на сцену. Пол моментально исчез в море протянутых рук. Нам это страшно понравилось, что и говорить, это был настоящий успех. После этого концерта так было везде».
Эдди Дизен (Eddie Deezen, блоггер): «На день святого Валентина Пол подарил Дот Дороти специальную карточку ручной работы».
Дороти «Дот» Рони: «Он прислал мне нарисованую от руки Валентинку, и его небольшие послания всегда были смешными».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute) и в зале «Хэмблтон» (Hambleton Hall).
15 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962».
«В зале «Хэмблтон» группа «Битлз» выступала 25 января; 1, 8, 15 и 22 февраля; 8 и 20 марта; 20 августа; 3 и 17 сентября; 15 и 29 октября; 12 и 26 ноября; 10 декабря 1961; и 13 января 1962. Зал располагался в восточной части Ливерпуля на Сент-Дэвид Роуд (St David’s Road in Page Moss, Huyton)».
Нил Аспинал: «Часто после концерта мы, ехали в какой-нибудь клуб, хотя бы в «Голубой ангел», чтобы узнать, что там, творится, и просто посидеть. Все вокруг знали друг друга. Музыканты из разных групп учились вместе, поэтому между ними возникал дух товарищества, но вместе с этим была и конкуренция. Тогда меня часто спрашивали: «Чем ты занимаешься?» К тому времени я уже давно бросил работу бухгалтера и потому отвечал: «Вожу группу». А мне говорили: «Да, да, знаю. Ну а чем ты зарабатываешь на жизнь?». Зато через пару лет те же люди вздыхали с завистью: «Нy и счастливчик ты, Нил».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Казанова» (Cassanova Club) и зале «Лизерленд» (Litherland Town Hall).
16 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Казанова» (Cassanova Club, Liverpool), и городском зале «Лизерленд» (Litherland Town Hall, Liverpool)».
«В клубе «Казанова» группа «Битлз» выступала 11, 14, 16, 21 и 28 февраля; 7 и 12 марта 1961».
Редактировалось: 2 раза (Последний: 30 октября 2015 в 13:37)
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Группа «Битлз» выступает в зале Святого Джона (St. John’s Hall).
17 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале Святого Джона (St. John’s Hall, Tuebrook, Liverpool)». «Не следует путать зал Святого Джона в Тибруке (St John’s Hall, Snaefell Avenue, Tuebrook, Liverpool) с аналогичным в Бутле (Bootle), где «Битлз» тоже выступали. В зале зал Святого Джона в Тибруке группа «Битлз» выступала 17 февраля; 10 марта; 13, 20 и 27 июля; 3, 10, 17, 24 и 31 авуста; 8 сентября 1961».
Бэрри Майлз: «Это выступление было организовано матерью Пита Беста, Моной, которая некоторое время вела переговоры по поводу ряда выступлений «Битлз». Возможно, что у нее были некоторые идеи на счет того, чтобы взять управление группы на себя».
Росс Бенсон: «Мона Бест начала проявлять повышенный собственнический интерес к «Битлз». Она называла их теперь «группа моего сына» и, оттеснив на задний план [Алана] Уильямса, проявила большую энергию в подборе контрактов для «Битлз».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Хантер Девис: «Теперь «Миссис Бест занималась теперь еще и организацией танцевальных вечеров. Пит отвечал за организацию их концертов, миссис Бест помогала ему».
Пит Бест: «Мо видела, как другие промоутеры арендуют танцевальные залы, и задалась вопросом: «В общем, не понимаю, почему мы можем», и вот так она начала устравивать выступления в «Сэнт-Джонс» в Тиброке, и в «Кнотти Эш Вилладж Хилл» (с 15 сентября 1961 г.). Она начала организовывать там выступления на постоянной основе».
Тони Бэрроу: «Мона проявляла всё больший интерес к общему управлении их делами, заказу для них выступлений в «Касбе» и во множестве других мест, ссужала им деньги, позволяла им хранить сценическое имущество в клубе и вела себя, как их наперсница».
Бэрри Майлз: «Группа была указана как «Рок-ансамбль Невероятные Битлз» (The Fabulous Beatles Rock Combo)».
«За это выступление группе заплатили 20 фунтов-стерлингов – довольно значительную сумму по тем временам».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute).
18 февраля 1961 г.

«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club).
19 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club, West Derby, Liverpool)».
«В клубе «Касба» группа «Битлз» выступала 29 августа; 5, 12, 19 и 26 сентября; 3 и 10 октября 1959 как «Кворримен», 17 и 31 декабря 1960; 15 и 29 января; 12, 19 и 26 февраля; 5, 12, 19 и 26 марта; 6, 13 и 27 августа; 10 и 24 сентября; 22 октября; 19 и 24 ноября; 3 и 17 декабря 1961; 7, 14, 21 и 28 января; 4, 11, 18 и 25 февраля; 4, 11, 18 и 25 марта; 1, 7 и 8 апреля; и 24 июня 1962».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера», в клубе «Казанова» (Cassanova Club) и зале «Лизерленд» (Litherland Town Hall).
21 февраля 1961 г.

Филипп Норман: «Джерри и его группа были спокойными ребятами, намеревавшимися на заработанные в Гамбурге деньги купить себе новую аппаратуру. Но все равно они привезли домой множество рассказов - о кафе «Вилли», «Гретель и Альфонс», о морской миссии Джима Хоука - достаточно, чтобы вновь пробудить в «Битлз» тягу к жизни на Репербан (прим. – благодаря Алану Уильямсу «Джерри и Лидеры» выступали в Гамбурге с 24 декабря 1960)».
Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера».
Рэй Макфолл (владелец клуба): «Я не мог взять их на среду, четверг был занят современный джазом, в выходные был традиционный джаз, поэтому я ангажировал их на вторник».
Боб Вулер: «Он [Стю] скакал по сцене вместе с остальными, но, казалось, он чувствовал, что остальные просто стараются его терпеть».
Джефф Ньюджент (Geoff Nugent, гитарист группы «Гробовщики» (The Undertakers)): «Битлз» начали выступать в «Пещере», и они здорово звучали. Не у многих групп тогда был электрический бас. «Битлз» были грубоваты и неопытны, и я знал, что они чего-то добьются». Джордж: «Пещеру» мы любили, наверное, больше всего. Просто фантастика! Мы все время чувствовали связь с публикой, никогда не репетировали в отличие от других групп, которые продолжали подражать [группе] «Тени», играли для наших поклонников, которые были точь-в-точь как мы сами. Они приходили во время обеда, чтобы послушать нас и сжевать свои бутерброды. Мы делали то же самое: играли и одновременно ели. Все происходило само собой, спонтанно».
Вик Хьюз (ударник группы «Блэквеллс»): «В «Пещере» можно было показать себя и вдоволь поиграть. В «Пещеру» частенько приходили антрепренеры, он был витриной Ливерпуля».
Билл Харри: «В «Пещеру» приходили отнюдь не затем, чтобы весело провести время, но чтобы послушать определенных исполнителей. Люди сравнивали способности разных музыкантов и обсуждали песни, которые те исполняли. Это была весьма интеллигентная публика».
Джефф Ньюджент (Geoff Nugent, гитарист группы «Гробовщики» (The Undertakers)): «Это было грязное, вонючее, пропахшее потом место».
Томми Смит (ливерпульский футболист): «Пещера» - самое грязное место на свете».
Синтия: «Даже самый заложенный нос (что не редкость в Ливерпуле) не мог не чувствовать неприятного запаха пота и сырости».
Фрида Келли (секретарь клуба поклонников «Битлз»): «Нельзя было скрыть тот факт, что вы посетили «Пещеру» из-за того запаха, который оставался на вашей одежде. Находясь на втором этаже автобуса, когда я не была в «Пещере», я могла узнать этот запах от кого-либо, сидящего передо мной. Некоторые люди утверждали, что он был неприятным, но это не так. Это был уникальный запах, смесью всяких ужасных субстанций, но он был уникальным. Ни один из других клубов им не обладал».
Луиза Харрисон: «Это была самая настоящая дыра. Там нечем было дышать. Пот лил с них в три ручья, капал на усилители, вызывая короткие замыкания. Но они продолжали петь и без усилителей. Джон кричал что-то публике, впрочем, как и все остальные. Они вопили в зал: «Заткнитесь!». Один Джордж никогда не произносил ни звука и не улыбался. Девушки часто спрашивали меня, почему он такой серьезный. Джордж отвечал: «Я лидер-гитарист, это другие могут лажать и валять дурака, никто этого даже не заметит, а мне нельзя». Он чрезвычайно серьезно относился к своей музыке и к деньгам. Всегда интересовался, сколько им заплатят». Вик Хьюз: «Они [«Битлз»] понимали свое превосходство, так как действительно были хороши. Леннон был простым, доступным парнем даже на пути к вершине славы. Маккартни же понимал, что он талантлив, и знал, чего стоит. Пол был суперзвездой еще до того, как стал ею».
Хантер Дэвис: «Тем, кто слышал «Битлз» в «Пещере», навсегда врезались в память их выступления-экспромты. Группа «Шэдоуз» повлияла не только на стиль игры других групп, но и на их сценическое поведение: выход на сцену, объявление номеров, прощание с публикой. «Битлз» же делали все по-своему. Если в аппаратуре что-нибудь ломалось, другие группы убегали за кулисы, как положено в большом шоу-бизнесе, и оставались там до тех пор, пока кто-то не вставит пробки. А «Битлз» заставляли весь зал вместе с ними хором петь «Обойти гору» (Coming Round the Mountains) или какой-нибудь другой шлягер».
Вик Хьюз: «Пока инструменты после выступления загружали в фургон, все хорошенькие девушки расходились с кем-нибудь из публики».
Бэрри Майлз: «Затем группа «Битлз» выступила в клубе «Казанова» (Cassanova Club, Sampson & Barlow’s New Ballroom, Liverpool)».
«В клубе «Казанова» группа «Битлз» выступала 11, 14, 16, 21 и 28 февраля; 7 и 12 марта 1961».
Алан Уильямс: «У Боба [Вулера] была одна странная черта. Повышенная нервозность. Он вёл себя, как испуганная птица, готовая сорваться с места и улететь при первом признаке приближающейся опасности. Он был очень непростым и увлекающимся человеком. Он забрасывал вас каламбурами и жаргонизмами через каждые несколько минут разговора. Если кто и сможет написать Большую Книгу о Мерсисаунде, то это будет старина Боб. Возможно, когда-нибудь это придёт ему в голову. А может быть и нет. Последнее, что я слышал о нём, это то, что он работал крупье в бинго-клубе. Как-то, в один из вечеров, «Джерри и Лидеры» и «Битлз» играли вместе в каком-то местном танцзале. Мы с Бобом пришли туда. «Вот посмотришь, Боб. Ты поймёшь, кто теперь группа номер один. Это «Битлз». Вот увидишь». Боб был скептичен. «Не-а, это Джерри с мальчиками. Они лучшие. Вот увидишь!». Сначала на сцену вышел Джерри и отработал свою часть программы. Парень был очень хорош. Группа не менее потрясающая. Очень профессионально и технично. Но когда на эстраде появились «Битлз», словно, кто-то мягко нажал на нервную систему каждого подростка в зале, будь то парень или девчонка. Ребята стояли на сцене, неряшливые как черти, черные ветровки, черные свитера, сношенные туфли, взлохмаченные волосы, плюющие на всё и вся, и демонстрирующие это всем своим видом. Они излучали поистине животный заряд энергии, который заводил аудиторию, словно туго сжимаемая часовая пружина. Затем, трах! Пружина отпускалась, и всё начинало ходить ходуном, эмоции выплёскивались, захлёстывали «Битлз» и поглощали их. Пока «Битлз» играли, между ними и слушателями создавался прочный мостик эмоций. Это было похоже на то, как если бы и «Битлз» и танцующие находились в одном гигантском яйце. В этом было что-то сверхъестественное. Они проявляли своё величие, которое действовало на меня, как никогда раньше. «Ну что, Боб – что ты скажешь об этой группе? Они - нечто особенное, так?». Но Боб, консервативный, как всегда, предпочёл «Лидеров». Но ненадолго. Вскоре он стал самым горячим поклонником и фанатом «Битлз».
Бэрри Майлз: «Вечером группа «Битлз» выступила в городском зале «Лизерленд» (Litherland Town Hall, Liverpool)».
«Из дневника Джонни «Гитары» (группа «Рори Сторм и Ураганы»): «Лизерленд. Пошел посмотреть Битлз, играли хорошо, но не так много».
Бэрри Майлз: «Три выступления в течение дня не было редкостью для «Битлз» в 1961 году».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute) и зале «Хэмблтон» (Hambleton Hall).
22 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool), и зале «Хэмблтон» (Hambleton Hall, Huyton, Liverpool)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962. В зале «Хэмблтон» группа «Битлз» выступала 25 января; 1, 8, 15 и 22 февраля; 8 и 20 марта; 20 августа; 3 и 17 сентября; 15 и 29 октября; 12 и 26 ноября; 10 декабря 1961; и 13 января 1962. Зал располагался в восточной части Ливерпуля на Сент-Дэвид Роуд (St David’s Road in Page Moss, Huyton)».

Стю Сатклифф не проходит собеседование в художественной школе.
23 февраля 1961 г.

Полина Сатклифф: «Главное, почему вернулся Стю, было не возвращение в группу, а собеседование в художественной школе, которое должно было состояться 23 февраля». Филипп Норман: «Стю намеревался вернуться в ливерпульский Художественный колледж и получить диплом преподавателя».
Полина Сатклифф: «Собеседование прошло для Стю неудачно. Он не был допущен к обучению. Стю был вне себя. Он разозлился на своего преподавателя живописи Николаса Хорсфилда (Nicholas Horsfield), который хорошо знал Стю и ценил его».
Николас Хорсфилд: «Он зашел ко мне и попросил дать ему рекомендацию для прохождения учебного курса, но я отказал ему по двум причинам. Во-первых, я начал его отговаривать от этого, впрочем, это я делаю по отношению к любому, кого считаю талантливым художником. Вторая причина заключалась в том, что Стю выбрал неприемлемую для меня форму обращения. Помню, что был удивлен и ошеломлен его агрессивностью – фактически он не просил, а требовал рекомендацию».
Полина Сатклифф: «Стюарт был расстроен. До сих пор к нему всегда относились доброжелательно, и преподаватели, и семья. Теперь для него оставался только один человек, который был полностью на его стороне – это была Астрид».
Филипп Норман: «Впоследствии Милли Сатклифф узнала, что его подозревали в похищении усилителя студенческого союза, который «Битлз» давным-давно вынесли за пределы колледжа». «Получив отказ Сатклиф решил, что будет поступать в Гамбургский колледж искусств».

Группа «Битлз» выступает в зале «Гросвенор» (Grosvenor Ballroom).
24 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в танцзале «Гросвенор» (Grosvenor Ballroom, Liscard, Wallasey)».
«В танцевальном зале «Гросвенор» группа «Битлз» выступала 4, 6, 11, 18 и 25 июня; 2, 9, 16, 23 и 30 июля; 24 декабря 1960; 24 февраля; 10 марта; и 15 сентября 1961».
Альберт Голдман: «В группе по-прежнему продолжали подкалывать друг друга, но до драк, как это бывало в Гамбурге, не доходило. Зато не упускали случая, чтобы повздорить из-за места в фургон¬чике или еды. Вспыхивали перепалки, кому сидеть за рулем, по¬тому что место водителя считалось лучшим - оно не было зава¬лено аппаратурой».
Пол: «Кто чаще всего ругался, так это мы с Джорджем, мы ведь ровесники, а наш безусловный лидер, Джон, постарше. Вот мы с Джорджем все время и препирались, кому вести фургончик. Потом, когда у нас уже был собственный фургон, я забирал ключи и первым бросался на водительское место. Влезал Джордж и говорил: «Слушай, я думал, сегодня моя очередь. Ты ведь вчера вел». А я отвечал: «Видно, ты что-то спутал».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute) и в зале «Лэтхом» (Lathom Hall).
25 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962».
«В зале «Лэтхом» группа «Битлз» выступала 14 мая 1960 как «Серебряные Битлз»; 7, 20, 21, 28 и 30 января; 4, 6, 10, 11 и 25 февраля 1961. Здание было построено в 1884 году как кинотеатр и располагалось в ливерпульском районе Сифорт (Seaforth)».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club).
26 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club, West Derby, Liverpool)».
«В клубе «Касба» группа «Битлз» выступала 29 августа; 5, 12, 19 и 26 сентября; 3 и 10 октября 1959 как «Кворримен», 17 и 31 декабря 1960; 15 и 29 января; 12, 19 и 26 февраля; 5, 12, 19 и 26 марта; 6, 13 и 27 августа; 10 и 24 сентября; 22 октября; 19 и 24 ноября; 3 и 17 декабря 1961; 7, 14, 21 и 28 января; 4, 11, 18 и 25 февраля; 4, 11, 18 и 25 марта; 1, 7 и 8 апреля; и 24 июня 1962».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера», в клубе «Казанова» (Cassanova Club) и в зале «Лизерленд» (Litherland Town Hall).
28 февраля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера».
Чез Эйвери (beatlesource.com): «Точная дата этого фотоснимка не установлена. В своем письме Стюарт написал, что он вернулся в Ливерпуль в январе 1961 г. (прим. - см. 20 января). Марк Льюиссон считает, что его возвращение состоялось в «конце февраля», но я склоняюсь к дате Стюарта. Также Марк Льюисон утверждает, что Стю Сатклифф вернулся в Гамбург 15 марта. Таким образом, эти фотоснимки могли быть сделаны в промежуток времени с 9 февраля по март 1961 г. (прим. – на ресурсе beatlesbible.com указывается, что впервые на сцене клуба «Пещера» Сатклифф появился 21 февраля 1961 г., из чего следует, что возможное время этого снимка с 21 февраля по 14 марта 1961 г.). Даты выступлений в клубе «Пещера» следующие: 21, 28 февраля, 6, 8, 10, 13, 14 марта. Так или иначе, но это первый фотоснимок «Битлз» в клубе «Пещера», на котором запечатлен Стю Сатклифф». прим. – Чез Эйвери считает, что на заднем плане запечатлен Стю Сатклифф, но, лица его не разглядеть, а гитара, на которой он играет, не его бас «Хофнер 333».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Рон Уотсон (журналист): «В 1961 году я начал работать на Канадскую тихоокеанскую компанию, располагавшуюся в Ливерпуле в главном административном здании (Royal Liver Buildings), и регулярно посещал клуб «Пещера» в дневное время. В течение пяти лет я вел дневник, и знаменитая запись, которую я сделал в начале 1961 года, гласила: «Друг взял меня в «Пещеру», чтобы посмотреть группу, под названием «Битлз». Не думаю, что они были весьма хорошими!». Моя жена зашла в «Пещеру» только один раз, но посчитала атмосферу настолько влажной, дымной и угнетающей, что я не смог убедить ее вернуться туда, и в течение нескольких недель она не могла говорить после этого ужасного холода!».
«В клубе «Казанова» группа «Битлз» выступала 11, 14, 16, 21 и 28 февраля; 7 и 12 марта 1961». Бэрри Майлз: «Вечернее выступление в зале «Лизерленд» (Litherland Town Hall, Liverpool)».
Алан Уильямс: «Они [«Битлз»] страшно хотели вернуться в Гамбург. «Послушай, Эл, ты не забыл, что мы снова хотим уехать в наш милый, старый Гамбург?». «Мы любим этот город, Эл». «Ливерпуль, конечно, велик…». «Но зал «Блэйр» — это не Репербан!». «Я тоскую по «Гретель и Альфонсу», Эл…». «Эй, Эл, так как же? Эл, эй, Эл, Гамбург? Эл…». «Хорошо, хорошо. Я делаю всё, что могу».
Синтия: «Они [«Битлз»] отчаянно хотели вернуться туда, только на этот раз в «Топ Тен», владельцем которого был Петер Экхорн, человек весьма достойный, в отличие от Кошмидера. Петер Экхорн очень хотел взять ребят, но факт оставался фактом: домой их выслала полиция, а это было серьёзно. Аллан Уильямс опять пришёл на помощь».
Алан Уильямс: «Я действительно старался. Я знал, что Петер Экхорн стремится заполучить мальчиков, чтобы вывести их на сцену клуба «Топ-Тен» на Репербане. Им нравился Петер. Мне нравился Петер. Всем нравился Петер. И нравится до сих пор. Он грандиозный парень. Высокий, стройный, с кривой ухмылкой на лице. Когда он слушает, то смотрит на тебя в этакой оценивающе смешной манере, ничего не упуская. Пережёвывая всё это в своём мозгу, рассматривая всё это со всех сторон. Очень осторожный и проницательный тип. Я должен был польстить германскому правительству, чтобы попытаться вернуть ребят назад в Германию. Они уехали оттуда, если быть точным, с не совсем положительной оценкой со стороны германской полиции. Здесь, в Англии, я умолял немецкого консула отпустить ребят в Германию во второй раз. Я говорил ему, что жилые кварталы и без того были грязные, и что, в соответствии с контрактом, Кошмидер должен был получить для них разрешение на работу. Но он этого так и не сделал».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute).
1 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962».
Синтия: «Алан Уильямс написал в германское консульство письмо, расхвалив музыкальные способности Битлов, их культурный и образовательный уровень, а также их высокие чело-веческие качества. Он объяснил, как Бруно Кошмидер, этот грубым непрофессионал, эксплуатировал их, и в заключение просил выдать им разрешение на работу, о которой он уже договорился с очень почтенным бизнесменом Петером Экхорном».
Алан Уильямс: «Вот такое письмо я написал 1 марта 1961 года: «Германскому консулу, Консульство Германии, Черч-Стрит, Ливерпуль. Уважаемый сэр. От имени группы музыкантов, имена которых прилагаются, я бы хотел ходатайствовать о получении для них разрешения на работу в качестве профессиональных музыкантов в Гамбурге. Они не так давно работали в Гамбурге в том же составе, как музыканты, на мистера Кошмидера, (Гроссе-Фрайхайт, 36, Гамбург-4). К сожалению, упоминаемый ангажемент с мистером Кошмидером был практически разорван, поскольку мистер Кошмидер нарушал оговорённые периоды работы, не предоставил им нормальных условий для проживания, а также нёс ответственность за получение для них разрешений на работу, но, насколько я понимаю, сделать этого он даже не пытался. К тому же предполагалось, что он будет еженедельно переводить 10 фунтов стерлингов [мои комиссионные от Бруно] в германский банк, но этого он тоже не делал. Полагаю, я выразился достаточно ясно о том, что м-р Кошмидер не соблюдал оговорённые условия конкретного контракта, он намеренно старался не допустить упомянутых музыкантов к работе в другом клубе, но в итоге оказался не способен этого предотвратить. Затем он заявил на них в полицию из-за пустякового проступка, который допустили музыканты, в результате чего двоим из них было предписано покинуть страну. Смею уверить Вас, что у всех музыкантов хороший характер, все они выходцы из очень уважаемых семей, и у них никогда не было конфликтов с полицией у себя на родине. У меня есть собственное агентство по поиску работы для музыкантов, которое я ежегодно регистрирую в местных органах власти. Если им будет разрешено работать в Германии, то я могу уверить Вас в том, что они будут работать у порядочного работодателя, и будут иметь не допускающий двойного толкования контракт. Искренне Ваш. А.Р.Уильямс».
Филипп Норман: «Петер Экхорн ска¬зал, что они могут вернуться в его клуб в любое время, если получат разрешение пограничных властей и полиции. Барабаны Пита до сих пор были там вместе с одеждой, которую он и Пол были вынуждены оставить на чердаке. Пит, с одобрения остальной четверки, позвонил Петеру Экхорну. Они быстро договорились - начать в апреле за сорок фунтов в неделю каждому, ровно в два раза больше, чем им платил Бруно Кошмидер. Не нужно было даже платить десять процентов комиссионных Алану Уильямсу, так как они за-ключали контракт без его посредничества. Уильямс ничего не знал об этом решении».

Группа «Битлз» выступает в зале «Лизерленд» (Litherland Town Hall) / Избиение Стю Сатклиффа.
2 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «В этот день был подписан контракт между предприятием «Джакаранда Энтерпрайсез» Алана Уильямса и гамбургским клубом «Топ Тен» Питера Экхорна. Было подписано соглашение о том, что «Битлз» будут играть семь вечеров в неделю с оплатой в 40 дойчмарок каждому за вечер. Уильямс должен был получать 10 фунтов-стерлингов в неделю, которые управляющий клубом «Топ Тен» должен будет вычитать из заработной платы группы, и переводить на счет Уильямса в коммерческий банк Гамбурга. По контракту «Битлз» должны играть с понедельника по пятницу с семи вечера до двух ночи, в субботу с семи вечера до трех утра, и в воскресенье с шести вечера до часу ночи. «После каждого часа игры должен быть перерыв не менее 15 минут».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Нил Аспинал: «Где бы они ни появлялись, всюду возникали беспорядки. Стоило ребятам начать играть, как «тедди» разносили помещение».
Росс Бенсон: «Драк и разборок, проводимых с немотивированной жестокостью, по¬чти невозможно было избежать».
Билл Харри: «Это было суровое время. В городе орудовали разные банды хулиганов: Банда цепей, Арахисовая банда. По дороге в школу они останавливали нас и шарили по нашим карманам в поисках денег. Я помню, как один парень сбил меня с ног, а трое других избили меня до полусмерти. Бывало, что они втыкали в лица людей стеклянные обломки бутылок. В городе было много насилия, так как ребятам казалось, что все безнадежно и ничего не изменится в их жизни».
Джон: «Я не был тедом, я просто претендовал на это».
Росс Бенсон: «Однажды на стоянке машин возле городского зала «Лизерленд» с этой жестокостью пришлось непосредственно столкнуться «Битлз». Во время выступления или кто-то что-то сказал, или одна из подружек бандитов улыбнулась кому-то из ан¬самбля, а может, это было просто проявлением своеобразной традиции, по которой вечер не считался за¬вершенным, если не кончался дракой. Как бы то ни было, бандиты поджидали участни¬ков ансамбля на выходе».
Аллан Уильямс: «Наиболее уязвимым и опасным моментом для «Битлз», да и для других групп, было время после концерта, когда они грузили свою аппаратуру. Тогда не было ни грузчиков, ни такелажников, ни разнорабочих. Банды знали об этом и дожидались окончания концерта и нападали на группы, когда те, ночью, загружали фургон. В одну такую ночь Стюарта Сатклиффа так жестоко избили. На него напали возле Лизерлендского танцзала, где частенько играли «Битлз».
Росс Бенсон: «Стю свалили на землю и стали пинать».
Полина Сатклифф: «Две девушки сообщили Джону, что Стю избивают. Он ринулся на помощь и начал наносить удары ногами и руками налево и направо. Тут подоспел Пит Бест, самый крепкий из «Битлз» парень, и преимущество стало на их стороне».
Пит Бест: «Вдвоем с Джоном мы ввязались с двух сторон в драку, сгребли Стю в охапку и бросились назад, получая по пути увесистые удары. Джон сломал палец об одного из «Теддов».
Нил Аспинал: «Во время драки Джон сломал палец».
Полина Сатклифф: «В драке Джон сломал палец, но, в принципе, он еще хорошо отделался».
Пит Бест: «Лицо Стюарта было залито кровью».
Алан Уильямс: «Он получил страшный удар ногой по голове».
Альберт Голдмен: «Пит Бест прекрасно запомнил это происшествие, но не мог припомнить, чтобы кто-то ударил Стью по голове».
Пит Бест: «Потом мы добрались до дома, откуда перевезли его на Аллет-Роуд 53 (53 Ullet Road), напротив парка Сефтон. Мать ужаснулась, когда его увидела и собралась вызывать скорую помощь, но Стюарт сказал, что не нужно».
Милли Сатклифф: «Кругом была кровь, на ковре - повсюду. Я хотела вызвать доктора, но Стю не позволил мне. Он был очень мужественным. «Мама, - сказал он. - Если ты поднимешь телефонную трубку, я уйду из этого дома, и ты меня больше не увидишь».
По другим источникам, это произошло после выступления в зале «Лэтхом» 14 мая 1960 г., когда Стю получил тяжелую травму головы во время стычки с бандой.

Группа «Битлз» выступает в зале «Святого Джона» (St. John’s Hall).
3 марта 1961 г.

Пит Бест: «На следующее утро моя мать все же вызвала врача, который посоветовал не вставать еще пару дней. Но Стю не стал слушать совета врача и ложиться в кровать, и мать сказала мне: «У него нет времени на болезнь, он слишком любит жизнь».
Алан Уильямс: «С тех пор он постоянно жаловался мне на жуткие головные боли. Я абсолютно убеждён, что если бы не ботинок того подонка из Лизерленда, Стюарт сейчас был бы с нами, и мы бы знали его, как одного из всемирно известных художников».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Святого Джона» (St. John’s Hall, Bootle)».
«В этом зале группа «Битлз» выступала 6 января, 3 февраля и 3 марта 1961, 2 марта и 30 июля 1962. Зал располагался в городе Бутл напротив здания муниципалитета на Ориел-Роуд, Ланкашир (Bootle Town Hall, Oriel Road). В настоящее время разрушен».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute).
4 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club).
5 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club, West Derby, Liverpool)».
«В клубе «Касба» группа «Битлз» выступала 29 августа; 5, 12, 19 и 26 сентября; 3 и 10 октября 1959 как «Кворримен», 17 и 31 декабря 1960; 15 и 29 января; 12, 19 и 26 февраля; 5, 12, 19 и 26 марта; 6, 13 и 27 августа; 10 и 24 сентября; 22 октября; 19 и 24 ноября; 3 и 17 декабря 1961; 7, 14, 21 и 28 января; 4, 11, 18 и 25 февраля; 4, 11, 18 и 25 марта; 1, 7 и 8 апреля; и 24 июня 1962». (условная дата)
Марк Льюисон: «Клуб «Касба» был подходящим местом для знакомства с девушками. По мнению Полины Бехан (Pauline Behan) «Битлз» были замечательными, и хотя в начале ее привлекал Джон, именно Джордж сделал первый шаг ей навстречу. Пара начала встречаться. Им обоим было по 18 лет».
«Она жила в районе Хант-Кросс, работала секретарем в жилищно-строительном кооперативе, и была помешана на музыке. Сперва ее главной любовью была джазовая музыка, но после того, когда в клубе «Касба» она увидела, как молодой парень по имени Пол Маккартни исполнил ее любимую песню «Дай мне свой гребешок» (Lend me Your Comb), она совершенно потеряла разум от рок-н-ролла и этой мальчуковой группы «Битлз».
Полина Бехан: «Думаю, «Битлз» были абсолютно невероятны».
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера» и ливерпульском общественном джазовом клубе (Liverpool Jazz Society).
6 марта 1961 г.

Майкл Маккартни: «В то время как парни играли в «Пещере», я жил на пособие по безработице, пытаясь пройти курс, предназначенный только для женщин — курс по уходу за детьми. В конце концов, меня завербовали в продавцы библий».
Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера».
«Хотя ранее «Битлз» и играли в «Пещере» в дневное время, их выступления не были регулярными».
Рэй Макфолл (владелец клуба): «[До этого] Я не мог взять их на среду, четверг был занят современный джазом, в выходные был традиционный джаз, поэтому я ангажировал их на вторник».
«Тем не менее, с этого дня было положено начало еженедельным дневным сессиям, проводимых в этом клубе. «Битлз» имели [по сравнению с другими группами] большее количество выступлений в неделю, играя по понедельникам, средам и пятницам. «Большая тройка» выступала по вторникам, а «Дерри и Сеньоры» появлялись по четвергам».
Джордж: «Обычно мы играли в обеденные часы. Мы вставали, шли в «Пещеру» и играли от полудня до двух часов. Атмосфера была расслабленной, мы пили чай с бутербродами, курили на сцене, пели пару песен, а потом рассказывали анекдоты. Это [впоследствии] понравилось даже Брайену Эпстайну, хотя перед большой аудиторией он советовал нам вести себя иначе».
Пол: «Мы выходили на сцену с булочками с сыром и сигаретами, и нам казалось, что здесь мы действительно чего-то добьемся. Предохранители в усилителях часто перегорали; пока их чинили, мы пели песню из рекламы хлеба «Санблест». Мы исполняли пародии. Я, например, передразнивал Джета Харриса из «Теней». Известно, что однажды он свалился со сцены, и я тоже свалился, как он, — это был непревзойденный трюк».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джордж Тремлетт: «В начале шестидесятых мне довелось побывать в Ливерпуле, и поговорить со многими завсегдатаями клуба «Пещера». Все они говорили, что выступления «Битлз» в этом клубе были гораз¬до непосредственней, живее и ярче, чем то, что им потом приходилось видеть по телевидению, я уже тогда понял, что это так и было, даже сбрасывая со счетов ностальгию по «старым добрым временам».
Майкл Маккартни: «Пол вместе с девушками и несколькими музыкантами спел песню из бродвейского шоу 1957 года «Человек музыки», которая называлась «Пока у меня была ты» (Till There Was You). На фоне шумного рок-н-ролла это была необычная, ориентированная на старшее поколение мелодичная песня».
Бэрри Майлз: «Вечернее выступление в ливерпульском общественном джазовом клубе (Liverpool Jazz Society), который впоследствии будет переименован в клуб «Старая железная дверь» (Old Iron Door Club)».
Клуб «Железная дверь» был открыт в 1958. Лицензия была получена 9 апреля 1960. 22 декабря 1960 клуб был переименован в «Джазовое общество Ливерпуля» (Liverpool Jazz Society). 30 сентября 1961 клуб будет переименован в джаз-клуб «Сторвилл». С 12 октября 1962 клубу вернется его прежнее название – «Железная дверь».
Джефф Хогарт : «В 1960 году клуб назывался «Железная дверь». В 1961 году он стал называться джаз-клуб «Сторвилл». Еще его называли «Джазовое общество Ливерпуля». Но всегда он был известен как «Железная дверь». Все эти изменения в названии были необходимы из-за деятельности властей (полиции), которые почему-то хотели, чтобы мы закрылись».
Питер Р. Маккормэк (rickresource.com): «На рисунке Джеффа Хогарта изображено главное помещение джаз-клуба «Сторвилл» в 1961 году. «Сторвилл» начал функционировать с 30 сентября 1961 года и действовал по сентябрь 1962 года. Цифрами отмечены основные части клуба. Часть, отмеченная как 1, была входом в главное помещение клуба. 2 и 3 представляют собой зоны отдыха. Оранжевым цветом обозначены многоместные нераздельные скамейки, голубым – столы. Зона 4 – это женский туалет, 5 – кладовая, которая первоначально была пивным магазином. Номер 6 указывает на фойе, где располагалась входная зона со стойкой регистрации членов клуба и кассой. Зона 7 обозначает лестницу, ведущую вниз, к танцполу и сцене.
Переход в зону 8 клуба приводит к кофе-бару – месту, где предлагалось кофе, чай, молочные коктейли, апельсиновый сок, пепси-кола и другие безалкогольные напитки. Позади кафе располагалась не показанная здесь кухня, полностью оборудованная, где обычно готовились бутерброды. В те дни были очень популярны бутерброды с беконом. Зона 9 – основная зона кофе-бара. 10 – танцпол и пожарные двери в подвальном помещении».
«Впервые группа «Битлз» выступила в этом клубе под именем «Серебряные жуки» (Silver Beetles) 15 мая 1960 года. В «Джазовом обществе Ливерпуля» группа «Битлз» выступила пять раз в течение одного месяца: 6, 11, 13, 15 и 17 марта 1961 года. В джаз-клубе «Сторвилл» группа «Битлз» выступит три раза: 1, 8 и 15 марта 1962 года».
Питер Р. Маккормэк (rickresource.com): «Согласно объявления, опубликованного в «Ливерпуль Эко» 4 марта 1961, это мероприятие было представлено как «Лучший в истории рок-парад Мерсисайда».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«Мероприятие было организовано промоутером Сэмом Личем».
Сэм Лич (Sam Leach): «Молодежь в две тысячи человек выстраивались в очередь, чтобы попасть в клуб «Железная дверь», когда «Битлз» там выступали».
Бэрри Майлз: «Также в мероприятии принимали участие группы «Джерри и Лидеры» (Gerry & The Pacemakers), «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm & The Hurricanes), «Большая тройка» (The Big Three), «Дерри и Сеньоры» (Derry & The Seniors) и «Большой Тейлор и Домино» (Kingsize Taylor & The Dominoes)».
Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «В этот вечер группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в общественном джаз-клубе Ливерпуля (Liverpool Jazz Society, 13 Temple Street, Liverpool). Так же принимали участие следующие группы: «Битлз», «Большая тройка» (The Big Three), «Джерри и Лидеры» (Gerry and The Pacemakers), «Дерри и Сеньоры» (Derry and The Seniors), «Кингсайз Тейлор и Домино» (Kingsize Taylor and The Dominoes). Мероприятие называлось «Сегодня вечером хорошее время для встряски» (Rocking Good Time Tonight)».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Казанова» (Cassanova Club).
7 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление в клубе «Казанова» (Cassanova Club, Sampson & Barlow’s New Ballroom, Liverpool), совместно с группой «Дерри и Сеньоры» (Derry & The Seniors)».
«В клубе «Казанова» группа «Битлз» выступала 11, 14, 16, 21 и 28 февраля; 7 и 12 марта 1961».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера» / Пол Маккартни покидает компанию «Масси и Коггинс».
8 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера», затем выступление в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool), и вечернее выступление в зале «Хэмблтон» (Hambleton Hall, Huyton, Liverpool)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962.
В зале «Хэмблтон» группа «Битлз» выступала 25 января; 1, 8, 15 и 22 февраля; 8 и 20 марта; 20 августа; 3 и 17 сентября; 15 и 29 октября; 12 и 26 ноября; 10 декабря 1961; и 13 января 1962. Зал располагался в восточной части Ливерпуля на Сент-Дэвид Роуд (St David’s Road in Page Moss, Huyton)».
Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «В этот день группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в общественном джаз-клубе Ливерпуля (Liverpool Jazz Society, 13 Temple Street, Liverpool). Мероприятие называлось «Дневное время для свинга» (Swinging Lunchtime) и в зале «Хэмблтон», Хайтон (Hambleton Hall, Huyton). Так же принимали участие группы «Битлз» и «Дерри и Сеньоры» (Derry and The Seniors)».
Майкл Маккартни: «В конце концов, я устро¬ился на работу к портным Джексонам, а Пол получил увольнительную за¬писку от 08.03.61 г.: «Дорогой, сэр! Причитающие вам деньги вы можете получить…».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Эй-Ти-Си» (ATC Club) и клубе дорожных работников Девоншира (Devonshire Road Labour Club).
9 марта 1961 г.

Билл Харт: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Эй-Ти-Си», Саутпорт (ATC Club Southport)».
Денни Фрайер (dannyfriar.wordpress.com): «Впервые они выступили в Саутпорте 9 марта 1961 года в клубе учебного авиационного корпуса (ATC — Air Training Corps Club), располагавшемся на Аппер Отон-Роуд (Upper Aughton Road, Birkdale). За выступление им заплатили 10 фунтов-стерлингов».
Билл Харт: «Затем выступление в клубе дорожных работников Девоншира (Devonshire Road Labour Club)».
Денни Фрайер: «Затем состоялось их второе выступление в рабочем клубе (Labour Club), сейчас это клуб «Девоншир» (The Devonshire), расположенном на Девоншир-Роуд (Devonshire Road, High Park)».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера» и зале «Гросвенор» (Grosvenor Ballroom).
10 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера», затем выступление в танцевальном зале «Гросвенор» (Grosvenor Ballroom, Liscard), и вечернее выступление в зале «Святого Джона» (St. John’s Hall, Tuebrook, Liverpool)».
«Не следует путать зал Святого Джона в Тибруке (St John’s Hall, Snaefell Avenue, Tuebrook, Liverpool) с аналогичным в Бутле (Bootle), где «Битлз» тоже выступали.
В зале зал Святого Джона в Тибруке группа «Битлз» выступала 17 февраля; 10 марта; 13, 20 и 27 июля; 3, 10, 17, 24 и 31 авуста; 8 сентября 1961.
В танцевальном зале «Гросвенор» группа «Битлз» выступала 4, 6, 11, 18 и 25 июня; 2, 9, 16, 23 и 30 июля; 24 декабря 1960; 24 февраля; 10 марта; и 15 сентября 1961».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute) и в общественном джазовом клубе Ливерпуля (Liverpool Jazz Society).
11 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Liverpool), затем в общественном джазовом клубе Ливерпуля (Liverpool Jazz Society)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962.
В общественном джаз-клубе Ливерпуля группа «Битлз» выступала 6, 11, 13, 15 и 17 марта 1961; также как группа «Серебряные Жуки» (The Silver Beetles) они выступали 15 мая 1960, когда клуб носил название «Железная дверь» (Iron Door Club). В 1962 году клуб будет называться джаз-клуб «Сторвилл» (Storyville Jazz Club), «Битлз» выступали в нем 1, 8 и 15 марта 1962. С 12 октября 1962 года клуб вновь будет называться «Железная дверь».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club) и в клубе «Казанова» (Cassanova Club).
12 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club, West Derby, Liverpool), затем в клубе «Казанова» (Cassanova Club, Sampson & Barlow’s New Ballroom, Liverpool), совместно с группой «Большой Тейлор и Домино» (Kingsize Taylor & The Dominoes)».
«В клубе «Касба» группа «Битлз» выступала 29 августа; 5, 12, 19 и 26 сентября; 3 и 10 октября 1959 как «Кворримен», 17 и 31 декабря 1960; 15 и 29 января; 12, 19 и 26 февраля; 5, 12, 19 и 26 марта; 6, 13 и 27 августа; 10 и 24 сентября; 22 октября; 19 и 24 ноября; 3 и 17 декабря 1961; 7, 14, 21 и 28 января; 4, 11, 18 и 25 февраля; 4, 11, 18 и 25 марта; 1, 7 и 8 апреля; и 24 июня 1962».
«В клубе «Казанова» группа «Битлз» выступала 11, 14, 16, 21 и 28 февраля; 7 и 12 марта 1961».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера» и в общественном джазовом клубе Ливерпуля (Liverpool Jazz Society).
13 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера», затем в общественном джазовом клубе Ливерпуля (Liverpool Jazz Society), совместно с группой «Большой Тейлор и Домино» (Kingsize Taylor & The Dominoes)».
«Клуб «Железная дверь» открылся в апреле 1960 года. Впервые группа «Битлз» выступила здесь под именем «Серебряные жуки» (Silver Beetles) 15 мая 1960 года. В 1961 году промоутером клуба стал Сэм Лич, и он был переименован в «Джазовое общество Ливерпуля» ((Liverpool Jazz Society)). «Битлз» выступили в нем пять раз в течение одного месяца: 6, 11, 13, 15 и 17 марта 1961 года. В 1962 году клуб переименуется в джаз-клуб «Сторвилл», где «Битлз» выступят три раза: 1, 8 и 15 марта 1962 года. 12 октября 1962 года клубу вернется его прежнее название – «Железная дверь».

Силла Уайт (в будущем певица Силла Блэк): «Мой большой успех пришел ко мне благодаря Джо¬ну Леннону. Мы познакомились, когда мне было пятнадцать, я училась в Энсфилдском коммерче¬ском колледже. Моя подруга Полина потащила меня посмотреть на своего парня — он играл в ан¬самбле в «Железной двери», был такой в Энсфилде суперпопулярный молодежный клуб. Короче гово¬ря, парня звали Джордж Харрисон, а ансамбль на¬зывался «Битлз».
Они были неряшливыми. Чистыми, но неряшливыми, если вы понимаете, о чем я говорю. Потом я услыша¬ла, как они звучат. Честно говоря, думала, что будет хуже. Звучали довольно неплохо. [У Маккартни] так часто рвались струны, что те, кто стоял в первом ряду перед сценой, боялись, как бы им не выко¬лоло глаз
Мы смешались с толпой девчонок из школы, и они начали кричать ребятам на сцене: «Пусть Силла тоже споет!», потому что я пела на всех вечеринках, во всех клубах Ливерпуля, и дев¬чонки закричали: «Пусть она тоже споет!», а Джон со сцены ответил: «Ладно, Сирил», - он звал меня «Сирил», как парня, и он всегда меня так называл - шутил, - хотя, конечно, знал, как меня зовут. В об¬щем, Джон сказал: «Ладно, Сирил, покажи-ка нам, что ты можешь!» Я взобралась на сцену и запела песню на мотив гершвиновской «Летней поры» из «Порги и Бесс».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера».
14 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера» и в общественном джаз-клубе Ливерпуля (Liverpool Jazz Society).
15 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера», затем выступление общественном джаз-клубе Ливерпуля (Liverpool Jazz Society), совместно с группами «Джерри и Лидеры» (Gerry & The Pacemakers), и «Рори Сторм и Дикие» (Rory Storm & The Wild Ones). Это мероприятие носило название «Рок-сессия в свингующее обеденное время» (Swinging Lunchtime Rock Session), и проходило с 12 часов дня до 5 вечера».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


«В общественном джаз-клубе Ливерпуля группа «Битлз» выступала 6, 11, 13, 15 и 17 марта 1961; также как группа «Серебряные Жуки» (The Silver Beetles) они выступали 15 мая 1960, когда клуб носил название «Железная дверь» (Iron Door Club). В 1962 году клуб будет называться джаз-клуб «Сторвилл» (Storyville Jazz Club), «Битлз» выступали в нем 1, 8 и 15 марта 1962. С 12 октября 1962 года клуб вновь будет называться «Железная дверь».
Марк Льюисон: «15 марта Стю Сатклифф возвращается в Гамбург».
Полина Сатклифф: «15 марта 1961 года на пароме он отбыл в Германию».
Пол: «[Уехав в Гамбург] Стюарт одолжил мне свой бас, и в течение нескольких недель я играл на его бас-гитаре».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера».
16 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера».

Росс Бенсон: «Иногда Маккартни оставался в клубе на ночь, пил теплую кока-колу и развлекался с какой-нибудь подружкой в тесной костюмерной за сценой, а рано утром садился на автобус № 86 и ехал домой на Фортлин-Роуд. Репу¬тацию Пола как суперзвезды рок-н-ролла слегка по¬дрывал его отец, который частенько заходил в клуб во время обеда и кормил сына сосисками».
Синтия: «Родители ребят иногда заходили в «Пещеру» посмотреть, как они выступают».
Росс Бенсон: «Раньше Джим Маккартни проводил обеденное время поблизости от «Пещеры», околачиваясь в районе пабов и кафе по соседству с хлоп¬ковой биржей, высматривая возможных клиентов. Действитель¬ность была тяжела. Джим по-прежнему оставался самым обыкновенным продавцом, зарабатывал меньше 10 фунтов в неделю и еле-еле сводил концы с концами».
Джим Маккартни: «Я частенько приходил в «Пещеру» во время обеденного перерыва. Вообще, им следовало давать над¬бавку за вредность. Всюду воняло потом. Когда Пол возвращался с работы, я буквально выжимал его рубашку. Ребята там прихо¬дили в неистовство, они дрались, чтобы пробиться поближе к сцене, или же хлопались в обморок от возбуждения, нагнетаемого всей этой атмосферой. И Пол, и все остальные на сцене были по¬хожи на каких-то драных котов. Я несколько раз пробовал протолкнуться сквозь толпы ребят, но ни разу не смог. Поэтому обычно я шел в их крошечную артистическую и ждал, пока они вернутся туда со сцены».
Хантер Дэвис: «Джим сидел там, конечно, не для того, чтобы получить автограф, — ему хотелось увидеть Пола. Он, который кухарил, мыл посуду, чистил кастрюли, скреб и убирал для Пола и Майкла за двоих, заменяя им мать, тратил свое обеденное время, чтобы сделать покупки на ужин».

Синтия: «Отец Пола, Джим, нередко ждал сына в раздевалке, чтобы передать ему еду, купленную во время обеденного перерыва. Пол забирал ее с собой домой, разогревал в духовке и, когда отец возвращался с работы, они вместе ужинали».
Росс Бенсон: «Отношение Пола к отцу обусловлено его личными качествами, и Пол всегда считал себя послушным сы¬ном. Но тогда он был молод, и, вопреки советам отца, ему казалось более привлекательным зарабатывать на жизнь рок-н-роллом, чем наматывать электрические катушки».
Синтия: «Захаживали также матери Пита и Стюарта. Что же касается мамы Джорджа, то она приходила почти всякий раз посмотреть на своего мальчика да еще приводила с собой подруг и родственников».
Хантер Дэвис: «Миссис Харрисонон по-прежнему оставалась одной из самых преданных поклонниц «Битлз». Она не только ездила за ними повсюду, но еще и прихватывала с собой родственников и дру¬зей.

Группа «Битлз» выступает в зале «Мосвей» (Mossway Hall) и в общественном джаз-клубе Ливерпуля (Liverpool Jazz Society).
17 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Мосвей» (Mossway Hall, Croxteth, Liverpool)».
«Это было единственное выступление «Битлз» в зале «Мосвей». Кроме того, это было единственное их выступление, организованное промоутерами «Айвемер Промоушинз» (Ivamar Promotions) – Джимом Макайвером (Jim McIver) и Дуги Мартином (Dougie Martin), которые устраивали мероприятия на трех ливерпульских площадках: зал Святого Луки в Кросби (St Luke’s Hall, Crosby), так же известный как «Джайв Хайв» (Jive Hive); клуб «Айвемер», или зал «Мэсоник» (Ivamar Club (Masonic Hall)) в Скилмерсдейле; и зал «Мосвей».
За это выступление «Битлз» не получили денег, но им разрешили выпить столько «Гиннесса», сколько они смогли – 17 марта, День Святого Патрика».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в общественном джаз-клубе Ливерпуля (Liverpool Jazz Society)».
«Это мероприятие было организовано Сэмом Личем, и называлось «Рок-бал вечер святого Патрика». На афише «Битлз» были заявлены как главные участники шоу. Также принимали участие группы и «Джерри и Лидеры», «Большой Тейлор и Домино», «Саймон Кардово и его стил-бэнд Королевских каррибцев», и «Оркестр калипсо Билла Бейли.
В общественном джаз-клубе Ливерпуля группа «Битлз» выступала 6, 11, 13, 15 и 17 марта 1961; также как группа «Серебряные Жуки» (The Silver Beetles) они выступали 15 мая 1960, когда клуб носил название «Железная дверь» (Iron Door Club). В 1962 году клуб будет называться джаз-клуб «Сторвилл» (Storyville Jazz Club), «Битлз» выступали в нем 1, 8 и 15 марта 1962. С 12 октября 1962 года клуб вновь будет называться «Железная дверь».
Бруно Цериотти: «Выступление группы «Рори Сторм и Ураганы» в Скелмерсдейле (Skelmersdale, West Lancashire)».
(условная дата)
Алан Уильямс: «Вскоре я получил благосклонный ответ из германского консульства в Ливерпуле [о возможности «Битлз» приехать в Гамбург] и приступил к необходимой бумажной работе. Поскольку ребята были ещё несовершеннолетними, требовалось получение письменного согласия их ближайших родственников».
«В Германии Стю Сатклифф и Астрид Киршнер способствовали тому, чтобы группа смогла вернуться в Гамбург».
Полина Сатклифф: «В Гамбурге Стю с Астрид посетили департамент полиции, чтобы получить подтверждение о праве на работу для группы «Битлз». Джорджу в феврале исполнилось 18, поэтому с ним в этот раз тоже не было проблем. В полиции Стю заверил представителей власти, что Пол и Бест будут хорошо себя вести. В Англию Стю написал Питу: «Поскольку решение о депортации действует в течение года, то мне дали ясно понять, что в случае, если вы нарушите общественный порядок, то будете высланы из страны без права в дальнейшем получить визу». Петер Экхорн, владелец клуба «Топ Тен», помог Питу Бесту вернуть аппаратуру, оставленную группой из-за вынужденного отъезда, и обеспечил оформление разрешения на работу на апрель».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club).
19 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club, West Derby, Liverpool)».
«В клубе «Касба» группа «Битлз» выступала 29 августа; 5, 12, 19 и 26 сентября; 3 и 10 октября 1959 как «Кворримен», 17 и 31 декабря 1960; 15 и 29 января; 12, 19 и 26 февраля; 5, 12, 19 и 26 марта; 6, 13 и 27 августа; 10 и 24 сентября; 22 октября; 19 и 24 ноября; 3 и 17 декабря 1961; 7, 14, 21 и 28 января; 4, 11, 18 и 25 февраля; 4, 11, 18 и 25 марта; 1, 7 и 8 апреля; и 24 июня 1962».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера» и в зале «Хэмблтон» (Hambleton Hall).
20 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Хэмблтон» (Hambleton Hall, Huyton, Liverpool), совместно с группой «Рокин Рэйвинз» (The Rockin’ Ravens)».
«В зале «Хэмблтон» группа «Битлз» выступала 25 января; 1, 8, 15 и 22 февраля; 8 и 20 марта; 20 августа; 3 и 17 сентября; 15 и 29 октября; 12 и 26 ноября; 10 декабря 1961; и 13 января 1962. Зал располагался в восточной части Ливерпуля на Сент-Дэвид Роуд (St David’s Road in Page Moss, Huyton)».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера»
21 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Вечернее выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера». Также выступали группы «Ремо Фо» (The Remo Four), «Дейл Робертс и Нарушители» (Dale Roberts & The Jaywalkers) и «Блу Джинес», которая была приглашающей стороной».
«Группа «Битлз» выступала в поддержку «Блу Джинес» (The Blue Genes), которые впоследствии станут «Свингующими голубыми джинсами» (The Swinging Blue Jeans)».
Алан Клейсон: «21 марта «Битлз» выступили в «Пещере», на сей раз в качестве гостей «Свингующих Голубых Джинс». Ко¬личество посетителей, которым в этот вечер не хватило мест в зале клуба (60!), ясно показало, на чьей стороне их симпатии — хозяев или же гостей. Оде¬тые в полосатые фланелевые куртки джазмены не могли понять, как столь неряшливо одетые музы¬канты способны вызывать уважение».
Алан Уильямс: «В то время большинство ливерпульских групп носили нечто вроде униформы, в основном, мохеровые костюмы и тонкие галстуки. Но не «Битлз». Если посмотреть, они были ещё те «оборванцы». Им было абсолютно наплевать, как они выглядели. И понемногу другие ансамбли начали подражать их потрепанным кожаным курткам, изношенным ботинкам и туфлям и тому хулиганистому «да-пошёл-ты!» образу, который они создавали на сцене».
Из интервью Боба Вулеру Спенсеру Лею, июль 1998 г.:
Спенсер Лей: Ты помнишь тот легендарный «Званый вечер Голубых джинс» (Blue Jeans Guest Night) в «Пещере» в марте 1961-го, когда они пригласили «Битлз»?
Боб Вулер: «Голубые джинсы» проводили в «Пещере» званый вечер во вторник, и хотели пригласить такие группы, как «Дейл Робертс и Нарушители», «Ремо Фо», или «Четверка Джейс», тех, кто не конфликтовал, или не ругался между собой.
Рэй Макфолл (владелец клуба): «Это был вечер «Блу Джинес», и они хотели [пригласить] хорошие, подготовленные, опрятные бит-группы, которые бы не были слишком громкими и необузданными. И они хотели предложить мне эти группы».
Боб Вулер: «Рэй Макфолл добавил к ним «Битлз», и их поклонники просто смяли поклонников «Блу Джинес».
Рэй Эннис (солист группы «Блу Джинес»): «Рэй Макфолл ангажировал «Битлз» на наш вечер по-приглашениям, ничего нам не сказав, и нас это очень рассердило. Наших поклонников рассердило присутствие поклонников «Битлз», которые пришли туда раньше, и заняли места в первых рядах. Они смотрели на нас как бы говоря: «Что все это такое?». Они требовали «Битлз».
Джои Бауэр (группа «Четыре щеголя» (The Four Jays)): «Это был первый раз, когда я увидел «Битлз». Они были в черной коже и обливались потом. Они исполняли песни, которые я никогда прежде не слышал, и я задавался вопросом, где они их взяли».
Боб Вулер: «Я разговаривал с Полом Маккартни об американских пластинках из моей коллекции, и он одолжил «Хиппи хиппи шейк» Чена Ромеро. К моему удивлению он исполнил этот номер во время их первого вечернего выступления».
Джои Бауэр (Joey Bower, группа «Четыре щеголя» (The Four Jays)): «Они [также] исполнили абсолютно фантастическую версию «Бесаме Мучо», одну из лучших вещей, которые я когда-либо слышал на сцене».
Рэй Эннис (солист группы «Блу Джинес»): « Тогда они плохо играли».
Ральф Эллис (гитарист группы «Блу Джинес»): «Их пение было весьма грубым, а гитары звучали фальшиво. Мы много репетировали, чтобы достичь правильного звучания, и нам не очень понравилось наблюдать за «Битлз», которых так хорошо принимали с чем-то, что они отрепетировали минут за пять до этого».
Боб Вулер: «У «Блу Джинес» был не самый радужный вечер, и в ту ночь на ступеньках «Пещеры», между Рэем Эннисом из «Блу Джинес» и Рэем Макфоллом произошла ссора. Рэй Эннис сказал: «Мы больше не пригласим их на свой Званый вечер», но Рэю Макфоллу «Битлз» нравились, а также выручка, связанная с ними, так что, вскоре после этого «Блу Джинес» ушли».

Алан Уильямс: «За первые несколько месяцев 1961 года «Битлз», бесспорно, стали рок-н-ролльной бит-группой номер один на Мерсисайде. Вокруг любого из танцзалов, где играли «Битлз», собирались бешеные очереди. «Битлз», «Битлз», «Битлз»! На языке у тинейджеров вертелось только это имя. Они стали притчей во языцах среди подростков. «Битлз» знали это. И антрепренеры это знали. И я знал это. Но никто из нас не мог даже представить себе, что эти мальчики вскоре резко взмахнут крыльями и сумеют завоевать не только большой и широкий экран, но и займут центральное место в мире развлечений для взрослых.
Да, и Боб Вулер, и я говорили, что их ждёт очень, очень большое будущее. Но насколько большое? И когда? Через миллион лет? Многие из нас не попали в эту лодку. Мы были свидетелями зарождающегося урагана, но не поставили паруса, что он подхватил нас. Но я не переживаю по этому поводу, не дождётесь, господа!».
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера».
22 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера».
Филипп Норман: «Три или четыре дня в неделю разносчики и кладовщики с Мэттью-Стрит становились свидетелями наплыва в клуб «Пещера» молоденьких девушек из центральных магазинов и контор – высокие прически, на каблучках-шпильках, вид которых, казалось, шокировал старые каменные стены».
Синтия: «Дневные выступления «Битлз» в «Пещере» имели феноменальный успех. Молодые городские щеголи и щеголихи, студенты, продавцы, рабочие и школьники собирались на узенькой мостовой, нетерпеливо ожидая своей очереди, чтобы получить свою ежедневную порцию звуков - звуков, подобных которым они никогда раньше не слышали».
Джордж Тремлетт: «Как-то Гарри Харрисон, старший брат Джорджа, сказал мне: «Вся эта «битломания» началась с девиц, которые ходи¬ли в «Пещеру». После первого турне в Гамбург было объявлено, что «Битлз» будут играть в клубе «Пещера» во время местного праздника. За три дня до выступления перед клубом выстроилась очередь. Это было что-то сверхестесственное - обычная ливерпульская группа, мало кому известная, кроме молодежи в Гамбурге и Ливерпуле, и вдруг - огромная очередь за три дня до выступления! Узнав об этой очереди, ребята забрались в свой потрепанный микроавтобус и поехали посмотреть на это диво. Приехали и увидели, что это правда, пересчитали девчонок в очереди, сгоняли в кулинарный магазин, накупили сладких пирожков, бутербродов и роздали их своим поклонницам. Я уверен, что ни один из этих пирожков не был съеден. Я бы¬вал в гостях у одной из этих девушек и видел у нее на самом вид¬ном месте такой пирожок. Это был самый дорогой сувенир - пирожок из рук кумира! Они были так дороги этим девчонкам, что с них даже пыль не вытирали».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Филипп Норман: «В полдень, когда начинались выступления, очередь тянулась от угла, выходящего на Уайтчэпэл, на сотни ярдов мимо стен с колючей проволокой и мрачных фасадов складов ко входу, похожему на корабельный люк, у которого стоял вышибала с растопыренными руками. Когда городские часы били полдень, очередь начинала постепенно вползать в люк и, минуя восемнадцать ступенек, подходить к столику, за которым сидел Рэй Макфолл, окруженный суповыми мисками, полными денег. Вход стоил один шиллинг для членов клуба и полтора - для не-членов. За спиной Макфолла находился миниатюрный гардероб, где в обеденное время работала девица по имени Присцилла Уайт, машинистка из соседней конторы (прим. – в будущем, певица Силла Блэк)».
Майкл Маккартни: «Цена была сходная для выступления брата и его рокеров - 3 фунта 10 шилингов за полчаса. Пол и «Битлз» впервые выступили в «Пещере» в марте 1961 года по приглашению «Блу Джинес» и это был страшный успех, вызвавший много подражателей.
Работа в «Пещере» была работой с перевоплощением. С одной стороны утомительные репетиции, сначала у нас дома, когда папаша уходил на работу, а я прогуливал в школе, а затем на автобусе № 86 с гитарами и уси¬лителями мимо грузовиков с фруктами вниз по крутой лестнице в темноту. Открываются тяжёлые двери, и мы входим в плохо освещённый подвал с тёмными сводами, проходя мимо уборщиц.
Затем бешеный проход через всю аудиторию, девчонки, ощущая их присутствие, рвутся к битлам, идущим впереди меня. И вот «Битлз», толпа родственников и ассистентов приближаются к раздевалке. После 3-4-ударов распахивается дверь в пещеру Алладина.
Мы выпиваем кока-колу и направляемся к сцене через стулья, которые стоят лицом к Мекке (или Макке, я плохо пом¬ню). Подключаем усилители, настраиваемся, затем потихоньку начинаем про¬игрывать номера. Чтобы все такты и гармонии были в совершенстве, наш маленький магнитофон помогает найти ошибки при воспроизведении. (Как забавно слушать через 20 лет записи «Битлз!»).
Теперь о перевоплощении. То, что днём было холодным, пропахшим фруктами, подвалом, превращалось в пышущую жаром доменной печи преисподнюю. Дверь открывается, и раздаются звуки старого доброго рок-н-ролла (Денни, Рори, Джерни, «Мерси Бит» или мои любимые «Большой Тейлор и Домино»).
Этот подвальчик состоит из маленького кирпичного погреба, скамейки и деревянных стульев вдоль стен. Одежда на стенках и Боб Вулер со своим микрофоном».
Синтия: «Погреб состоял из трёх отдедений. Первое отделение было заставлено рядами бамбуковых стульев, места по краям предназначались для школьников, а вдоль мокрых стен стояли скамейки. Каждое отделение представляло собой «открытый план», разделяемый только поддерживающими стенами и низкими кирпичными арками, очень прочными по конструкции. Освещения практически не было никакого, кроме красных лампочек там и сям, хорошо скрытых где-то под потолком. Мрачный вертеп тайного разврата, думаете вы? Совсем нет. Стоило толь¬ко начаться музыке, и всё приходило в движение. Разноликая толпа превращалась в спаянную группу, объединённую общим настроением. Электризующая — только так я могу определить царившую там атмосферу. Стены и арки, казалось, уплывают куда-то в бесконечность, и остаётся только масса людей — перевозбужденных, выражащих свою радость громкими криками, визгами и рукоплесканиями. Покачивающиеся, дёргающиеся, вибрирующие тела, охваченные неописуемым экстазом взвинченных эмоций. Со стен и потолка сбегала вода. Чем громче играла музыка, тем неистовее становились вопли. Поистине фантастическая картина. «Битлз» стали всеобщими любимцами. Музыкально, эмоционально и сексуально захватывая публику, они уносили её с собой в увлекательное путешествие, а когда оно подходило к концу, зрите¬ли, совершенно обессиленные, требовали ещё и ещё. Ничего подобного я не видела ни до, ни после. Фантастика! Сцена в «Пещере» была очень маленькая, на ней еле-еле размещались рояль, усилители, микрофоны и барабаны.
Конферансье Боб Вулер, компетентный, влюблённый в своё дело человек, представлял разные группы с большим профессионализмом и с характерным шиком».
Альберт Голдмен: «Ведущим концертов был Боб Вулер, радиоведущий и командир скаутов. Он занимался тем, что ставил пластинки в ожидании, пока не заполнит¬ся зал, и провозглашал: «Запомните же, пещерные гости, что лучшая из пещер — это «Пещера!».
Филипп Норман: «Под темными арками раздавался голос Боба Вулера, читающего вступительную проповедь: «Привет, пещерные жители! Добро пожаловать в лучший из подвалов!». Вулер вещал не со сцены, а из-за нее - из крохотной ниши, служившей также комнатой отдыха для ансамблей. Маленький столик служил подставкой для усилителя и проигрывателя. В промежутках между выступлениями групп Вулер садился в свою вонючую священную дыру, и крутил пластинки из своей большой кол¬лекции».
Майкл Маккартни: «Его проигрыватель — часть его самого. Он сидит вместе с ним в правом углу рядом с аркой ведущей сцены. Я сажусь, делаю несколько пробных снимков и иду за кока-колой».
Альберт Голдмен: «Затем, когда «Битлз» делали ему знак, что готовы, он объявлял: «А сейчас встречай¬те свою любимую рок-энд-скорбную группу - «Битлз»!».
Синтия: «Правда, на первых порах он [Боб Вулер] и Битлы не могли добиться чёткого взаимопонимания, потому-что это был человек строгих правил и своих представлений о том, что должны и чего не должны делать артисты на сцене».
Альберт Голдмен: «Четыре фигуры взлетали по трем ступенькам, ведущим на эстраду, включали усилители и обрушивали на своих фанов музыкальную мешанину. Качество музыки мало заботило публику, которая заводилась от громких аккордов электрогитар, пропущенных через тридцативаттные усилители и отраженных от низких кирпичных сводов потолка. С первых же нот девчонки принимались виз¬жать. «Заткни-и-и-итесь!» — орал на них Джон, но крики от этого становились только громче. Тогда «Битлз» врубали усилители на полную мощность, и с потолка начинала осыпаться побелка, покрывая белыми хлопьями «пещерной перхоти» черные куртки музыкантов.
Широко расставив ноги и согнув колени, Джон смотрел в зал своими близорукими глазами. Он исполнял несколько номеров подряд, затем запихивал в рот огромный кусок жевательной резинки и расслаблялся. «А теперь послушайте отрывок из мюзикла под названием «Мистер Мускул» (прим. — игра слов. В оригинале «Ми¬стер Музыка»), которую исполняет Пегги Лег», — бросал он в зал, представляя версию Пола Маккартни композиции «Пока ты не появилась» (Till There Was You). Еще он любил отпускать шутки в ад¬рес любимого чернокожего музыканта «Битлз»: «А эта вещь принадлежит Чаку Берри из Ливерпуля, кривоногому белому музыканту, с лысиной». Когда Пол затягивал «Над радугой» (Over the Rainbow), подмигивая секретаршам из «Кьюнард-Мэвис и Эдне», Джон строил рожи за его спиной или устраивал свой коронный аттракцион в духе Квазимодо, согнувшись пополам, вывернув лицо к плечу и скорчив ужасающую гримасу. А во время томных медленных вещей, которые Пол нашептывал в микрофон, он извлекал из своей гитары пронзительные звуки, оглядываясь по сторонам с оторопелым видом деревенщины, оказавшегося первый раз в столице».
Майкл Маккартни: «Во время моего отсутствия «Битлз» переходят от разминки к мощному могучему рок-н-роллу, от которого волосы встают на затылке дыбом. Все как будто затаили дыхание, воздуха как будто нет, но вот все вздохнули, и пот уже капает с потолка, с носа, с души…
Поскольку туалет стоит рядом со стойкой, где продают кока-колу, то с каждым вздохом горячего воздуха проникает запах мочи, пота, гниющих фруктов.
Взяв в руки холодную кока-колу, я пробираюсь к раздевалке и стучу в дверь. Нет ответа: все смотрят «Битлз». В конце концов, ты сдаёшься, встаёшь на цыпочки и сам смотришь на своих парней, на свой любимый номер!
В основном я смотрел на Леннона. Он был похож на загнанного в клетку зверя, а совсем не на жука. Не то что у меня было что-то против брата, но всё же он брат, который ковыряется в носу и подолгу просиживает в туалете, где или играет на гитаре, или читает какую-нибудь порнуху. Леннон стоит, широко расставив ноги, бросая вызов всем своим видом: «Ну-ка, попробуй подойти и ударь меня!». Его странные движения, острые, как бритва, и дикие монгольские глаза.
Но Пол зажигает девочек, а также некоторых мальчиков своей песней «Пока там не появилась ты» (Till There Was You). Среди всех этих рок-н-ролльных визгов это очень необычная и мелодичная песня в духе нашего папаши. И дальше он потрясает выдающимся исполнением песни «Долговязая Салли» (Long Tall Sally)».
Филипп Норман: «Для своей обеденной аудитории они выдавали обширный гамбургский репертуар: с американского блюза они могли переключиться на плаксивый кантри-вестерн; с хита из «Toп 20» — на какой-нибудь сентиментальный довоенный танцевальный мотив. Бобу Вулеру казалось, что им доставляет радость играть то, что никто из их соперников играть не отваживается».
Боб Вулер: «Они старались показать, что они не такие, как все. Если кто-то играл сторону «А» популярной пластинки, то они играли сторону «В». Если все вокруг прыгали, то они стояли неподвижно, словно истуканы».
Филипп Норман: «Вулер имел некоторое коли¬чество редких американских синглов, которые он временами крутил через громкоговорители «Пещеры». Один из них, «Хиппи хиппи шейк» (Hippy Hippy Shake), так потряс Пола Маккартни, что он умолял одолжить ему этот сингл, чтобы переписать слова. Эта вещь стала кульминацией в наборе «ударных» рок-композиций, которые они исполняли».
Боб Вулер: «В 1959 году Майк Миллворд, который в то время играл в группе «Боб Эванс и пять шиллингов», спросил меня, слышал ли я «Хиппи хиппи шейк» Чена Ромеро, который пел чаще всего фальцетом. Мы даже не знали, был ли это парень или девушка. Эта пластинка вышла на «Колумбии», и я ее купил. Эта песня очень впечатлила Майка. Однажды я проиграл ее в «Пещере» во время дневной сессии, и Пол Маккартни спросил меня о ней. Он всегда считал себя певцом, обладающим высоким тембром голоса. Я одолжил ему пластинку, и «Битлз» стали ее исполнять».
Альберт Голдмен: «В тот период «Битлз» были самым настоящим одушевленным музыкальным автоматом. Их программа была лишена какого-либо порядка, они чередовали одну за другой самые разные песни: рок-н-ролл, ритм-энд-блюз, кантри, фольклор, радио-хиты, мелодии из мюзиклов, все, что могло взбрести в голову. Иногда они пели то, что заказывала публика. Или вдруг начинали спорить на сцене, что исполнять дальше. Они стремились развеселить публику и весе¬лились сами. Кстати, именно чувство юмора, спонтанность делали их такими непохожими на другие рок-группы — как на те, что были до них, так и на те, которые вскоре займут их место.
Наконец наступала кульминация концерта — «Битлз» за¬водили какую-нибудь ритм-энд-блюзовую вещь в стиле фанки, например «Деньги» (Money), и играли ее очень долго. Они привезли с собой из Гамбурга один секрет, который сразу обеспечил музыкантам успех, стоило им только начать снова выступать в Ливерпуле. Секрет заключался в использовании принципа инструментальной импровизации, когда медленно нарастающее возбуждение заставляет подняться со своих мест даже самых ленивых зрителей, полностью подчиняя их той энергетике, которую несет в себе бурлящий музыкальный поток. Однообразная мелодия госпел-блюза повторялась до бесконечности, а девушки в черно-белых платьях, надетых поверх пышных накрахмаленных нижних юбок, и юноши в серых свитерах под горло и темных куртках, не удержавшись, вскакивали с мест. Сгрудившись тесной толпой друг против друга, они начинали приплясывать. Танцующие оказывались на¬столько стиснутыми со всех сторон, а в зале царили такая жара и влажность, что кирпичные своды покрывались каплями, а сам концерт никогда не заканчивался без того, что¬бы кто-нибудь не потерял сознание».
Майкл Маккартни: «Так и проходили все эти дни. Я слушал их, читал журнал «Нью мюзикл экспресс» и, время от времени, делал фото. Когда всё это заканчивается, и волшебная дверь Сезама открывается на улицу и заканчивается за мной для того, чтобы поклонники не заметили, раздаются крики типа: «Кока-кола теплая!» (обычно это Джордж). Сняв с себя мокрые от пота майки и кожаные куртки, обтёршись полотенцами, они переодеваются в джинсы и чёрные рубашки с короткими рукавами. Затем вся группа пробирается сквозь ораву девушек, и мы отправляемся утолять жажду. Чаще всего мы отправлялись вниз по улице, в «Грэйпс», чтобы выпить стаканчик сока и подзакусить перед ночным выступлением».
Филипп Норман: «В перерывах они прокладывали себе путь сквозь толпу на¬верх - к яркому дневному свету. Они пересекали Мэттью-Стрит и заходили в «Грэйпс» - паб, похожий на матросский кабак, с выскобленными дощатыми столами, любимое место почтальонов из ближайшего почтового отделения на Норт Джон-Стрит».
Из интервью Пола Маккартни журналу «Кью» в 1997 г.:
Журналист «Кью»: В «Грэйпс» я купил футболку с изображением «Битлз», и мне сказали, что члены группы изображены за своим любимым столиком – располагавшимся на пути в дамскую комнату, – где они обычно снимали девочек, приглашая их провести вечер в «Пещере». Это соответствует действительности?

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Пол: Скорее всего, да. Это выглядит вполне правдоподобно. Если какое-то место предоставляло наилучшую возможность познакомиться с девочками, я не сомневаюсь, что мы сидели бы там.
Филипп Норман: «В «Грэйпс» они подолгу сидели за горьким пивом (пять пенсов за пол¬пинты). Хозяйка часто ворчала, что они лишь зря занимают места, за которыми могли бы сидеть почтальоны, потягивающие настоящий «Гиннес». Клуб «Пещера» предлагал обед лишь одного вида - горячий суп с загадочными кусочками, плавающими в нем; мясные пирожки, булочки и легкие напитки».
Падди Делании: «Однажды Пол одолжил у меня полпенни. Он хотел ку¬пить «Кока-колу» и булочку с сыром; выходило семь пенсов и полпенни, а у него было только семь пенсов. «Держи, Пол, - сказал я. - Вспомни меня, когда станешь знаменитым».
Майкл Маккартни: «Костюмы из чёрной кожи отсвечивают и пузырятся на ветру, битлы гуськом выходят из кабачка и идут по мощёной улице мимо толпы поклонников. Время от времени раздаётся девичий выкрик: «Это они!». После концерта процедура [посещения кабачков] продолжается до бесконечности, пока мы не посетим все кабачки. Так мы сидим там до самого утра. На рассвете мы с Полом, разминая усталые ноги, выходим из своей пещеры. Умудрённые опытом и, конечно, более счастливые, направляемся к остановке автобуса № 86. Останавливаемся у витрин магазинов с узконосыми модными туфлями или же садимся на почтовые ящики. Нас обдувает свежим ветром с реки Мерси, и мы ждём прибытия первого автобуса. Волшебные дни!».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера».
24 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club).
26 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club, West Derby, Liverpool)».
«В клубе «Касба» группа «Битлз» выступала 29 августа; 5, 12, 19 и 26 сентября; 3 и 10 октября 1959 как «Кворримен», 17 и 31 декабря 1960; 15 и 29 января; 12, 19 и 26 февраля; 5, 12, 19 и 26 марта; 6, 13 и 27 августа; 10 и 24 сентября; 22 октября; 19 и 24 ноября; 3 и 17 декабря 1961; 7, 14, 21 и 28 января; 4, 11, 18 и 25 февраля; 4, 11, 18 и 25 марта; 1, 7 и 8 апреля; и 24 июня 1962».
Пит Шоттон: «Джону нравился Гамбург. Он чувствовал, что этот город больше всего подходит для него. Он даже пытался уговорить меня присоединиться к «Битлз» в одной из их предстоящих поездок, и мне пришлось выдержать всю мощь умения Леннона убеждать так, словно он пытался втянуть меня в жуткую аферу. «Тебе там очень понравится, Пит, – твердил он. – В любое время дня и ночи ты будешь иметь все, чего только пожелаешь. Такое надо УВИДЕТЬ своими глазами; представить такое невозможно». К сожалению, главным образом из-за финансовых обстоятельств тех лет, я не согласился».
Филипп Норман: «В этот раз у ребят были настоящие разрешения на работу и билеты на поезд, купленные на высланный Петером Экхорном аванс».

Группа «Битлз» поездом отправляется в Гамбург.
27 марта 1961 г.

Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» поездом отправляется в Гамбург, чтобы играть в клубе «Топ-Тен».
Энди Бабюк: «На этот раз «Битлз» отправились в Гамбург на поезде вместе со своими инструментами и оборудованием».
Алан Уильямс: «По окончании всей долгой и трудной работы [получение письменного согласия их ближайших родственников] я подписал контракты с Петером Экхорном, и ребята счастливые рванули в Гамбург и «Топ-Тен».
Полина Сатклифф: «На ребят были оформлены визы, депортационные решения были аннулированы, а таже улажены все иммиграционные формальности. Группе предстояло много работы – 503 часа на сцене, 92 вечера».
Росс Бенсон: «Перед этим Мона и Пит Бест писали бесконечные письма германским властям, в которых умоляли отменить решение о депортации, и обещали, что на сей раз «Битлз» действительно будут вести себя надлежащим образом. В конце концов, после того как Алан Уильямс уладил дело с властями, написав письмо в германский суд, после того как Экхорн (администратор клуба «Топ Тен») заплатил 158 марок за депортацию Маккартни и Беста (потом он вычел эти деньги из их заработка), разрешение на въезд в Германию, наконец, было получено.
Перед отъездом, Джон пообещал Синтии, что на этот раз гастроли будут непродолжительными, и смягчил боль разлуки, пригласив ее приехать в Гамбург на каникулы».
Джордж: «Мы вернулись из Гамбурга в ноябре 1960 года, а в апреле 1961 года мы снова отправились туда. Ко второй поездке мне уже исполнилось 18, поэтому я смог присоединиться к группе, а проблем, связанных с депортацией Пола и Пита, нам удалось избежать. Петер Экхорн во всем разобрался. Ему принадлежал клуб «Топ Тен», где нам предстояло играть; то, что он приложил столько усилий, означало, что он стремится заполучить «Битлз», и мы были только рады поработать там».
Хантер Дэвис: «Астрид встретила ребят на вокзале».

Ринго Старр обручился с Джеральдиной Макговен.
29 марта 1961 г.

«В марте 1961 года были сделаны окончательные приготовления к свадьбе Ринго и Джеральдины Макговен».
Ринго: «Я любил ее, и она любила меня. Мы начали собирать комод с приданым невесты и делать все приготовления к свадьбе».
«Был зарезервирован приемный зал и заказан кортеж свадебных машин, но в этом идеальном плане не было только одного – счастливой пары. Джеральдина не была столь же увлеченной музыкой, как ее жених, и ныла, что «Для Ричи самое ценное – это его барабаны». Ее привело в смятение то, что он не устроился на работу стажером столяра в «Генои Хант и сыновья», куда его устроил ее отчим Гарри, и она настойчиво повторяла слова ее родителей о стабильной работе. Он только что получил известие о том, что его группе «Рори Сторм и Ураганы» предложили отыграть летний сезон в доме отдыха «Батлинз», и он настолько сильно был увлечен идеей быть «профессиональным музыкантом», что не мог позволить себе устроиться на нормальную работу, о которой Джеральдина и его мама постоянно твердили».
Отец Джеральдины Макговен: «Ричи с Джеральдиной были очень близки друг к другу, но расстались незадолго до того, как «Битлз» стали известными».
Ринго: «Я обручился с одной девушкой, но это не продлилось долго, потому что она начала настаивать: «или она, или барабаны».
Джеральдина Макговен: «Когда он собрался в «Батлинз», я сказала ему, что не хочу, чтобы он уезжал. Мы это обсудили, без крика или ругани. Но это был конец».
Ринго: «Это был очень мучительный момент в моей жизни. Однажды вечером я оставил ее, сел в автобус и подумал: «Ну, а что будет, если я вернусь?». И я так никогда и не вернулся. Просто я хотел играть. Для меня это было более важно».
Джеральдина Макговен: «Его музыка всегда была на первом месте. Вечерами в большинстве случаев он играл, и если я хотела с ним увидеться, то мне приходилось плестись с ним на танцы. У нас никогда не было возможности провести вместе много времени. Он зашел, и я сказала, что так к лучшему. Ну, мы оба согласились, что, на самом деле, мы не можем так продолжать и дальше».
«Пара рассталась, и Джеральдина вернула ему кольцо, которое Ринго отдал своей матери, чтобы она за ним присмотрела. Через несколько лет, когда он женился на Морин, она захотела, чтобы у не было кольцо, предназначенное только для нее, поэтому Элси всю жизнь носила старое обручальное кольцо Джеральдины».

Синтия Леннон и Дот Рони готовятся к поездке в Гамбург
31 марта 1961 г.

Синтия: «Мы [с Дот] были настолько перевозбуждены и напуганы, что всю ночь накануне отъезда [в Гамбург] не сомкнули глаз. Ребята уже две недели находились в Германии, а мы собрались туда в пасхальные каникулы. В колледж мне нужно было только через две недели, а Дот, которая работала ассистентом фармацевта, взяла на это же время отпуск (прим. - начало католической пасхи в 1961 году - 2 апреля. По словам Синтии, «Битлз» уже две недели находятся в Германии. Когда, на самом деле, Синтия и Дот отправились в Гамбург? 3 апреля - после Пасхи, или, приблизительно 14 апреля, после двух недель нахождения «Битлз» в Гамбурге? Дата отъезда в Гамбург Синтии и Дот более вероятна в пасхальные каникулы)».

Группа «Битлз» выступает в гамбургском клубе «Топ-Тен».
1 апреля 1961 г.

Полина Сатклифф: «Первого апреля Джон и остальные собрались в «Топ Тен».
Энди Бабюк: «В группу в качестве бас-гитариста вернулся Сатклифф. Полный состав группы был следующий: Шеридан с электроакустической гитарой «Мартин Д-28Е», Леннон с «Рикебэккером 325» и твидовым усилителем «Фендер Делюкс», Пол с гитарой «Розетти», Харрисон с гитарой «Фьючрама» и усилителем «Трувойс», Бест с ударной установкой «Премьер» и Сатклифф с бас-гитарой «Хофнер 333» и усилителем «Гибсон Лес Пол».
Бэрри Майлз: «С этого дня группа «Битлз» выступает в гамбургском клубе «Топ-Тен», расположенном в доме 136 на улице Репербан. Помещение клуба было примерно такого же размера, как и «Кайзеркеллер», с дюжиной небольших столиков вокруг квадратного танцпола перед сценой».
Джордж: «В клубе «Топ Тен» была установлена система микрофонов «Бинсон Эко» - серебристые и золотистые аппараты с миниатюрным магнитофоном «Грюндиг», зеленый индикатор которого подмигивал при увеличении громкости. Звучание было просто замечательным — как у Джина Винсента в [песне] «Би Боп э Луна» (Be Вор a Lula)».
Хантер Дэвис: «Публика в клубе тоже была другая. В основном это были «экзисты» — их стало здесь больше, чем раньше, - они поддержи¬вали ребят приветственными возгласами; кое-кто из них, профессиональные фотографы, ложился прямо на пол, ища необычные ракурсы «Битлз» на эстраде, и кричали: «Польше пота, пжальста, польше пота!».
Алан Клейсон: «Помимо прочих обязанностей в клубе «Тор Тен», они должны были аккомпанировать Тони Шеридану».
Пит Бест: «Мы думали, что у нас будет свое собственное шоу, а потом уже аккомпанирование ему [Тони Шеридану], но в действительности Тони играл на каждом нашем выступлении. Поэтому мы исполняли наши номера, а он свои. Ему нравилось, как мы аккомпанировали ему, потому что, опять же, у нас было созвучие, мы привыкли играть с ним в созвучии».
Джордж: «В «Топ Тен» мы подыгрывали уйме разных певцов. Там выступал певец Тони Шеридан. Мы встретились с ним в первый приезд, теперь он обосновался в Гамбурге. Ему удалось получить постоянную работу в клубе, а мы аккомпанировали ему».
Алан Клейсон: «Тони Шеридан считался бес¬спорным городским королем рок-н-ролла, имя которого упоминалось всякий раз, когда речь заходила о британских музыкантах в Гамбурге».
Хорст Фашер: «Тони Шеридан был лучший. Он был более разнообразен. Мне казалось, что «Битлз» были группой, играющей «скиффл».
Тони Шеридан: «Я был одним из ингредиентов в общем котле. Не думаю, что я представлял большую ценность, чем кто-то другой, - за исключением того, что у меня было больше опыта. В этом состояло мое преимущество».
Аллан Уильямс: «Фактически они играли там с Тони Шериданом, которым в Германии восхищались, потому-что Тони был блестящим гитаристом. Он также обладал хорошим голосом. Они многому научилсь у Тони Шеридана».
Тони Шеридан: «Они очень скверно играли. Достаточно скверно».
Пол: «Если у нас были проблемы с перегруженными усилителями - а нам приходилось втыкать в один по две гитары, - я попросту отключал их и прыгал по сцене или набрасывался на фортепиано и начинал колотить на нем безумные аккорды».
Из интервью с Роем Янгом:

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Тони Коппл: Кто из Битлов, по-твоему, был наиболее талантлив в те дни?
Рой Янг: Думаю, что они все были талантливы, если честно. Но у них были определенные различия. Хочу сказать, что для меня Пит всегда был замечательным барабанщиком у «Битлз». Он очень отличался от других. Когда я впервые услышал, как они выступали, я подумал: «Вот это да, как своеобразно!». Все потому, что у Пита был очень тяжелый басовый барабан, это было так: Бум! Бум! Бум! Бум! Понимаешь, это было немного странно с точки зрения техничности, но я решил, что его это устраивало. Знаешь, я просто подумал: «Ничего себе, какая лаконичность», понимаешь, это должно быть, рэп, возможно. Но, может быть, это был единственный способ, которым Пит мог играть. Я не знаю.
Пит Бест: «У стандартных двадцатидвух дюймовых басовых барабанов, которые в то время были распространены повсеместно, звучание было совсем иное. Конечно, в то время об этой разнице я много не знал. Но когда я начал играть на нем, этот двадцатишести дюймовый басовый барабан на самом деле дал мне тяжелый глухой удар, большущий басовый звук».
Тони Шеридан: «Но было очевидно, что у них есть потенциал. И еще их окружал какой-то мистический ореол и шарм. Они также обладали интеллектом, который у большинства групп отсутствовал».
Джордж: «У Тони Шеридана были свои достоинства и недостатки. К достоинствам относилось то, что он хорошо пел и играл на гитаре. Нам было полезно играть вместе с ним, потому-что мы еще учились: чем больше групп мы видели и слышали, тем лучше это было для нас. Тони был старше нас, опытнее в бизнесе, а мы только начинали разбираться, что к чему, мы были энергичными, но наивными. Поэтому общение с Тони шло нам на пользу, но в то же время он оказался занудой. Из Англии он сбежал, попав в какую-то переделку, и часто ввязывался в драки. Помню, в одной из драк разбитой бутылкой ему перерезали сухожилие на пальце - к счастью, не на той руке, которой он играл на гитаре. После этого, когда он играл, поврежденный палец неестественно торчал в сторону».
Питер Р.Маккормэк : «В Ливерпуле среди владельцев клубов и музыкальных промоутеров началя появляться жесткая конкуренция, которая особенно проявила себя за несколько дней до Пасхи во время подготовки мероприятия под названием «Полуночник» (All-Nighter), которое должно было состояться в клубе «Железная дверь».
Сэм Лич (промоутер): «Мое решение провести в субботу на Пасху в клубе «Железная дверь» концерт на всю ночь сделал неизбежным крупный конфликт с «Пещерой». Для меня в борьбе за поклонников не было ничего личного, просто жесткая конкуренция. Но один преданный мне товарищ, завсегдатай «Пещеры», предупредил меня: «Не сделай ошибки, Сэм. Я точно слышал, как Боб Вулер сказал: «Мы окончательно разделаемся с Личем!». У Боба Вулера (ведущего в «Пещере») и Джорджа Уильямса (владельца клуба «Зодиак») были планы заключить сделку новым партнером Джеффа Хогарта, господином Билли Гланцем, чтобы получить право на эксплуатацию клуба «Железная дверь».
Не медля, я тут же связался со всеми ведущими группами, которые заверили меня, что будут бойкотировать клуб, если я не буду им управлять. Послеь этой поддержки Билли капитулировал. Поддерживая мое соглашение с Джеффом, Билли пришлось отказаться от своего устного соглашения с Бобом, и Джордж почувствовал себя обязанным позволить им провести ночной джазовый фестиваль в Чистый четверг. Это было всего за два дня до моего всеночника, и в этом явно угадывалась попытка нажиться на моей известности и запутать публику. Боб был ведущим, но, как я и ожидал, у них был полный провал, и мероприятие закончилось вскоре после двух ночи».
Питер Браун: «Девушек [Синтию и Дот] проводили на вокзал отец Пола и мать Синтии».
Синтия: «Отец Пола, Джим, и моя мама провожали нас на вокзале «Лайм-Стрит», откуда отходил наш поезд. Мы ехали ночным поездом. Охваченные страшным возбуждением, мы были, в сущности, ещё зелёными молокососами. Вооруженные термосами с чаем и бутербродами с сыром, мы чувствовали себя отважными путешественниками. Ночной поезд медленно отходил от перрона вокзала на Лайм-Стрит, а мы с Дот махали руками, как сумасшедшие, и кричали «до свидания» Джиму и маме. Тусклые вокзальные огни удалялись всё дальше, их мерцание становилось всё слабее. Поезд набирал скорость. Мы были уже в пути! Две наивные девчонки отправлялись в неведомый мир без малейшего понятия о том, что их там ждет. «Гамбург, Дот, мы едем в Гамбург, чёрт тебя подери! Я не могу поверить!».
Пока мы ехали, воображение рисовало нам идиллию: наши романтические герои встречают нас с распростёртыми объятьями на платформе чужеземной станции. Всё было прекрасно, кроме одного: у нас не было еды. В гамбургском поезде, на который мы пересели, прибыв на пароме в Голландию, не оказалось вагона-ресторана. Еду можно было купить только на какой-нибудь промежуточной станции. Но сойти с поезда мы боялись: а вдруг он уйдёт, пока мы бегаем за едой? К тому же, ни я, ни Дот не знали ни слова на других языках, кроме английского, и не решались спросить, долго ли будет стоять поезд».
Редактировалось: 1 раз (Последний: 31 октября 2015 в 10:07)
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Синтия Леннон и Дот Рони приезжают в Гамбург.
2 апреля 1961 г. (воскресенье, католическая пасха)

Синтия: «Всю дорогу нам представлялась романтичная картина: вот мы приезжаем в Гамбург, любимые ждут нас на платформе с распростертыми объятиями, воздух слегка затянут прозрачной дымкой, поезд останавливается, и мы, во всем своем великолепии, свежие, как маргаритки, выходим на перрон… Прибытие в Гамбург оказалось очень далёким от той романти¬ческой картины, которая рисовалась нам нашим воспалённым воображением».
Питер Браун: «В Гамбурге их [Синтию и Дот] встречали Джон и Пол».
Полина Сатклифф: «Пол и Джон должны были начать более праведную жизнь, когда в 1961 году на Пасху к ним приехали Синтия и Дот Рони».
Синтия: «Когда ранним-ранним утром поезд подошёл к перрону, мы с Дот никак не могли открыть дверь, а когда, наконец, она поддалась, мы вывалились прямо на платформу - усталые, голодные, злые и далеко не неотразимые. Оглядевшись, мы никого не увидели. Нас встретили не галантные герои, а длиннющая платформа, которая испугала бы даже чемпиона по бегу на длинные дистанции. Невероятно длинная платформа простиралась куда-то в бесконечность и вокруг - ни души.
Нам казалось, что наши саквояжи набиты свинцом. Конечно, мы представляли собой довольно жалкое зрелище. Через несколько минут мы, наконец, заметили бегущих нам навстречу Джона и Пола. Как два безумца, они дикими прыжками приближались к нам. Когда они приблизились, мы поняли, что выглядят они еще похуже нашего: истощенные, разящие алкоголем, с мешками под глазами и такие грязные, будто не мылись, по крайней мере, неделю.
Несмотря на наше состояние, встреча была прекрасной. Мы целовались, обнимались и визжали от радости. Платформа была наша, и мы устроили там настоящее шоу. Пол и Джон радовались, что мы добрались благополучно. Ребята играли в клубе до двух часов ночи, а потом, в нервном ожидании нашего приезда, так и не легли спать. Алкоголь и таблетки, которые они тут впихивали в себя без остановки, дико обострили их чувства, и они ошеломили нас сво¬им неистовым возбуждением и безостановочной болтовнёй. В таком состоянии мы их ещё не видели».

Питер Браун: «Ребята заверили девушек, что в Гамбурге все, кроме Пита Беста, принимают «Преллис». «Это единственная возможность выжить», - уверял Джон».
Синтия: «Очень скоро нам стало ясно, за¬чем им нужно такое искусственное взбадривание. Двух недель в Гам¬бурге нам оказалось достаточно, чтобы стать сторонниками кайфа. Я была просто счастлива, что я снова с Джоном, что нахожусь в городе, где никто не знает ни как меня зовут, ни номера моего телефона; чтo здесь нет никаких ограничений, и никто меня не одёргивает. Это было изумительное чувство — чувство полной свободы в незнакомой стране, которую мне предстояло ещё открыть для себя. Даже чужой язык, непривычный для моих ушей и вторгавшийся в моё сознание, волновал меня. Желание принимать всё, что встретится на пути, переполняло меня. Прошло какое-то время, прежде чем мы смогли сказать им, что очень хотим есть. В итоге Джон с Полом отвели нас в Морскую миссию неподалеку от гамбургских доков, где все мы плотно позавтракали».
Полина Сатклифф: «Девушки поселились в доме у Астрид и ее матери».
Питер Браун: «Синтию официально устроили в доме родителей Астрид в пригороде, поскольку комнаты, в которых жили ребята в клубе «Топ Тен», были не самым подходящим местом для молодой английской леди. Дот, девушка Пола, поселилась у Розы, дамы, обслуживавшей туалет клуба».
Алан Уильямс: «Играя в «Топ-Тене», они приобрели себе большого друга в лице Розы, уборщицы туалетов. В гамбургской гавани у неё был плавучий домик, и «Битлз» частенько брали вместе с Розой такси и проводили ночи на этом дебаркадере, болтая ни о чём и бренча на своих гитарах, покуда луна над городскими крышами не начинала бледнеть. Она будила их после полудня, встречая их любимым блюдом — хлопьями в молоке и бутылочкой пива. Золотые это были денёчки. С Розой, уборщицей туалетов».
Синтия: «Уже заранее было условлено, что я буду жить у Астрид и её мамы на Аймс Буттелер-штрассе, а Дот с Полом — в плавучем доке, принадлежавшем уборщице клуба «Топ Тен» Розе, в которой ребята просто души не чаяли».
Пол: «Мутти нашла плавучий дом для меня и моей тогдашней подружки. Однажды к нам приехали девушки, - Синтия и Дот и нам понадобилось жилище. С помощью Мутти мы нашли приличный плавучий дом».
Синтия: «И вот, после обильного завтрака в клубе моряков в гамбургских доках, мы разъехались. С огромным трепетом ждала я первой встречи с Астрид, которую по описаниям Джона представляла себе блестящей и самоуверенной, и боялась выглядеть перед ней чересчур застенчивой и неуклюжей. Я была готова к тому, что не гожусь ей в подмётки во всём - внешности, таланте, человеческих качествах. В общем, я очень робела. Но всё оказалось не так страшно, как только я переступила порог её дома.
Астрид встретила нас на пороге. Выглядела она сногсшибательно, как я и ожидала. Она была прекрасна - не только в смысле внешности, но во всех отношениях. На ней были джинсы, водолазка и кожаный пиджак - все черного цвета. Она носила коротко подстриженные и уложенные «слоями» волосы, пользовалась розовой помадой очень бледного оттенка, благодаря чему большой рот казался не таким уж большим. Огромные глаза, наоборот, казались ещё больше благодаря очень профессиональному макияжу. Общее впечатление было сногсшибательным. Внешность её была индивидуальной, как и характер.
Астрид обняла меня, мы тут же прониклись взаимной симпатией, и это стало началом теплой дружбы. Я сразу «потеплела» к ней, и языковой барьер даже не ощущался. Мы чувствовали себя так, слов¬но знакомы уже много лет. При всем ее великолепии, с ней всегда было легко, весело и спокойно. Как прекрасно, когда вот так начинается отпуск… и дружба.
Астрид жила в пригороде Гамбурга в трёхэтажном доме очень прочной постройки, со вкусом обставленном, с античными статуями, персидскими коврами, дорогими люстрами и т.п. Мне отвели квартиру на верхнем этаже дома Астрид. Там были все удобства, о которых я могла только мечтать. Но когда Астрид ввела меня в свою комнату, я как будто шагнула в будущее. Я никогда не видела ничего подобного.
Стены комнаты и потолок были покрыты серебристой фольгой, а всё остальное было чёрного цвета: покрывало на кровати - из чёрного бар¬хата, простыни - из чёрного атласа. Скрытые под потолком источники света искусно освещали висевшие на серебристых стенах модернистские полотна и рисунки, которое играли разноцветными бликами в отражённом свете. Луч света выхватывал из темноты прекрасный высохший цветок и обрамление из веток. Их естественные формы и цвета оживляли суровую строгость линии этой комнаты. Я была потрясена. Какой жалкой показалась мне после этого моя комната там, в Англии, с её обыкновенным трюмо и нейлоновым покрывалом с цветочками! Как же мне не хватало этой смелости и творческого футуризма! Да, Астрид в самом деле, опережала время».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Майкл Маккартни: «Письмо Пола: «Дорогой Майкл! Доехали хорошо, клуб потрясный, все хорошо к нам относятся, так же, как и мы к ним. Шеридан поёт песни «старого доброго времени», а «Битлз» его «поддерживают».


Новая стрижка Стю Сатклиффа.
3 апреля 1961 г.

Хантер Дэвис: «Примерно в это время Астрид сказала Стю, что ей не нравится его «тедди-бойская» стрижка, его напомаженные волосы. Он должен выглядеть, как Клаус и Юрген, их стиль ему больше пойдет. После долгих препирательств Стю согласился на новую прическу. Астрид пригладила вихры Стю щеткой, постригла его и придала ему человеческий вид. Вечером, когда Стю заявился в «Toп Тен», все так и попадали на пол от его новой стрижки».
Полина Сатклифф: «Когда Стю впервые заявился в «Топ Тен» с новой прической, все остальные шумно и весело засмеялись. Как утверждает Юрген, первый, кто перенял новый стиль прически Стю, был Джордж, но после того, как его тоже стали высмеивать, вернул все на место».
Джордж: «На нас заметно повлияли Астрид и Клаус. Помню, однажды мы пошли в бассейн, у меня намокли волосы и прилипли к голове, а Астрид и Клаус сказали: «Оставь так — это здорово». У меня с собой все равно не было бриолина, и я подумал: «Это замечательные люди, и, если они думают, что так будет лучше, оставлю так». Их совет придал мне уверенности, волосы высохли, естественно спадая вниз. Позднее такая прическа стала частью нашего образа. До тех пор я зачесывал волосы назад, но они не сдавались без борьбы и снова ложились на лоб, когда я мыл голову. (Они как раз отросли для битловской стрижки!) Чтобы зачесывать волосы назад, мне приходилось густо смазывать их бриолином. Помню, однажды я подстриг Джона, а он попытался подстричь меня. Мы сделали это из озорства, только один-единственный раз, но он, помню, подстриг меня не так профессионально, как я его».
Джон: «Больше я никогда и никого не стриг».
Хантер Дэвис: «Потом те же попытки предпринимал Пол, хотя время от времени он возвращался к привычному облику, так как Джон еще не принял своего решения. Пит Бест вообще не обращал никакого внимания на все эти глупости. Но - на свет появилась прическа «Битлз».
Пол: «В этот приезд в Гамбург мы начали носить битловские прически. Это была еще одна попытка убедить слушателей: «Заходите, мы отлично играем рок-н-ролл».
Синтия: «Двe недели, проведённые в Гамбурге, на многое открыли мне глаза. Меня невероятно возбуждало то, что я находилась далеко от дома, не ограниченная какими-либо жесткими правилами. Я чувствовала себя такой свободной! А уж о том, что это были счастливые, беззаботные дни, окрашенные нашей с Джоном любовью, не надо и говорить. Картина нашей встречи на другой день после приезда, после основательного отдыха, была просто идиллической. Сияло солнце, и всё было прекрасно — и виды, и звуки, и запахи. Всё внимание Джона было сосредоточено на мне. Он с восторгом показывал мне свой Гамбург - шумный порт, полный красок и несуетливой возбуждённости, во многом так похожий на Ливерпуль. Немецкий язык оказался почти такой же гнусавый и гортанный, как и классический ливерпульский «скаус». Мне кажется, ливерпульцу легко его освоить. Наверно, именно благодаря сходству Ливерпуля и Гамбурга ребята легко там освоились и «при¬жились».
Синтия: «Как и в Ливерпуле, здесь, в порту, мы видели огромные океанские лайнеры с нависшими над ними портовыми кранами, чаек и лазурное небо. Катера и пароходы тоже, как и у нас на реке Мepси, сновали туда-сюда, не обращая на нас никакого внимания. В отличие от нас, простых смертных, любовавшихся ими, они точно знали, куда направляются. Для нас с Джоном это было счастливое, беззаботное время, когда ни Мими, ни моя мама не давили на нас. Каждую свободную минуту Джон проводил со мной, с гордостью показывая мне достопримечательности города».
Полина Сатклифф: «Астрид подружилась с Синтией и организовала для нее с Дот настоящую экскурсию по городу, провела по лучшим магазинам. Так как у Синтии с собой не было вечерних нарядов, Астрид предоставила в ее распоряжение свой гардероб. Правда Син не захотела злоупотреблять хорошим к ней отношением и отказалась, но дружеские отношения между ними стали еще более проникновенными».
Питер Браун: «К громадному облегчению Синтии, Астрид оказалась не только приветливой и радушной хозяйкой, но и хорошей подругой. Она давала Синтии свои наряды, изменила ее прическу и научила пользоваться косметикой».

Из интервью Джона Леннона журналу «Спин» в 1975 г. Фрэнсису Шонбергеру:
Фрэнсис Шонбергер: Что ты можешь рассказать о начале вашей карьеры, к примеру, о гамбургских временах?
Джон: Знаешь, какую надпись я вырезал на одной из гамбургских церквей? «Джон любит Син». Тогда я только начал с ней встречаться. Эту церковь можно было запросто не заметить, она на окраине Риппербана. Но стоило выбраться в город, можно было заглянуть в большую зеленую башню. И мы все стены исписали своими именами. Тебе стоит это место поискать, и ты найдешь там те надписи: «Джон + Син», «Стю + Астрид», «Пол + подставь имя любой тогдашней девчонки.
Фрэнсис Шонбергер: И все это были английские девчонки?
Джон: Кроме Астрид, которая встречалась со Стю. Там точно сохранилась надпись «Стю + Астрид», но не уверен насчет надписи «Джон + Син». Мы оставляли там свои имена вместе с именами тех девчонок, с которыми тогда тусовались. С немкой я не встречался, в конечном итоге подцепил американочку, но с тех пор ее больше не видел.

Синтия: «По сравнению с тем «сараем», где им пришлось жить в преды¬дущий приезд, их новое жильё было большим прогрессом, хотя, по обычным стандартам, оно всё равно было ужасным. У них была всего одна комната в 10 квадратных метров. Её стены, помню, были окрашены в какой-то темный и грязный цвет. Единственное окно и то было малюсенькое, да и выходило не куда-нибудь, а на мрачную лестницу черного хода, которая вела в клуб. Спали они в солдатских койках, загромождавших всю комнату: две двухъярусные кровати и еще одна, стоящая отдельно. Свободного пространства между ними оставалось едва ли больше полуметра. «Дыра» да и только. Зато настроение у них было как никогда рас¬прекрасное. Всё портило только присутствие Пита. Он был явно не к месту. Играл-то он хорошо — во всяком случае, делал то, что от него требовалось, но по характеру и по духу он был чужим для всех остальных. Хороший парень, но замкнутый одиночка, вечно наедине со своими мыслями. В общем, далеко не экстраверт. По сравнению с Битлами, я жила прямо в роскоши. Мне отвели квартиру на верхнем этаже дома Астрид. Там были все удобства, о которых я могла только мечтать».
Пол: «Она [Дороти Рони] и подруга Джона, Синтия Пауэлл, ставшая впоследствии его женой, приехали в Гамбург. Помню, я купил ей кожаную юбку и подстрекал ее отрастить волосы, чтобы она выглядела как Бриджит [Бордо]. Она была блондинкой. С Синтией было то же самое: узкая юбка, длинные светлые волосы. На самом деле, Синтия не была блондинкой, но Джон заставил ее покраситься в блондинку и выглядеть немного более похожей на Бриджит. Помню, как мы с ним говорили: «Ну да, хорошо, чем больше они походят на Бриджит, тем лучше для нас, приятель!».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».

Фотосессия «Битлз» с Юргеном Воллмером в клубе «Топ Тен».
4 апреля 1961 г.

Юрген Воллмер: «Мне хотелось запечатлеть группу во время выступления, но в клубе «Топ-Тен» было слишком темно, а у меня еще не было вспышки. Это Джордж предложил сделать фотоснимки днем, когда «Топ-Тен» был еще закрыт. «Битлз» ночевали прямо над клубом, можно сказать, прямо над танцполом. Таким образом, однажды днем мы собрались вместе. На потолке было несколько небольших светильников, и я направил их все на сцену. Потом я сгруппировал Джона, Пола, Джорджа, Стюарта и Пита поближе друг к другу, так, как они обычно и играли, и чтобы они все попали в лучи света. Во время этой фотосессии в «Топ-Тене» Джордж для разнообразия зачесал волосы вперед. Он оставил такую прическу на весь вечер, когда выступал перед аудиторией. Но на следующий день он вернулся к обычной прическе помпадур».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Чез Эйвери (beatlesource.com): «У Пола пока еще гитара «Розетти 7» (хотя на ней уже все шесть струн), поэтому эти фотоснимки были сделаны в начале их приезда в Гамбург. Через некоторое время Пол купит свой знаменитый «Хофнер» — бас-гитару в корпусе «под скрипку».
Энди Бабюк: «Во время второго сезона выступлений в Гамбурге у Леннона начались проблемы с его «Рикенбэккером». На разных фотоснимках, сделанных в этот период, можно заметить, что четыре штатные ручки регуляторов громкости и тембра в стиле «ручки от духовки» имели обыкновение отпадывать. Судя по снимкам, сначала отпала верхняя ручка, которая затем была заменена, а затем нижняя, которая тоже была заменена».
Тони Шеридан: «Эта «Фьючрама» была не так уж и плоха для того времени, учитывая качество инструментов в целом, или их отсутствие вообще (смеется)».
Юрген Воллмер: «Он [Джордж] был таким милым и очаровательным маленьким мальчиком. Но, одновременно с этим у него было это грустное настроение, которое было мне созвучно. Я не контактировал много с Полом, и всегда немного побаивался Джона, потому-что он мог быть высокомерным и весьма язвительным. Но в характере Джорджа не было ничего плохого».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».

Фотосессия Джона Леннона с Юргеном Воллмером.
5 апреля 1961 г.

Росс Бенсон: «В конце прошлого (1960) года Астрид непроизвольно придумала «Битлз» образ для фотографий: она фотографировала их в глубоко контрастных черно-белых тонах. В принципе, в этом не было особой изобретательности, как и в большинстве того, что делали «экзи». Эти фотографии они скопировали из фильма [Дикий], который десять лет назад шел в Голливуде, хотя в них чувствовалась мастерская интерпретация, ухватившая имидж ранних «Битлз». Возможно, «экзи» и не были оригинальны, но они внесли что-то свежее, более со¬временное в тот избитый, напомаженный юношеский образ, который «Битлз» привезли с собой из танцевальных залов Ливерпуля.
Именно эту сдержанную жесткость попытался уловить Юрген [Воллмер], фотографируя Леннона весной, когда «Битлз» вернулись в Гамбург».

Джон: «Юрген Воллмер был первым фотографом, которому удалось передать красоту души «Битлз».
Росс Бенсон: «И если слово «красота» с трудом сочетается с образом Джона Леннона, именно оно приходит на ум при взгляде на фотографию, на которой Джон, одетый в джинсы и черную кожаную куртку, прислонился плечом к кирпичной стене, засунув другую руку в карман и поставив одну ногу на носок пяткой внутрь. Уличный мальчишка, чья мечтательная и спокойная поза и такое же выражение на полном, почти женском лице, передают одновременно мужественное напряжение, смесь нежности и жестокости, которые и в самом де¬ле напоминают Брандо времен фильма «Дикарь».
Юрген Воллмер: «Перед тем, как приступить к съемке, я сказал Джону: «Просто прислонись и смотри высокомерно, как ты обычно и делаешь. Я хотел, чтобы остальные трое были не в фокусе».
Чез Эйвери (beatlesource.com): «В 1997 году в своем интервью Юрген Воллмер сказал, что эти фотоснимки были сделаны им после полудня на следующий день, после известной фотосессии во время выступления «Битлз» в клубе «Топ Тен». Он подтвердил, что всего было сделано 12 фотоснимков. Все они представлены ниже. Три идущие фигуры – это Пол, Джордж и Стю. Пит решил не идти. Всего было четыре прохода».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Синтия Леннон о Гамбурге 1961-го.
6 апреля 1961 г.

Пит Шоттон: «Джон получал удовольствие, окунаясь в рипербановские подводные течения бессмысленной жестокости и извращенного секса. Имея глаз, наметанный на человеческие «странности», и ненасытный аппетит к новым ощущениям, Джон любил все это: и стриптиз-клубы, и порно-клубы, и проституток, и сводников, и трансвеститов, и мелких уголовников, и гангстеров, не говоря о немецком пиве, которое Битлам, ревностным любителям, постоянно подносили прямо на сцену».
Синтия: «Джон решил, что увидеть величественных «королев открытого моря» ещё недостаточно для моего просвещения, и, желая просветить меня ещё кое в чём, привел в центр гамбургского Сохо, на од¬ну особенно узкую «штрассе». Здесь я, в самом деле «просветилась». То, что я увидела, поразило меня. Дома здесь были почти все четырёх¬этажные, на первом этаже каждого дома на узкую, мощеную булыжником улицу выходили широкие окна, и в каждом окне, в разных стадиях раздетости сидели уличные дамочки Гамбурга, предлагавшие свой живой товар так же невозмутимо, как торговец на рынке продаёт с прилавка свои овощи. Проходя мимо, мы слышали их громкие голоса, приглашающие потенциальных клиентов зайти и отведать рекламируемый товар. При этом они поглаживали себя по телу, самым недвусмысленным образом выставляя свои самые чувственные места. Джона забавляло моё замешательство. Как раз на такую реакцию он и расчитывал. На улочках Хойлэйка, конечно же, ничего подобного не было. А здесь я как будто смотрела постановку «Что увидел дворецкий», только бесплатно и как что-то очень обыденное. Господи, как мне было стыдно и неловко! Если бы мама видела меня в таком антураже! Да ещё среди бела дня!».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Гербертштрассе - закрытая улица с борделями. Полуобнаженные дамы сидят прямо в витринах. Судя по всему, именно об этой улице пишет Синтия. Хотя, женщинам на эту улицу вход воспрещен.
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».

Письмо Пола Маккартни из Гамбурга.
7 апреля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Письмо Пола Маккартни из Гамбурга: «(пятница, 10.30). Дорогие папа и Майк.
Ну, все идет не так уж и плохо, но есть один недостаток. Это то, что мы никогда не встаем вовремя, чтобы купить такие предметы, как писчая бумага (как вы и сами можете отметить). Мы можем играть долгие часы, но если у нас возникает желание выйти наружу, то мы можем так сделать, потому что большинство мест остаются открытыми приблизительно до 7 или 8 утра.
Я купил себе на еженедельном рынке дешевые часы, какие здесь носят. Они довольно хорошие + хорошо ходят (стоят около 22п).
Поскольку в этот день мы заканчиваем так поздно, у нас не так много времени, чтобы писать. Вот почему я пишу в 10.30, прежде чем пойти спать.
Для Майка / Тони Шеридан, который был на «О, Боже!» (Oh Boy!) + Империя находится в Гамбурге + мы вполне хорошие друзья. Он играл с нами в тот вечер на гостевом выступлении. Этот клуб большой, но микрофон там, где обычно играет Шеридан (Топ Тен) – замечательный + наши довольно бесполезны.
Я всё сильнее тоскую по дому + еще более от того, что мы недавно услышали, что, возможно, продолжим и далее! + может быть в Германии на многие годы! Мы, на самом деле, не сможем отказаться, если они дадут нам шанс, потому что эти деньги гораздо большие, чем дома.
Здесь все сумасшедшие. Люди никогда не спят. Еда [?] и та, что как английская еда, приготовлена не так, как надо. Картофель с салатом [?], холодные помидоры, [салат] латук + это грандиозно роскошное блюдо – «поттес фритес» (pottes frites), или как-то так, т.е. чипсы. Сосиски длинною в милю и сделаны с рыбой + мясо. Тьфу! Ну что ж, сейчас в местном кафе можно купить кукурузные хлопья, бифштекс, печень, пюре, лук и т.д., так что питаемся мы хорошо. Можно взять стакан молока за 15 пфеннингов, т.е. 2 1/2д, так что, достаточно дешево. Как бы то ни было, я предпочел бы быть дома.
Не бойтесь писать. Не буду сердиться, если вы так и сделаете. С любовью + ауфидерзейн! Пол».

Синтия Леннон о выступлениях «Битлз» в клубе «Топ Тен».
8 апреля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Синтия: «Каждый вечер мы с Астрид, наведя красоту, садились в её маленький автомобиль и ехали в центр го¬рода в «Toп Teн». Мы всегда приезжали к самому началу выступления «Битлз». Клуб «Топ Тен», где ребята играли каждый вечер, был очень большой. В нём не было интимной атмосферы лондонских дискотек. Обстановка здесь была вполне классическая для подобных заведений - простые металлические столы и стулья, рассредоточенные по просторному залу. Столы и стулья в «Топ Тен» были вроде тех, что стоят в любой заводской столовой. Заменить их чем-нибудь более роскошным стоило бы, наверно, целое состояние - учитывая масштабы поломок в результате ежедневных побоищ.
Яркий, ослепляющий свет освещал разноликую толпу посетителей. Среди них была молодежь, пришедшая поразвлечься, отпущенные в увольнение матросы, тучные мужчины средних лет, идущие домой с работы, и бандиты, которые выглядели настолько угрожающе, что я боялась даже смотреть в их сторону. Кого там только не было! Репербан притягивает к себе людей, как горящая свеча – мотыльков, и многие - таки обжигали себе крылышки. Почти каждый вечер здесь случались драки с поножовщиной, и тогда мы укрывались где-нибудь в безопасном месте до тех пор, пока в клубе не появлялась вооруженная полиция, чтобы вывести нарушителей порядка. Германские полицейские, так не похожие на наших британских «бобби», набрасывались на нарушителей порядка со свирепостью штурмовиков. Вой сирен, униформы, похожие на форму пе¬чально знаменитых эсэсовцев - зрелище было не из приятных. Мне прямо жутко делалось. Они всегда были с оружием. Зловещие стволы ма¬узеров сверкали в ярких огнях клуба. Любой беспорядок ликвидиро¬вался в считанные минуты, не встречая особого сопротивления. Вот в такой атмосфере и в таких условиях ребята зарабатывали деньги и набирались бесценного опыта в те ранние, во многом ещё ученические, года.
На огромной сцене не было ничего, кроме ребят, их инструментов и усилителей. Во что они были одеты - это не интересовало никого: ни публику, ни их самих. Требовалось одно — играть музыку и «заводить» посетителеи. Вот это они и делали. Составной частью вечера были выпивка и взбадривающие пилюли. Они играли час или два без перерыва, затем следовала, как там говорили, «пауза», то есть 15-минутный перерыв. В перерывах ребята спускались к нам, и тогда мы с Джоном втихую пробирались к ним в комнату, чтобы заняться любовью перед их очередным выходом на сцену.
Без алкоголя и пилюль они бы не выдер¬жали, потому что играть надо было до закрытия клуба, то есть до двух часов ночи. Дот, Астрид и я сидели за столиком и наблюдали за выступлением. Мощь их музыки, её напор и громкость подавляли самых горластых пьянчуг, а когда они пикировались с публикой — наполовину на немецком, наполовину на английском, — мы падали от смеха. Это была неподражаемая смесь весёлого юмора и едких насмешек, направлен¬ных по адресу некоторых пьяных дураков, которые не понимали ни слова, но всё равно гоготали, не подозревая, что их только что зло высмеяли».

Из интервью Синтии Леннон журналу «Гуд Дэй Саншайн» в 1994 г:
Вопрос: Правда ли то, что Джон оскорблял немцев?
Синтия: Да, постоянно.
Вопрос: Разве они не знали английского, и не понимали, что он говорил?
Синтия: Если даже понимали, им было всё равно.

Пит Шоттон: «Джон рассказал мне, что именно из-за Синтии он однажды чуть было не перечеркнул свою жизнь. Это было нехарактерное проявление отважного благородства, которое произошло в агонии битловского выступления в клубе «Топ Тен». Джон увидел здоровенного парня, облапавшего Синтию. Не думая о последствиях, Джон в одно мгновение отбросил гитару, спрыгнул со сцены, схватил бутылку, попавшуюся под руку, и обрушил ее на череп поклонника Синтии. К ужасу Джона, его соперник даже не шелохнулся. Он спокойно, с застывшим лицом и фигурой, повернулся назад; по его лицу стекала кровь, смешанная с содержимым бутылки и падали осколки стекла. Это продолжалось целую минуту, к исходу которой Джон, потеряв все свое мужество, был уверен, что смотрит прямо в глаза смерти. Но когда этот парень все же заговорил, его единственными словами были: «Я прошу прощения, что побеспокоил вас…».
«Ну ладно, – прорычал Джон угрожающе, насколько это было возможно при тех обстоятельствах, – но больше так не делай!». После этого он развернулся и пошел на сцену, надеясь, что никто не заметит, как дрожат его руки, когда он перекидывал через плечо ремень гитары».

Фотосессия Джорджа Харрисона с Юргеном Воллмером.
9 апреля 1961 г.

Марк Льюиссон: «В начале их второго визита Юрген Воллмер попросил Джорджа провести с ним несколько часов для сольной фотосессии. Джордж согласился, быстро надев кожаную куртку, и умаслив назад свою челку. Остальные продемонстрировали их тайную любовь кивками и подмигиваниями. Они знали, что Юрген влюблен в Джорджа. Иногда он надевал значок «Мне нравится Айк» (I LIKE IKE), который он изменил на «Мне нравится Джордж».
Юрген Воллмер: «Это была химия. Джордж мне нравился больше всего. Он был очень тихим и застенчивым, как и я, а также мечтательным».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Марк Льюиссон: «Это был день эксперимента, поскольку Юрген раньше никогда не занимался фотосессиями. Он использовал фотокамеру «Ролликорд», позаимствованную у Рейнхарта Вольфа. Вероятно, что такую же использовала Астрид во время своих первых фотосъемок в 1960-м. И точно так же результат был отличный. Он сделал двенадцать черно-белых фотоснимков на пароме Альстер, и еще восемь на пристани в «Винтерхудер Феархаус».
Юрген Воллмер: «Джорджи, как мы его тогда называли, было 18 лет, когда он нарисовал этот рисунок во время посещения моего дома в апреле 1961».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Юрген Воллмер: «Стюарт рассказал мне, что когда Джордж вернулся к остальным после дня, проведенного со мной, он ничего не сказал, кроме «Юрген потрясающий». Только это, и больше ничего».

Синтия Леннон об алкоголе, пилюлях и др. в Гамбурге.
10 апреля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Синтия: «Однажды Джон напился до такого состояния, что впал в истерику и катался по сцене в конвульсиях. В его организме уже было столько алкоголя и стимуляторов, что он потерял контроль над собой. Правда, при этом он продолжал ещё что-то играть на своей гитаре — но это он мог делать и во сне. Та ночь кончилась такой картиной: Джон сидит на краю сцены в очень неуверенной позе, держа в одной руке гитару, а в другой бутылку пива, совершенно обдолбанный, и не помнящий себя.
Когда клуб закрывался, мы обычно шли в закусочную на другой стороне улицы. Хотя было уже поздно, и работа изрядно измотала ребят, алкоголь и пилюли ещё делали своё дело, настроение у всех было бодрое и даже дьявольски озорное. Они с визгами и прыжками нес¬лись по улице, как будто их только что выпустили из тюрьмы, дурачились, подшучивали друг над другом - в общем, валяли дурака, а мы, девушки, истерически хохотали над их выходками. Всё это кончилось тем, что они в изнеможении падали кучей на грязную гамбургскую мостовую и так смеялись, что под конец все были в слезах.
Джон иногда просил меня остаться с ним на ночь вместо того, чтобы ехать домой с Астрид. Раз или два я спала с ним на его аскетической солдатской койке, внизу. Кое-как, еле сдерживая смех, мы укладывались в его кровати на нижнем ярусе, крепко обнявшись, в то время как наверху храпел Джордж. Он ворочался, стонал и ворчал во сне. Пит, Стюарт и Пол лежали рядом в почти коматозном состоянии, сладко посапывая или разгова¬ривая во сне. Mы с трудом сдерживали смех, боясь разбудить этих «спящих красавиц». Там было тесно, душно, пахло потными носками, не было приличного туалета, но я любила Джона, и на всё остальное мне было ровным счётом наплевать. Мы редко засыпали до рассвета, поскольку ребята играли каждый вечер до двух ночи и к тому же постоянно принимали стимуляторы».
Хантер Дэвис: «Во время вторых гастролей в Гамбурге «Битлз» продолжали принимать таблетки (все, кроме Пита Беста), чтобы продержаться в состоянии петь до конца концерта».
Астрид: «Но мальчики никогда не теряли контроля над собой. И пили тоже весьма умеренно, редко и понемногу».
Синтия: «Мы с Дот и Астрид тоже глотали таблетки, чтобы бодрствовать вместе с ними. «Колеса» давали невероятный прилив сил, мы были готовы танцевать всю ночь напролет и особо не задумывались над этим состоянием, воспринимая его как неотъемлемую часть окружающей атмосферы веселья и радости».

Джон: «Первым поставщиком таблеток стала Роза, работавшая [еще] в туалете клуба «Индра». Таблетки хранились у нее в ко¬робке из под леденцов, и она всегда с готовностью их предлагала».
Пит Бест: «Мы звали ее Мутти».
Клаус Вурман: «Роза, которую иногда называли Мутти, заправляла в туалете клуба «Топ Тен». Из своего ящичка она раздавала все, что может понадобиться знатоку жизни: презервативы, носовые платки, туалетную бумагу и хороший ассортимент таблеток. Когда приходил Пол, чтобы получить свои «Пиреллиз», она была ососбенно счастлива. У нее было золотое сердце. Улыбаясь и мило беседуя, она сидела среди целующихся парочек и справляющих малую нужду выпивох».
Пит Бест: «Она [Роза] считала нас сумасшедшими. Она обзывала нас по-немецки «сумасшедшими и припиз***ми», но сама при этом смеялась».

Синтия Леннон об отношениях внутри группы «Битлз».
11 апреля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
(условная дата)
Синтия: «У нас с Джоном все было в порядке, мы жили душа в душу. А вот у Пола со Стюартом случались нелады и они все чаще ссорились. Они действовали друг дру¬гу на нервы и постоянно цапалисъ. Пол изводил Стюарта обвинениями и вообще придирался ко всему, за чтo только можно было уцепиться. Впечатлительная и миролюбивая душа, Стюарт старался сдерживать себя и не отвечал на провокации, однако бывали случаи, когда дело доходило чуть ли не до драки.
Пит действовал всем на нервы. Дело не в том, что он делал что-то не так: Пит был хорошим парнем и вполне приличным барабанщиком. Просто не сходился с остальными характером. Он предпочитал сидеть один в сторонке, вместо того чтобы присоединиться к нескончаемой болтовне остальных. Ребята часто посмеивались над Питом, иногда довольно грубо и обидно, но он, похоже, не слишком замечал это, пропуская все мимо ушей. Джордж тоже был тихим и редко обращал на себя внимание. Однако когда дело доходило до насмешек в его адрес, он мог осадить шутника так, что мало не покажется. Бывало, он вроде и не слушал Джона с его очередной подколкой, но мгновенно выдавал такую убийственную реплику в ответ, что все валились на пол со смеху».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn).
14 апреля 1961 г.

Полина Сатклифф: «В своих письмах Стю стал в основном писать только о своей любви к искусству и Астрид. В апреле он написал матери: «Я все еще грущу от того, что вы думаете, что я делаю ошибку в своей жизни. Но есть то, что компенсирует все это, моя любовь к Астрид, которая не знает границ. Я уверен, что в сентябре я приступлю к учебе».

Синтия Леннон и Дот Дороти покидают Гамбург.
17 апреля 1961 г.

Синтия: «Когда настало время нам с Дот уезжать, я ужасно расстроилась. Как бы мне ни хотелось остаться с Джоном в Германии, это было невозможно: меня ждали мама и колледж, а Джона - выполнение подписанного контракта. Садясь в поезд, мы обнимали и целовали наших любимых, утирая слезы и затаскивая в вагон сумки с едой про запас - чтобы не помереть с голоду на обратном пути.
Пол приобрел для себя и Дот по золотому колечку, как у Астрид и Стюарта, в знак помолвки. Дот была вне себя от радости и волнения. Она обожала Пола и надеялась, что, когда он вернется, их помолвка станет официальной. Джон, увидев кольца, сказал: «Может, и нам тоже обручиться?». Я обрадовалась его предложению, но, признаться, церемония эта меня не слишком волновала, мне казалось, что еще рано. А кроме того, думала я, мы и так счастливы. Зачем что-то менять?».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».

Стю Сатклифф от имени «Битлз» пишет Алану Уильямсу письмо.
18 апреля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Альберт Голдман: «Стю от имени других участников группы написал Алану Уильямсу в Ливерпуль и сообщил, что «Битлз» не считают его в дальнейшем ответственным за их трудоустройство в Гамбурге, поскольку они познакомились с Петером Экхорном и теперь у них есть работа. Поэтому они оставят себе его долю — 10% прибыли».

Алан Уильямс: «Битлз» получали в клубе «Топ-Тен» сто пятьдесят фунтов в неделю. Из этих денег они должны были выплачивать мне еженедельно 10 процентов — пятнадцать фунтов. Им было предписано переводить эти деньги в мой банк в Гамбурге».
Синтия: «Дома я вывалила на маму целую кучу рассказов о нашей жизни в Гамбурге, опустив все, что касалось стимуляторов, бессонных ночей, поножовщины и прочего, что могло привести ее в ужас. У мамы тоже были для меня новости: двоюродная сестра с мужем собрались эмигрировать в Канаду вместе с недавно родившимся ребенком. Они оба учились на преподавательских курсах и предложили моей маме поехать с ними, чтобы присматривать за малышом, пока они не доучатся и не устроятся на работу. Мама не знала, на что решиться. Оставить меня одну? Где я буду жить? Смогу ли прожить одна?
Моя дорогая мама просто разрывалась на части. Ей нравилась эта мысль: сменить обстановку, попробовать что-то новое, повидать другую часть света. Но чувство долга не позволяло ей оставить меня одну. Мы с ней были так близки, и, конечно, я понимала, что мне ее будет сильно не хватать. Однако я не хотела, чтобы мама отказывалась от такой возможности, и не сомневалась, что прекрасно справлюсь без нее.
Я стала страстно убеждать её, что было бы безумием упустить такой фантастический шанс. В конце концов, я ведь только что вер¬нулась из-за границы с блестящей характеристикой. В случае ее отъезда сразу же вставал вопрос о том, где я буду жить: дом пришлось бы сдавать ради дополнительных денег, тем более что перспектива остаться в нем одной меня все равно не прельщала. «Но где ты будешь жить?» - спросила она.
Решение напрашивалось само собой: Мими, после того как семь лет назад ее муж умер, регулярно сдавала угол постояльцам, и у нее еще оставалась свободная комната. Это бы мне подошло. Я бы жила у неё и в то же время рядом с Джоном. Какая блестящая идея!
Я была в раздумье: Мими в свое время недвусмысленно дала мне понять, что я для нее не самый дорогой человек на свете. С другой стороны, рассуждала я, так мы с Джоном будем больше видеться; он по-прежнему жил со Стюартом, но, поселившись у Мими, я бы чувствовала себя ближе к нему. Конечно, я ещё не говорила на эту тему ни с Джоном, ни с Мими, но нутром чувствовала, что они не будут против. Мими это наверняка понравится, потому что тогда Джон будет чаще появляться дома.
Когда со мной все более или менее определилось, мама дала свое согласие на отъезд. Я решила подождать несколько недель до возвращения Джона из Гамбурга и потом обратиться к Мими с просьбой».

Алан Уильямс пишет ответное письмо в Гамбург «Битлз».
20 апреля 1961 г.

Альберт Голдман: «Менеджер группы Алан Уильямс получил письмо [от 18 апреля], в котором ребята уведомили его, что они не будут выплачивать ему коммисионные за свои концерты в связи с тем, что они сами организовали свои выступления в Гамбурге».
Алан Уильямс: «Так случилось, что именно Стюарт принёс мне плохие известия. Стюарт написал и сообщил мне, что «Битлз» не собираются платить мне эти комиссионные. Он писал, что об этом решении он узнал от Джона Леннона. «Битлз» настаивали на своей правоте, поскольку они договорились о заключении контракта с клубом «Топ-Тен» ещё когда играли в «Кайзеркеллере». Как бы не так! Если бы не моя троянская работа с германским консульством в Ливерпуле, они никогда бы не получили разрешения вернуться в Германию. А кто вертелся, как проклятый, собирая подписи от их ближайших родственников, чтобы легализовать весь процесс в целом?
Я разнервничался, был очень разозлён и ошеломлён этим предательством после всего того, через что мы вместе с ними прошли. Я видел во всём этом дьявольскую руку Леннона. Могу ещё раз повторить, что это не является личным гимном ненависти ко всему, так или иначе связанному с именем Леннона. Он был лидером и доминировал среди «Битлз», так что было вполне естественно, если иногда он выступал, как «главный злодей». Он был краеугольным камнем группы, её движущей силой. Странный и сильный по характеру юнец. Сегодня я уже не питаю к нему враждебных чувств, да и наша неприязнь вскоре сошла на нет. Но как, интересно, они оправдывали свои действия, если учесть, сколь долгое время они находились со мной в контрактных отношениях? Они были всё ещё мальчишками и, возможно, попросту не осознавали в полной мере степень ответственности перед своими обязательствами, как письменными, так и устными.
Будучи донельзя уязвлённым, и кипя от возмущения, я сел за стол и написал «Битлз» следующее письмо: «20 апреля 1961 года. Дорогие мои. Меня очень расстроило известие о том, что вы не собираетесь платить мои комиссионные из своего заработка, как было согласовано в нашем контракте на ваш ангажемент в клубе «Топ-Тен».
Могу я напомнить вам, непомерно задравшим нос и желающим получить больше, чем вы сами того стоите, что вы не ощутили бы даже запаха Гамбурга, если бы я не подписал ваши контракты, не говоря уже о том, что любая попытка со стороны кого бы то ни было заключить новый контракт в рамках уже подписанного им контракта, являлась бы в высшей степени незаконной. [Это по поводу их утверждения, что они сами провели подготовку к их последующему появлению в клубе «Топ-Тен» ещё когда играли в «Кайзеркеллере»]. Я бы хотел также указать, что то, что вы сейчас находитесь в Гамбурге, является исключительно моей заслугой, и если бы вы попытались появиться на сцене «Топ-Тен» без настоящего контракта и минуя зарегистрированное Британским правительством агентство, вас бы в Германии уже не было.
Надо ли вам напоминать, что в вашем недавнем контракте с Кошмидером вы подписались не играть нигде в течение 30 недель с момента окончания этого контракта? И то, что вам удалось обратное, вновь является исключительно моей заслугой. Иными словами, вы понимаете, что Кошмидер наверняка сохранил тот контракт.
Смотрите сами, парни. Я очень расстроен тем, что вы пытаетесь нарушить подписанный вами контракт. Если вы откажетесь платить, я обещаю вам, что выкину вас из Германии в течение двух недель вполне легальными способами, и не думайте, что я блефую.
Я отошлю отчёт о вашем поведении в Ассоциацию Агентств, членом которой я являюсь, и всякий антрепренёр в Англии является её членом, чтобы защищать себя от артистов, которые непорядочно себя ведут и уклоняются от выполнения соглашений.
Так что, если вы хотите играть в Ливерпуле для местных ребят, вы будете вести себя как положено и прекратите уклоняться от собственных контрактных обязательств. Не сомневайтесь в моих возможностях выполнить всё то, о чём я тут говорю.
Далее следует пересказ местных новостей из Ливерпуля, после чего письмо продолжается.
Мой приятель, у которого есть собственное агентство в Лондоне, в сентябре привозит в Англию Рэя Чарльза и планирует организовать здесь его гастроли. Я подумал, что вы могли бы поехать на эти гастроли вместе с Чарльзом, но коль скоро вы отказываетесь выполнять свои обязательства, можете об этом забыть. Я сохраню этот ангажемент за Рори Стормом. Это не шутка, почитайте музыкальную прессу.
Послушайте, парни, я могу сделать для вас больше, чем все антрепренёры Ливерпуля вместе взятые, если я этого захочу. Помните, что все остальные лишь копируют мою оригинальную идею. Ведь это именно я убедил Рэя Макфолла [хозяина «Пещеры»] сделать ставку на рок. Я знаю, что вы безумно рвётесь повторить свой успех перед ливерпульской аудиторией, которая только и ждёт, что вы для неё сыграете [этим я хотел подтолкнуть «Битлз» к мысли о том, что они не просто какая-то известная лишь в узком кругу местная группа].
Мне не хотелось бы ссориться с вами, но я терпеть не могу, когда кто-то не держит своего слова или обещания, хотя я мог бы поклясться, что вы все были честными ребятами, поэтому я поддерживал вас, когда никто не хотел слышать о вас. Искренне Ваш. Аллан Уильямс».
Вы можете понять из этого письма, как сильно я был уязвлён и расстроен поведением «Битлз». Мне кажется, больнее всего меня ранило то, что контракты были заключены не просто между деловыми партнёрами, а между давними друзьями, которые съели вместе не один пуд соли.
Это письмо стало началом конца наших деловых отношений. Я не думаю, что мог бы поступить как-то по-другому. Хотя тогда я этого и не знал, но этим письмом я говорил «прощай» миллионам фунтов и всемирному успеху. Впрочем, как я уже говорил, каждый силён задним умом.
Ребята не убрали оружие в кобуру, или Леннон не убрал, вы можете смотреть на это с какой угодно точки зрения. Конечно же, я не выполнил своей угрозы сделать их «невостребованными» со стороны всех остальных агентств, что было вполне в моей власти. Я легко мог выкинуть их из Германии, как обещал, но об этом не могло быть и речи. Мстительность и мелочность мне не свойственны».
Питер Браун: «Единственный контракт, подписанный Уильямсом с группой, сгорел при пожаре, и официально он не мог взыскать с них деньги».
Алистер Тейлор: «Алан Уильямс заявляет, что он был их первым менеджером «Битлз». Но он никогда не был первым менеджером «Битлз». У «Битлз» был только один менеджер, один единственный менеджер по имени Брайен. Алан Уильямс всю жизнь наживается на этой истории, но он никогда не был менеджером «Битлз». Он был их агентом и устроил им несколько выступлений в Германии, но он никогда, никогда не был их менеджером».
Джулия Бэрд (сестра Джона Леннона): «Алан Уильямс очень ревновал, потому что когда они вернулись из Гамбурга, то стали заключать ангажементы без него, и он заявил: «Я сделаю так, что вы больше никогда и нигде не будете работать». А потом добавил: «…но вышло так, что без работы остался я».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».

«Битлз» в клубе «Топ Тен» (Фотограф Герд Минграм).
2 мая 1961 г.

Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступает в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Джордж: «В клубе «Топ Тен» по вторникам устраивали конкурсы талантов. Зрители выходили на сцену и пели, а нам приходилось аккомпанировать им. Какое-то время мы занимались и этим, причем доводили людей до точки, абсолютно изматывая их.
Помню, однажды появился тип, который играл на саксофоне. В то время мы плохо разбирались в музыке, знали только названия нот. Он заиграл на саксе, а мы начали подыгрывать ему, а затем решили приколоться. Кивнув друг другу, мы вдруг резко сменили тональность, продолжая играть, как ни в чем не бывало. Саксофонист не понял, что произошло, но попытался подстроиться под нас. Потом мы прошептали друг другу: «Си-бемоль», - и снова сменили тональность. Мы изводили того парня, а он отчаянно пытался понять, в какой же тональности мы играем, и тщетно подстраивался под нас.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Иногда немцы выходили на сцену и пытались петь вещи Литтл Ричарда или Чака Берри, не зная слов. Они помнили звучание слов, но не понимали их смысла, особенно если речь шла о таких песнях, как «Вперемешку» (Tutti Frutti). К тому же немецкий язык не годился для рок-н-ролла, поэтому пение больше напоминало истерику. Самым забавным и достойным упоминания был такой случай: мы по-прежнему играли песни с последних пластинок, в том числе «Меня всего трясет» (Shakin’ All Over) Джонни Кидда и «Пиратов», и там были такие слова: «Мурашки по спине, дрожь во всем теле» (Shivers down my backbone, shaking all over…), а немцы думали, что мы поем «Пошли его в Ганновер» (Schick ihn nach Hannover) - это означает то же самое, что и английское «пошли его в Ковентри», то есть, куда подальше».

Томми Кент посещает выступление «Битлз» в клубе «Топ Тен».
4 мая 1961 г.

Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступает в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Письмо Пола Маккартни из Гамбурга: «Четверг 4. Дорогая Дот + Марджи, как видите, мы получили ваше письмо. Мы здесь хорошо проводим время, но еда немного смешная, хотя она нормальная, как только к ней привыкаешь. Стю еще не женат, хотя может жениться в июне, в британском консульстве. В любом случае скажу ему, что вы его поздравляете и все такое… У вас все еще сохранились свитера с надписью «Битлз»? Бьюсь об закат, вы по-прежнему их не надеваете. Вечером в клуб пришла одна из самых больших рок+рольных звезд Германии (Здесь он так же известен, как в Англии Клифф [Ричард]) по имени Томми Кент, и он сказал, что мы лучшая группа из тех, что он когда-либо слушал. Надеюсь, что он это и имел в виду.
Мы получили предложение отправиться в Испанию и Австрию, но не знаем, собиремся ли туда вообще. Мы, вероятно, еще больше соскучимся по дому + возвращению в Ливерпуль. Еще раз спасибо за письма. С наилучшими пожеланиями – Пол (Битлз)».
Томми Кент, в то время, записывался на гамбургской студии «Полидор» и хорошо знал продюсера Берта Кемпферта. Томми Кент порекомендует ему Тони Шеридана и «Битлз», после чего Берт Кемпферт с женой посетят «Топ Тен» и послушают «Битлз».
Из интервью Джеймса Ливи с Яном Олофссоном (Jan Olofsson):
Джеймс Ливи: В Гамбурге в 1962 году (прим. – ошибка по поводу года) ты провел несколько ночей в постели Стю Сатклиффа.
Ян Олофссон: Совершенно верно. Мне было 16 лет, я ночевал в подъездах и выпрашивал еду у хозяев кафе. К этому времени Стюарт [Сатклифф] переехал из грязной комнатки над гамбургским клубом «Топ Тен» к своей подруге Астрид. В то время у меня никогда не было денег. Некоторое время обо мне заботилась пара проституток, так как они считали меня сладким мальчиком. Потом, когда я познакомился в клубе «Топ Тен» с «Битлз», они позволили мне иногда ночевать в их комнате. Я ни разу не видел их на сцене трезвыми. После выступления мы продолжали выпивать в небольшом баре поблизости, где работала Астрид. В то время я сдружился и с другими британскими группами. Потом в Гамбурге у меня установился контакт с одним продюсером звукозаписи, и я проталкивал своих новых друзей, и особенно «Битлз».
Джеймс Ливи: Не ваш ли это друг познакомил «Битлз» с Бертом Кемпфером из «Полидора»?
Ян Олофссон: Да. Он был близким другом Тони Шеридана, и сделал пару записей с группой «Братья Бит» (Beat Brothers), как они тогда назывались, аккомпанируя для Тони. Я установил с ними прекрасные дружеские отношения на личностном уровне и, полагаю, что они высоко оценили тот факт, что я пытался помочь им подписать контракт на запись пластинки. Они зарабатывали двадцатку в неделю, а я сидел без гроша, и повсеместно подрабатывал мытьем посуды. «Битлз» играли в клубе «Топ Тен» до четырех утра, и у них был огромный запас пива, переданного из зала, поэтому каждую ночь они переправляли мне множество бутылок. Я горжусь тем, что был первым шведом, который познакомился с ними и признал их талант, хотя в то время и не представлял, что их музыка изменит мир. Я не видел никого до и после, кто бы так же завоевывал аудиторию, как они, за одним, возможно, исключением. 10 июня 1972 года в Мэдисон-Сквер Гарденс я смотрел выступление Элвиса Пресли, и слезы наворачивались на глаза, по сентиментальным причинам. Элвис был первым, кто в 1957 году пробудил во мне интерес к рок-н-роллу.
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Группа «Битлз» и Тони Шеридан получают предложение от Берта Кемпферта записать пластинку.
12 мая 1961 г.

Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «В этот день группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в зале «Обзорный Парк Мерси», Чешир (Mersey View Pleasure Grounds, Frodsham, Cheshire)».
Энди Бабюк: «Группа «Битлз» и Тони Шеридан получили предложение от Берта Кемпферта записать пластинку для ее возможного выхода в Германии на лейбле «Полидор». Группа с радостью приняла это предложение».
Бэрри Майлз: «Битлз» подписывают контракт с Бертом Кемпфертом (Bert Kaempfert)на участие в записи пластинки (запись будет осуществлена в конце июня)».
Джордж: «Мы учились быть сыгранной группой, выучили уйму песен, импровизировали во время исполнения тех песен, которые хорошо знали. Мы обрели уверенность в себе, но не успокаивались на достигнутом и думали: «Вот если бы нам удалось записать пластинку!».
Джин Винсент: «Битлз» отчаянно хотели записываться».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джордж: «И вот однажды, когда мы выступали в «Топ Тен», случилось важное событие. «Знаете, в зале присутствует Берт Кемпферт». - «Это еще кто такой?» - «Как! Берт Кемпферт - автор «Ночи страны чудес» (Wonderland By Night), продюсер фирмы звукозаписи. Говорят, он сейчас ищет молодые таланты». - «О, черт, значит, надо сыграть как следует».
Берт Кемпферт (Bert Kaempfert) - немецкий композитор, аранжировщик и руководитель эстрадного оркестра, чья широкая популярность пришлась на 1960-е гг. Его композиции вошли в репертуар многих оркестров и музыкантов. 4 мая выступление «Битлз» в клубе «Топ Тен» посетил Томми Кент (Пол: «Вечером в клуб пришла одна из самых больших рок+рольных звезд Германии (Здесь он так же известен, как в Англии Клифф [Ричард]) по имени Томми Кент, и он сказал, что мы лучшая группа из тех, что он когда-либо слушал».) Томми Кент порекомендовал ему Тони Шеридана и «Битлз», после чего Берт Кемпферт с женой посетили «Топ Тен» и послушали «Битлз».
Тони Шеридан: «Берт пытался записывать рок-н-ролл с молоды¬ми немцами, но это было просто курам на смех. На него произвела впечатление наша так называемая аутентичность. Обидно, что ни¬кто не записал ни одного из концертов в «Тор Теп». Берт Кемпферт приходил послушать нас несколько раз. Он был впечатлен тем, что мы считали нашей самобытностью - и что было не чем иным, как второсортной американской музыкой, сдобренной нашей собственной манерой игры. После этого мы обсуждали с Бертом, что нам нужно было записать. Я слышал, как Джин Винсент поет «Моя милая» (My Bonnie), и это сильно отличалось от того, что делали мы, а позже - версию Рэя Чарльза. Задолго до того, как мы решили ее записы¬вать, мы на сцене сделали аранжировку в духе Джерри Ли Льюиса, но без пианино».
«Музыкальная газета»: «Тони назвал в качестве аккомпанирующего состава «Битлз». Так Джон, Пол, Джордж, Стюарт Сатклифф и Пит Бест впервые попали на пластинку».
Джон: «Когда нам это предложили, мы дума¬ли, что нет ничего легче. Ведь все пластинки немцев - это чистое дерьмо. Наша наверняка будет лучше».
Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступает в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».

Фотосессия «Битлз» на крыше клуба «Топ Тен».
13 мая 1961 г.

Джордж: «А потом мы увидели кожаные брюки и подумали: «Ого! Надо обзавестись такими!» Астрид отвела нас к портному, который сшил нам отличные штаны из мягкой кожи».
Джон: «Во второй приезд нам платили лучше, поэтому мы купили кожаные штаны и стали похожими на четырех Джинов Винсентов, только помоложе».
Билл Хиллман: «Швейная мастерская, в которой были сшиты кожаные костюмы «Битлз», располагается по адресу Thadenstrasse 6».
Джордж: «А еще мы нашли в Гамбурге магазин, где продавали настоящие техасские ковбойские сапоги. Осталось лишь раздобыть денег. Нам даже предложили их и рассрочку».
Пит Бест: «Также в одном из магазинов на Репербане Джордж увидел ковбойские сапоги, и вызвал что-то вроде зависти, появившись однажды в такой черно-белой паре. Мы с Джоном сразу же последовали его примеру. Леннон выбрал черно-золотого цвета, мои были черные с красным. Пол, у которого в группе была репутация берегущего свои пфеннинги, сдерживался в течение некоторого времени, но, в конечном итоге, тоже приобрел черно-синюю пару».
Билл Хиллман: «Свои ковбойские сапоги «Битлз» покупали в магазине Пола Хандертмарка (Paul Hundertmark Spielbudenplatz 9)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джордж: «У всех у нас были маленькие розовые кепки, купленные в Ливерпуле».
Пит Бест: «Чтобы завершить ансамбль, мы купили плоские розовые кепочки».
Джордж: «Так у нашей группы появилась своя форма: ковбойские сапоги, кепки и черные кожаные костюмы».
Пит Бест: «В то время эти впечатляющие предметы были предназначены, прежде всего, в качестве сценических костюмов, хотя также они стали и нашей повседневной одеждой».

Первые автобиографии «Битлз».
14 мая 1961 г.

Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступает в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Хантер Дэвис: «В 1961 году Джон написал небольшой автобиографический набросок. Трудно сказать, когда именно, хотя он указывает, что ему двадцать лет, так что, должно быть, до его дня рождения в октябре. Леннон упоминает о второй поездке в Гамбург и о возвращении в клуб «Топ Тен»; таким образом, это могло быть написано летом 1961 года. Судя по содержанию этой записки и, по европейского образца бумаге в клеточку, Леннон написал ее в Германии. Может, она была составлена по просьбе местного немецкого журналиста или звукозаписывающей компании «Полидор», где будет произведена запись [пластинки] «Моя милая» (My Bonnie). (прим.-перед подписанием контракта с «Полидор» все «Битлз» написали такие автобиографии). Джон вспоминает о турне по Шотландии с «одним британским певцом», не указывая имени Джонни Джентла; очевидно, он решил, что в Германии Джентл неизвестен.
В этой своей краткой биографии Джон пишет о том, что посещал среднюю школу (неудивительно, что успеваемость у него была средненькая), упоминает о присоединившемся к ним недавно Пите (Бесте), а также о том, что сочинил пару песен с Полом. Его жизненная амбиция была простой: Стать Богатым.
Краткая автобиография для неизвестного журналиста - Германия, июнь 1961?: «Родился 9 октября 1940 (20 лет) Закончил средняю шк. «Куорри Бэнк» Затем Ливерпульский художественный колледж (выгнали). Ездил в турне в Шотландии с одним британским певцом. Вместе с группой ездил в Гамбург (авг. 1960) на четыре месяца. В 1961-м снова вернулся в клуб «Топ Тен».
Организовал группу примерно четыре года назад (скиффл) Пол присоединился затем Джордж. Сменили одного или двух ударников. Пит был принят в группу за 2 дня до нашей 1-й поездки в Гамбург с неполной ударной установкой - у нас были только маленькие усилители, но мы лучшего качества купили в Гамбурге. Играю на гитаре (пианино?) бас-гитара. Сочинил пару песен с Полом. Амбиция: стать богатым Джон У. Леннон (лидер)».

Полина Сатклифф о драке между Джоном и Стю.
17 мая 1961 г.

Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступает в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Полина Сатклифф: «Пит Бест рассказал мне о драке, произошедшей между Джоном и Стю. Он не помнит точно, в какой именно день это произошло, но считает, что это было в мае 1961 г. на улице, недалеко от клуба «Топ Тен». Джон тогда жаловался мне, что Пол и Джордж ему уже все уши прожжужали про Стю, дескать, на сцене он вечно выглядит несчастным и постоянно сваливает за кулисы, чтоб потрепаться там с Астрид; что Стю не прогрессирует как музыкант и не пытается ничего делать в этом направлении. В общем, Джон был явно раздражен ситуацией в группе, что сложилась вокруг Стю. Также Пит отметил, что Джон не хотел обострять отношения в группе, и планировал сохранить все как есть. Но Стюарт вдруг заявил, что хочет остаться с Астрид, начать занятия живописью, уйти из группы и оставить Джона. В глубине души Джон завидовал Стю, так показалось Тони Шеридану.
Примерно в мае Стюарт и Джон разговорились, и Джон предложил вместе оставить группу и вернуться в Ливерпуль, начать снова учиться в художественном колледже. Что нашло на Джона? Поздно вечером Джон оказался объят необъяснимым приступом ярости и внезапно потерял над собой контроль. Стюарт помнит, что они разговаривали с Джоном на улице, и вдруг Стю почувствовал сильный удар и понял, что лежит на асфальте, сбитый ударом кулака Джона. От неожиданности он даже не пытался себя защитить, когда Джон в исступлении пинал его ногами, всякий раз пытаясь попасть по голове. Когда Джон пришел в себя, Стюарт уже лежал в луже крови. Осознав, что он сделал, Джон бросился бежать, оставив Стю лежать на тротуаре. С ними был Пол, но и он от неожиданности растерялся и не сделал ничего, чтоб защитить Стю. Когда Джон убежал, Пол помог Стю подняться и помог добраться до дома. После Джон так и не поговорил со Стю об этом случае».
Альберт Голдмен: «Много позже Джон рассказал Йоко, которая, в свою очередь, поведала эту историю Марни Хеа (Marnie Hair) о том, как однажды в Гамбурге во время ссоры со Стю на него напал очередной приступ неконтролируемой ярости. Он начал молотить кулаками во все стороны и даже несколько раз ударил Стю ногой, обутой в ковбойские сапоги с очень твердым носком. Когда к нему вернулся разум, он обнаружил, что стонущий Стю валяется на мостовой, а рядом с его головой натекла лужица крови. Придя в ужас от того, что натворил, Джон бросился наутек. «Вернись, скотина! Ну, какой же ты идиот!» - закричал ему вдогонку Пол, который присутствовал при этой сцене, вероятно, вместе с Джорджем. Но Джон убежал без оглядки».
Полина Сатклифф: «Стю был потрясен случившимся. До сих пор Стю был почти единственным, кто мог удержать Джона, и вот теперь он сам оказался его жертвой. После смерти Стю в 1962 году в заключении врачей в графе «причина смерти» фигурировала травма черепа от сильного удара. Во многих книгах про «Битлз» об этом случае не упоминается, но я знаю об этой драке со слов Стю. Также Стю сказал, что Джон в тот момент был похож на умалишенного, он даже не смог вспомнить, о чем они говорили, и почему он набросился на него. Джон был задумчив, и они спокойно шли, и ничего не предвещало проблем.
Стюарт сказал, что Джон пинал его по голове, и я убеждена, что это стало причиной его преждевременной смерти. Джон затих и ничего не говорил. Моя мать не понимала, почему вполне здоровый сын так внезапно умер. Я знаю, что Джон считал себя виновником его смерти. Позднее он признался в этом своей жене Йоко Оно, которая в свою очередь рассказала своей подруге Марни Хеа. Джон сказал Йоко, что тогда он носил тяжелые ковбойские сапоги с металлическими накладками на носках, и именно в них он был обут во время того случая. Конечно, то событие внесло изменения в их отношения, но, как говорится, чужая душа потемки. Они до самой смерти Стю писали друг другу длинные проникновенные письма. Я думаю, что Стю принял, что насилие было составной частью характера Джона, его проблемой. Поэтому вполне возможно, что Стюарт хотел защитить Джона от него самого».

Стю Сатклифф готовится к поступлению в художественный колледж.
29 мая 1961 г.

Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступает в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Полина Сатклифф: «В конце мая мать получила от Стю письмо, которое я считаю важным: «Джон Харт написал мне, что он и Артур Баллард помогут мне, если я захочу снова учиться. Он счастлив узнать, что я снова начал рисовать. Да, я начал рисовать, и пока все получается. Думаю, что через несколько недель я буду в форме. Я отошел от абстракционизма и в основном рисую в голубых тонах.
Возможно вы читали в газетах, что лучший скульптор Англии Паолоцци теперь преподает здесь, (он прибыл из Эдинбурга). Завтра я собираюсь пойти в колледж, где планирую рисовать три раза в неделю. Я встречался с помощником директора, и он сказал, что я могу поговорить с Паолоцци, чтоб он принял меня в свой класс (Астрид красива и прекрасна и как всегда замечательна, мы так счастливы вместе). Сейчас все зависит от Паолоцци, хотя я мог бы поступить в колледж в течение года по рекомендации».
Стюарт не сразу отправил письмо, потому что следующая часть письма была написана в понедельник: «Не могли бы вы выслать мои вещи и документы, потому что я собираюсь поступить в колледж, и они мне нужны. Вы не можете себя представить, насколько важно мне получить одобрение этого человека».

Драка Пола и Стю на сцене клуба «Топ Тен».
20 июня 1961 г.

Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступает в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Росс Бенсон: «Однажды вечером во время выступления в «Топ Тен» ребята как обычно подначивали Стю. Когда в клуб пришла Астрид, Стю подошел к микрофону и нежным голосом исполнил для нее хит Пресли «Люби меня нежно» (Love Me Tender), что вызывало доброжелательные насмешки со стороны других участников ансамбля. Однако Пол высказал что-то не слишком приятное, наговорил каких-то гадостей в адрес Астрид, хотя подробностей никто не помнит. Сдержанный Стью в бешенстве сорвал с себя гитару, перепрыгнул через площадку и кинулся на Пола».
Ики Браун (Icke Braun, знакомый «Битлз» по Гамбургу): «В конце концов, они подрались на сцене. Пол всцепился в него».
Тони Шеридан: «Я видел, как Пол дерется. Он всегда выпускал когти, как кошка. По крайней мере, в те дни».
Пол: «Однажды мы со Стюартом подрались на сцене. Это не было дракой в прямом смысле слова, так как драчуны из нас еще те. Я думал, что без труда поколочу его, ведь он был меньше меня. Но он оказался сильным, мы сцепились мертвой хваткой прямо на сцене, во время выступления. Это было ужасно. Мы выкрикивали оскорбления: «Ах, ты…» - «Как ты меня назвал?». Так мы и стояли, сцепившись. Никто не хотел продолжать, а остальные кричали нам: «Вы, идиоты, прекратите!» - «Пусть он прекратит первый». А из зала над нами смеялись и подбадривали: «дай ему, так его».
Росс Бенсон: «По версии Пола, то, что произошло между ним и Стю, было просто недоразумением».
Пол: «Мы были на ножах со Стюартом. Я добивался музыкальной точности — на случай, если нас услышит кто-нибудь понимающий. Я считал, что мы всегда должны быть готовы к появлению тех, кто ищет таланты. Теперь люди называют меня за это перфекционистом. Мне это не казалось одержимостью, я считал, что поступаю правильно. От этого в наших отношениях возникли новые трещины. Наверное, я мог бы проявить большую чуткость, но кто способен быть чутким в таком возрасте? По крайней мере, я не мог».
Пит Бест: «Эта стычка призошла во время вечернего выступления, когда мы аккомпанировали Тони Шеридану в «Топ Тен». Пол играл на фортепиано, как обычно, когда выступал Тони. Во время выступления Пол позволил себе сказать что-то не очень почтительное по отношению к Астрид».

Джон: «Пол ляпнул что-то про девушку Стю - он завидовал, потому что девушка была классная».
Тони Шеридан: «Пол сказал кое-что про Астрид. Стю бросился на него, но он был всего лишь маленьким пареньком».
Пит Бест: «Стю не сдержался и набросился на Пола, сбив последнего с табурета, на котором тот сидел».
Джон: «Стю ударил его прямо на сцене, хотя он вовсе не был задирой».
Астрид: «В гневе он терял над собой контроль, впадал в бешенство».
Джон: «Пол просто не выносил, когда идеи подавал кто-то другой, а не он сам. Он до того ненавидел Стюарта Сатклиффа, у которого голова хорошо работала, что у них дело кончилось дракой прямо на сцене. А Стю был очень доб¬рым парнем, знаете ли».
Пит Бест: «Потом началась борьба на полу».
Тони Шеридан: «Пол колотил его как грушу».
Пит Бест: «Тони остановился было, но затем снова начал петь свою лирическую песню под аплодисменты веселящихся зрителей. Джон быстро сориентровался и стал с Полом изображать шуточное сражение, пытаясь все перевести в шутку».
Пол: «Конечно, собравшиеся в клубе гангстеры смеялись над нами, им было привычно убивать людей. Но ни я, ни Стю не были драчунами».
Пит Бест: «Когда драчунов развели в разные стороны, Стю бросил Полу: «Если ты еще раз скажешь что-либо подобное об Астрид, в следующий раз я вышибу тебе мозги». Пол в ответ выпалил: «Скажу что люблю».
Пол: «Все это не улучшило мои отношения со Стюартом».
Астрид: «Если между Джоном и Стю еще оставалась привязанность друг к другу, то между Полом и Стю появилась ненависть».
Голдман: «Весь вечер они продолжали переругиваться. Это было начало конца пребывания Стю в группе «Битлз».
Род Мюррей (друг Стю): Из письма Стю: «Пол превратился в какую-то паршивую овцу. Все ненавидят его, и только я жалею».
Астрид: «Я поняла, что Пол трудно сходится с людьми. Меня в нем настораживало вот что: разве может человек всегда быть таким приятным? Это глупо, конечно. Смешно ведь чувствовать себя свободно со скверными людьми, ты ведь знаешь, кто они такие, и какие у тебя с ними отношения. Подозревать в чем-то людей из-за того, что они такие симпатичные, конечно, полный идиотизм».
Полина Сатклифф: «Все это было именно так. Стюарт говорил мне, что он продолжал быть с группой только из-за Джона. Он сказал, что Джон всецело доверял ему, и я думаю, были ли в это время между ними близкие сексуальные отношения? На эту мысль меня наталкивает то, с какой яростью Джон воспринял заявление Стюарта, сделанное в июне 1961 г., что он покидает группу и начинает учиться в гамбургском художественном колледже. Стю долго не мог собраться, чтоб сказать Джону, что он собрался уходить, но когда он, наконец, решился, последний пришел в ярость. Джон изо всех сил старался отстоять Стю, его место и положение в группе. Стюарт сказал мне, что Джон воспринял его решение об уходе как личное оскорбление».
Пит Бест: «Решение о его уходе было принято за один вечер. Не было никаких душевных переживаний, всхлипываний и сожалений».
Из интервью с Питом Бестом в 2003 г.:
Корреспондент: С кем из «Битлз» вы больше всего дружили?
Пит Бест: C Джоном.
Корреспондент: И какой была ваша дружба с ним?
Пит Бест: Мы были очень хорошими друзьями. Джон был мне ближе других просто потому, что он как человек мне нравился. И я ему нравился как человек. В Ливерпуле мы много общались, я часто приходил к нему домой, а он ко мне. Очень много времени провели вместе в Германии.
Корреспондент: А могли бы вы вкратце описать каждого из битлов, дать свою характеристику?
Пит Бест: Конечно. Джон на самом деле был таким, как его представляют большинство людей - агрессивным, со своими едкими шуткaми. Но у него была и другая сторона характера, которую мне довелось увидеть. Друзья знали его совсем другим - нежным и любящим человеком, мир не часто знал его таким. Несомненно, они все замечательные музыканты, но я сейчас не говорю об этом - потому что и так понятно. Пол уже тогда, в раннее время отлично умел общаться с людьми. Он был отличным пиарщиком, которым в принципе остается и сейчас - всегда, что бы ни случилось. Джордж был самым тихим участником группы и очень увлечен своей музыкой. Большую часть времени он проводил, разучивая свои гитарные соло. Ему это, несомненно, удалось. А Джон был потрясающим человеком - лидером группы.
Корреспондент: А как же Стю? Вы почти не сказали о нем.
Пит Бест: Стю тоже был очень скромным парнем. По телосложению даже самым невысоким из нас. Мы знали то, что он был очень увлечен своим искусством. И хотя он любил «Битлз» на все 200 процентов, прежде всего он был настоящим художником. Когда он полюбил Астрид, он понял, что ему надо вернуться к своей карьере художника, и это было осознанное решение.

Брайен Эпстайн ограблен и избит.
21 июня 1961 г.

Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступает в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Питер Браун: «Как-то вечером, когда Брайену было 25 лет, он сел за руль своего сверкающего кремово-коричневого автомобиля и поехал в предместье Ливерпуля, в общественный туалет, где бывал довольно часто. За рулем автомобиля Брайен Эпстайн совершенно не походил на тех людей, которые знают подобные заведения. Красивый молодой человек, худощавый, вьющиеся каштановые волосы тщательно уложены, - было в нем что-то от патрициев. Как правило, он носил костюмы, сшитые у портного, рубашки фирмы «Турнбулл и Ассер» и шелковый шейный платок. Царственные манеры и элегантная одежда делали его старше своих двадцати пяти лет. Брайен припарковал машину, заглушил мотор и стал ждать, нетерпеливо постукивая пальцами, пока на улице не появился мужчина, одетый так, как одеваются портовые рабочие. Мужчина на секунду задержался у входа в туалет, а затем вошел. Брайен тщательно запер машину и пошел за ним. На сей раз его постигла неудача. Брайена жестоко избили и бросили на полу в уборной. Деньги, часы и бумажник пропали (прим. – видимо, это уже второй такой случай. Как пишет Боб Спитц: «В сентябре 1956 года Брайен поехал в Лондон, где был ограблен, лишившись своего паспорта, свидетельства о рождении, чековой книжки, наручных часов и всех денег, которые он имел при себе». В «Хронологии» - 7 сентября 1956).
Всхлипывая, Брайен бросился к машине и направился к огромному дому своих родителей. Он был в ужасе от того, что придется как-то объясняться с ними. Сначала Брайен кинулся к матери, Куини Эпстайн. Высокая привлекательная женщина, обладающая острым умом и несгибаемой волей, она, казалось, не остановится ни перед чем и сможет защитить его от всех бед. Но на сей раз проблема оказалась слишком сложной даже для Куини. Едва он закончил излагать свою версию инцидента, как зазвонил телефон. Обидчик Брайена из общественного туалета выяснил, что Брайен из известной семьи, и понял, что его молчание может стоить дороже, чем часы или бумажник. В общем, за молчание о наклонностях Брайена мужчина требовал деньги.
Куини Эпстайн немедленно связалась с Рексом Мейкином, семейным адвокатом. Мейкин был маленьким юрким человечком с кривыми зубами и протезом вместо уха, он много лет жил с ними по соседству. Циничный и резкий, Мейкин и раньше улаживал несколько дел Эпстайнов. «Стирал их грязное белье» - так он это называл. Куини с Брайеном отправились к нему, и Брайен поведал Мейкину свою историю. Адвокат настоял на том, чтобы Брайен пошел в полицию и заявил о случившемся.
Перепуганный Брайен повторил свою жалостливую историю детективам ливерпульской полиции. Те велели Брайену идти домой и ждать телефонного звонка от вымогателя. Брайен должен был согласиться заплатить любую сумму, которую тот запросит, и устроить встречу как можно скорее.
Поздно ночью в пустынном ливерпульском районе Уайтчеппел Брайен ждал шантажиста. Через несколько минут после назначенного времени человек из туалета пересек улицу и приблизился к Брайену, Эпстайн подал условный сигнал детективам, они тут же вышли из укрытия и арестовали вымогателя.
Судебный процесс чуть не погубил Брайена. Слабым утешением для него было то, что на процессе он фигурировал как «мистер X», такова в Англии судебная традиция защиты жертв шантажа. В соответствии с показаниями Брайена, мужчина, оказавшийся докером с криминальной биографией и предрасположенностью к «чрезмерной застенчивости», был осужден за шантаж и приговорен к тюремному заключению. Когда его вели из зала суда, он поклялся отомстить Брайену, как только окажется на свободе. Эпстайн был на грани физического и психического срыва. Суд постановил, что ему нужно показаться психиатру, но Брайен знал, что это не поможет».

Сессия звукозаписи «Битлз» и Тони Шеридана на сцене гамбургской школы Фридрих-Эберт-Халле.
22 июня 1961 г.

Хантер Дэвис: «Во время этих гастролей «Битлз» записали первую пластинку. Их попросили аккомпанировать певцу из «Топ Тен» Тони Шеридану».
Бэрри Майлз: «Утром, после окончания семичасового выступления в клубе, «Битлз» сели в такси, которое доставило их в студию, расположенную в помещении школы. Запись проходила в гамбургской студии фирмы грампластинок «Полидор» - дочернего предприятия крупной компа¬нии «Дойче граммофон».
«Эти сессии состоялись 22-23 июня на сцене гамбургской школы Фридрих-Эберт-Халле (Hamburg’s Friedrich-Ebert-Halle school), и 24 июня в студии Ральштедт (Studio Rahlstedt). Группе «Битлз» заплатили 300 марок».
Энди Бабюк: «Сеанс звукозаписи состоялся в импровизированной студии, организованной в школьном актовом зале».

Алан Клейсон: «По поводу оборудования Шеридан заметил, что это, по всей вероятности, остатки радиостанции, некогда принадлежавшей британским оккупационным войскам».
Пит Бест: «Студия? Мы задались вопросом, туда ли мы пришли? Мы ожидали полномасштабное записывающее оборудование. В конце концов, Берт был знаменитостью, а «Полидор» крупной торговой маркой, частью компании «Дойче Граммофон». Вместо этого мы оказались в неинтересном школьном зале с массивной сценой и большим количеством драпировок. Записывающая аппаратура находилась за кулисами. Мы должны были играть на сцене позади Тони, как будто все это было во время радиотрансляции. Конечно же, это не могло быть тем местом, где Берт записывал свои чувственные бестселлеры. Но все было так, и его полностью удовлетворяла эта обстановка».
Пол: «Для Берта Кемпферта, дирижера и продюсера, мы вместе с Тони Шериданом записали пластинку «Моя милая» (My Bonnie)».
«Запись продюсировал Берт Кемпферт (Bert Kaempfert), немецкий дирижер и звукорежиссер. Инженер звукозаписи Карл Хинце (Karl Hinze). Из «Битлз» в записи участвовали Джон, Пол, Джордж и Пит Бест».
Из интервью с Роем Янгом:
Тони Коппл: Расскажи, как ты себя чувствовал на этих сессиях записи «Полидор»?
Рой Янг: Ну, это было отчасти странно, потому что, в том смысле, что получилось так, что мы отправились из клуба в музыкальную студию «Галле», или, где там это было, чтобы сделать запись. Что касается меня, то я никогда не ощущал того, что мы на самом деле записываемся. Мы просто воспринимали это, как переезд от одной сцены к другой, потому что это было как в театре. И еще потому, что мы просто играли, и не было никаких договоренностей, все было очень непринужденно. Я имею в виду, что не было никаких треволнений. Не было такого, знаешь ли, как: «Ты хочешь записать альбом?». «Да!». «Когда ты хочешь играть?». «Сейчас? Я могу сделать это сейчас?». Понимаешь, это было так по-другому, так что, мы просто играли… Ну и, конечно, продюсером был Берт Кемпферт. «Все получилось, Берт?». «Да, звучит отлично, Рой».
Тони Коппл: Берт Кемпферт проявлял активное участие в качестве продюсера?
Рой Янг: Да!
Тони Коппл: Он не был что-то вроде фигуры на заднем плане?
Рой Янг: О, нет. Нет.
Энди Бабюк: «Сатклифф в этой записи не участвовал, поскольку его уход из группы совпал с сессией Кемпферта».
Полина Сатклифф: «Стюарт уже не принимал участие в записи, но он присутствовал там из-за Джона. Если раньше письма Стю ко мне были полны рассказов об отношениях ребят между собой, о группе, то теперь название «Битлз» все реже и реже упоминалось в них. В психологическом отношении он уже покинул группу. Мысленно он уже не был с ними, и все это прекрасно видели».
Энди Бабюк: «К этому времени Сатклифф сказал во всеуслышанье, что, в конечном итоге он намерен оставить группу и сосредоточиться на учебе в художественном колледже и карьере художника. По утверждению Пита Беста Сатклифф принял решение о своем уходе из группы уже к тому времени, когда в июне группа решила записать пластинку с продюсером Бертом Кемпфертом на лейбле «Полидор» (прим. – о желании уйти из группы Стю написал своей матери еще 31 апреля)».
Пит Бест: «Это решало нашу проблему, потому что мы понимали, что Пол будет лучше звучать на записи, чем Стю. Некоторые считают, что к тому времени мы уже задумали избавиться от Стю, но это было не так. Во многом такова была сложившаяся ситуация, что мы спросили у Пола, не возражает ли он заменить Стю на записи пластинки. Но когда Стю объявил, что он собирается уйти, то это избавило нас от некоторой неловкости. Это был тот случай, когда Стю сказал Полу: «Возьми этот бас и делай с ним, что хочешь с моим благословением».
Энди Бабюк: «На басу играл Маккартни».
Тони Шеридан: «Нам повезло, что мы делали наши первые записи в большом помещении с естественным эхом. И мы стояли на сцене. Это было что-то вроде школьного актового зала. Там было естественное эхо, что было очень хорошо, так как это дало возможность использовать его, не прибегая к искусственным ухищрениям. Вот так мы и звучали. Естественно, со всеми ошибками, хотя в то время у нас уже было мало ошибок. Мы уже очень хорошо звучали».
Энди Бабюк: «Во время записи «Битлз» использовали то же оборудование и инструменты, что и в клубе «Топ Тен».
Тони Шеридан: «Никому и в голову не приходило, записывать песни так, как они потом звучали со сцены во время наших выступлений в Гамбурге. Ни одну песню. Единственное, что мы делали, это записывали глупые песни в студии, которые не давали ни малейшего представления о том, что мы делали на сцене. Мы делали гораздо больше новой, хорошей, новаторской и сочной музыки».
Алан Клейсон: «Каждый номер записывался самое большее в три приема».
Тони Шеридан: «В большинстве случаев партию соло-гитары исполнял я сам - Джон справлялся с этим хуже из-за несовершенства своей техники. Джордж был молод, небпытен и слишком трепетно относился к этому занятию - но он очень хотел учиться. Ударник был не особенно хорош, и поэтому ритм-гитаре приходилось компенсировать отсутствие мощного ритма. Берт Кемпферт об этом ничего не сказал, и мы были рады ничего не менять во время записи».
Пит Бест: «Работа проходила вполне нормально. Если не считать, что я врезал Тони Шеридану».
Джон: «Тони Шеридан пел, а мы подыгрывали ему. Это было ужасно. Так смог бы сыграть любой».
Бэрри Майлз: «Было записано несколько композиций: My Bonnie, The Saints, Cry For A Shadow, Why, Rock And Roll Music, Some Other Guy, Nobody’s Child, Kansas City, Hey Hey Hey Hey, What’d I Say, Ain’t She Sweet [24 июня], If You Love Me Baby [24 июня]».
«Продюсер записи Берт Кемпферт, звукоинженер Карл Хинц (Karl Hinze)».
Дорис Кемпферт (дочь Берта Кемпферта): «Аранжировку песен сделал Тони Шеридан. В основном, они исполняли вещи, которые уже входили в часть их сценического репертуара. Песня «Моя милая» (My Bonnie) в то время пользовалась большим успехом. Люди танцевали под нее и веселились».
«Песня «Моя милая» [в оригинале «Мой милый находится за океаном» (My Bonnie Lies over the Ocean)] – это народная шотландская песня, популярная в западной культуре».
Дорис Кемпферт (дочь Берта Кемпферта): «Ее [эту песню] не отбирали конкретно для этой первой записи. Они уже давно исполняли и знали ее вдоль и поперек. И поэтому решили начать с нее. Мне кажется, что существовало две или три версии песни «Моя милая», которые были записаны и обработаны. В одной из версий вступление было на английском языке, а потом на немецком. И была версия, где вступления не было вообще – она начиналась сразу с отбивания такта».
Frank Daniels: «По некоторым утверждениям, медленное вступление в английской версии было записано Тони совместно с «Битлз», а вступление немецкой версии было сделано спустя несколько месяцев без «Битлз».
«В песне «Моя милая» (My Bonnie) Джордж играет ведущую партию гитары, но гитарное соло исполняет Тони».
Тони Шеридан: «На вторую сторону сингла пошла титульная песня моей скиффл-группы из Норвича, «Святоша» (The Saints)».
Билл Харри: «На обложке второго журнала «Мерси Бит» было написано о том, что «Битлз» впервые записали свою песню. Песня, автором которой был Джордж Харрисон, была записана в Гамбурге и называлась «Плач по тени» (Cry For A Shadow). После того, как Кемпферт спросил, есть ли у них какой-нибудь оригинальный материал, они сделали инструментальную аранжировку этой песни и записали ее».
Сева Новгородцев: «Песню «Плач по тени» сочинили Джордж Харрисон и Джон Леннон (такого содружества позже уже не случалось). Харрисон играет соло, единственное на этой пластинке. По названию песни вышел тогда (в 1961 году) спор».
Алан Клейсон: «Инструментальную вещь, сочиненная Джорджем, которую тот в разговоре с Рори Стормом выдал за последнее произведение группы «Тени» (Shadows)».
Джордж: «Мы всегда отпускали шуточки в адрес группы «Тени», а в Гамбурге мы играли так долго, что имели обыкновение исполнять песню «Апачи» (Apache), или что там было их хитом. Однажды мы с Джоном дурачились, а у него была новая небольшая гитара «Рикенбэккер» с забавным рычагом тремоло. И он начал, а я просто подхватил, и мы сочинили ее прямо сходу. Потом мы пару раз ее исполнили, и почему-то записали. Но, на самом деле, это была шутка, поэтому мы назвали ее «Плач по тени».
Алан Клейсон: «Основывающаяся на простой повторяющейся фразе с использованием тремоло, шутка Джорджа действительно звучала в стиле группы «Тени». Поскольку она в большей степени соответствовала музыкальным тенденциям той эпохи, нежели материал Леннона - Маккартни, Кемпферт разрешил «Битлз» записать ее для одной из сторон возможного сингла под их собственным названием. Несколько оживленная едва слышимыми криками на заднем плане «Плач по тени», получившая неофициальное название «Битловский боп» (Beatle Вор), стала первой оригинальной записанной песней «Битлз».
Сева Новгородцев: «Поначалу хотели назвать композицию «Битловский боп», но передумали, вернее названия было два, и бросали монету на «орла и решетку». Выпало таким образом, что называется она «Плач по тени».
Джордж: «Результат не получился похожим на [песню группы «Тени»] «Апачи», но нам понравилось, и мы исполняли ее некоторое время».
Энди Бабюк: «Тони Шеридан утверждает, что также они [«Битлз»] играли и на его гитаре «ЕС-175».
Тони Шеридан: «Они использовали эту гитару на некоторых из записей. Джон сыграл на ней в паре ритмичных треков, на которых я отсутствую: «Плачь по тени» (Cry For A Shadow) и «Разве она не мила» (Ain’t She Sweet) [24 июня]. В студии она хорошо звучала, подключенная к усилителю «Фендер».
Из интервью с Роем Янгом:
Тони Коппл: В то время, насколько важно было для «Битлз» записать пластинку? Было это тем, что они хотели сделать, или им просто было интересно играть?
Рой Янг: О, нет. Нет, они очень сильно хотели соглашение на запись пластинки, я в том смысле, что как и все мы. На самом деле, я уже записывал пластинки, так что, в отличие от них, для меня это не было плохо, понимаешь. Ты можешь чувствовать голод, устранив натуральные продукты, так ведь?
Тони Коппл: На том этапе «Битлз» были аккомпанирующей группой, но все же, они записали свою собственную композицию – «Плачь по тени» (Cry For A Shadow) – единственную песню, записанную в счет Джорджа и Джона, и записали ведущий вокал к песне «Разве она не мила» (Ain’t She Sweet). Как так получилось?
Рой Янг: Не знаю. Есть несколько разных версий, и это довольно странно, потому что много писалось о том, что это Пол играет на фортепиано, или это я! Это всегда было под вопросом. Я знаю, что это я, потому что знаю, что Пол не может так сыграть – это мой стиль. Но я не принижаю Пола, он потрясающий музыкант.
Тони Коппл: Как вели себя «Битлз» в студии на тех сессиях звукозаписи? Известно, что в самом начале, когда они работали с Джорджем Мартином, они могли быть дерзкими (скажем, комментарий Джорджа: «Мне не нравится ваш галстук»). На ранней стадии, когда ты был с ними, у них уже были признаки этого?
Рой Янг: О, боже, да.
Тони Коппл: Все время, верно?
Рой Янг: О, да. Я имею в виду, что они были просто как, знаешь, сумасшедшие, понимаешь. Это были четыре сумасшедших парня, и вы никогда не знали от раза к разу, что они выкинут. Помню, что Пол был более консервативен, более практичный. А Джон, уф! Он был сумасшедшим. Да.
Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступает в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Редактировалось: 3 раза (Последний: 1 ноября 2015 в 12:48)
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Второй день записи в качестве аккомпанирующей группы Тони Шеридана.
23 июня 1961 г.

Бэрри Майлз: «Второй день записи в качестве аккомпанирующей группы Тони Шеридана».
Фрэнк Кэйяцу: «В конце каждой недели группе давали на подпись квитанцию на получение зарплаты, написанную от руки, которую они были обязаны подписать, чтобы получить причитающиеся им выплаты. Данная квитанция является одной из тринадцати (в общей сложности «Битлз» выступали в клубе «Топ Тен» в течении 13 недель), и подписана всеми пятью участниками группы. Тони Шеридан свою подпись не поставил. Данная квитанция относится к периоду с 17-го по 23 июня 1961 года. В соответствии с контрактом, каждый участник группы получал 35 дойчмарок в день, или 245 в неделю. Уникальность этого документа заключается в том, что практически, это единственный случай, когда присутствуют все пять автографов «Битлз», включая Стю Сатклиффа».
Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступает в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Полина Сатклифф: «23 июня 1961 года Стю исполнился 21 год. Если кто-то хотел его поздравить с днем рождения, то искать Стю нужно было, конечно, в клубе «Топ Тен». Все друзья Стю знали это, и в тот день в клубе появился Юрген Воллмер с большим букетом роз».
Юрген Воллмер: «Мы были молоды и артистичны и считали, что букет роз будет шикарным жестом с нашей стороны, ничего больше. Но Астрид это рассердило. Она не хотела, чтобы кто-либо посторонний узнал о его дне рождения. Розы я положил позади рояля, но после того, как между мной и Астрид состоялся разговор, я взял букет и уничтожил его. Тут вмешался Джон, а иногда он был очень даже противным, и сказал, что в этом букете были и его цветы, так как он тоже потратился на подарок. Но я ответил ему высокомерно и холодно, что я уничтожил свой букет, и ничей больше».

Третий день записи в качестве аккомпанирующей группы Тони Шеридана.
24 июня 1961 г.

«24 июня сессии звукозаписи были продолжены в более профессиональной студии, также расположенной в Гамбурге».
Бэрри Майлз: «В этот день в студии «Рахлстед» (Studio Rahlstedt, Rahlau 128, Tonndorf, Hamburg) был записан еще один трек с Тони Шериданом: песня Джимми Ридза «Если ты любишь меня, малышка (Оформи на меня страховку)» (If You Love Me Baby (Take Out Some Insurance On Me)), а также шлягер довоенного времени «Разве она не мила» (Ain’t She Sweet), который «Битлз» записали без участия Тони Шеридана, и с Джоном в качестве вокалиста».
Джордж: «А еще мы записали песню «Разве она не мила» (Ain’t She Sweet)».
Тони Шеридан: «[Во время записи этой песни] Они использовали мою гитару [ЕС-175]. Джон сыграл на ней в этом треке, на котором я отсутствую: «Разве она не мила» (Ain’t She Sweet). В студии она хорошо звучала, подключенная к усилителю «Фендер».
«Продюсер записи Берт Кемпферт, звукоинженер Карл Хинц (Karl Hinze)».
Песню «Разве она не мила» группа запишет еще раз 24 июля 1969».

Тони Шеридан: «Когда мы впервые пришли в студию с Кемпфертом, Джон не то, чтобы не хотел петь… нет, он просто немного зажался. Он не сказал: «Давайте я спою вам несколько песен». Он спел песню «Разве она не мила». Его голос звучал не слишком хорошо. А он решил, что ничего не вышло. Он бы мог спеть больше, конечно».
Джон: «Песня Джина Винсента «Разве она не мила» звучит мягко и почти пронзительно, так я и пел ее, но немцы твердили: «Резче, резче», - им хотелось услышать нечто больше напоминающее марш, - и, в конце концов, мы записали более ритмичный вариант».
Тони Шеридан: «Мы сделали очень много глупостей. Я хочу сказать, что если ты исполняешь песню, то должен делать это так, как того ожидает публика. Сначала убаюкать ее, а потом встряхнуть. Мы думали только так, а не иначе. Разбудить их, а потом встряхнуть».
Джон: «Мы записали пять своих номеров, но они их не приняли. Они предпочитали вещички вроде «Моя милая живет за океаном».
Frank Daniels: «Джон Леннон рассказал Хантеру Дэвису, что «Битлз» без Тони Шеридана записали не только песню «Разве она не мила» и инструментальную композицию «Плач по тени», но также еще три песни, ни одна из которых не пришлась по душе сотрудникам «Дойче Граммофон». Тони Шеридан упомянул не вышедшие на пластинке песни «Музыка рок-н-ролл» (Rock and Roll Music), «Канзас-Сити» (Kansas City) и «Другой парень» (Some Other Guy), которые были исполнены Джоном Ленноном».
Джо Бреннан (Joe Brennan): «Запись была сведена в режиме реального времени с двух дорожек в стерео».
Джордж: «Мы были немного разочарованы, потому что надеялись, что это будет наша собственная пластинка. Хотя мы спели «Разве она не мила» и сыграли инструментальную вещь «Плач по тени» без Шеридана, на пластинке не указали даже название нашей группы. Вот почему такой жалкой выглядела попытка фирмы позднее, когда мы стали знаменитыми, выпустить эту же пластинку под названием «Битлз» и Тони Шеридан». Но сначала-то нас переименовали в «Братья Бит».
Хантер Дэвис: «На пластинке с Тони Шериданом группа именовалась «Братья Бит», потому что Берт Кемпферт решил, что название «Битлз» будет непонятным немецкой публике, и предложил другое — «Братья Бита», которое и было впи¬сано в дальнейшие студийные протоколы. Дело в том, что название «Битлз» было слишком созвучно с «пидлз», что на местном сленге означало «пенис».
Тони Шеридан: «Бит музыка в какой-то степени зародилась в Гамбурге. И она так и называется, «бит-музыка». И хорошо, что они назвали себя «Битлз». А название «Братья Бит» было придумано для того, чтобы облегчить продажу нашей пластинки в Германии. «Битлз» не очень хорошо звучало. По-моему и сейчас тоже не звучит. «Битлз» – странное слово. Очень странное».
Пол: «Мы решили назваться «Тони Шеридан и Братья Бит». Но это название никому не понравилось, и нам предложили: «Лучше назовитесь просто «Братья Бит», так будет понятнее немецким слушателям». Мы согласились, и у нас появилась пластинка».
Из интервью с Тони Шериданом (2004 год):
Корреспондент: Мистер Шеридан, думали вы в далекие 60-е в Гамбурге, что те ребята у вас на подпевках станут звездами мирового масштаба?
Тони Шеридан: Никто этого не знал, только Господь, хотя у них был большой рабочий потенциал. Не работай я тогда в Гамбурге и не приди они ко мне на подпевки, не было бы у них такого опыта и школы для завоевания человеческих сердец. Ведь, откровенно говоря, в самом начале своей карьеры они были полным дерьмом! Когда мы работали с ними, у меня не было каких-то особых чувств по отношению к ребятам. Мы все были одинаковыми — прически на бриолине, джинсы, кожанки. Сообщество маргиналов. Родители, церковь нас не принимали. Я пел в стриптиз-клубе [в 1960-м], они там же играли - для Гамбурга, где все происходило, это было нормально. Они мне аккомпанировали, когда я записывал пластинку. Мы были вместе 25 часов в сутки, я, конечно, хорошо знал их, но до конца так и не узнал. Думаю, что Пол точно так же до конца не узнал Джона. А ведь порознь, на мой взгляд, у них ничего бы путного не вышло.

«Пластинка поступит в продажу 23 октября 1961 года».

Берт Кемпферт: «Мне было совершенно ясно, что они необычайно талантливы, но тогда никто - включая самих ребят - не знал, как ис¬пользовать этот талант и куда он их приведет».
Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «В этот день группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в зале «Рок-н-Калипсо» в доме отдыха «Батлинз», Пулхели, Уэльс (Rock ‘n’ Calypso Ballroom, Butlin’s Holiday Camp, Pwllheli, Wales)».
Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступает в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».

Пол Маккартни принимает статус бас-гитариста.
25 июня 1961 г.

Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступает в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».

Хантер Дэвис: «Ребята чувствовали себя виноватыми перед Стю, но он покинул группу в основном не из-за этого. Просто Стю принял решение остаться в Гамбурге, жениться на Астрид и вновь заняться живописью. Он поступил в Художественный колледж благодаря покровительству выдающегося скульптора Эдуардо Паолоцци, шотландца, приглашенного туда в качестве преподавателя».
Синтия: «Один профессор из Шотландии, приехавший с визитом в гамбургское художественное училище, случайно наткнулся на работы Стю и очень ими заинтересовался. Он организовал Стюарту перевод для продолжения учебы в Гамбурге и даже выхлопотал для него стипендию. Ни у кого не вызывало сомнения, что Стю добьется успеха как талантливый художник, и мне кажется, что он покинул «Битлз» без особого сожаления».
Эдуардо Паолоцци: «Стю обладал огромной энергией и неистощимой фантазией. В нем были заложены огромные возможности; обостренная чувствительность художника соседствовала с честолюбием - идеальное сочетание для успеха».
Джордж: «Стюарт решил уйти из группы и жить в Германии, потому что в гамбургском колледже искусств начал преподавать Эдуардо Паолоцци. Стю никогда не увлекался только одной музыкой. В группе он был к месту: он отлично выглядел, многое умел, но не считал, что должен быть музыкантом».
Хантер Дэвис: «Паолоцци даже удалось добиться от гамбургских властей дать Стю стипендию. Профессор Гамбургской Академии живописи Иерхенфельд также сказал Стю, что у него хорошие данные, и что, если Сатклифф не поступит в Академию, то пропадет хороший художник. Но учиться в Академии, и играть в группе одноврененно было невозможно, и Стью решил, что надо уйти из «Битлз», чтобы целиком переключиться на живопись».
Полина Сатклифф: «Поездка в Германию была немного похожа на академический отпуск студента. Маме представили дело следующим образом: он вернется через некото¬рое время, чтобы закончить аспирантуру, и останется здесь жить. Никто не мог предугадать, что он влюбится в немку и останется в Германии. Парадокс заключался в том, что в Германии он сделал то, что не делал дома, - завершил учебу, стал отвечать за свои решения, бросил поп-музыку и начал карьеру художника. Не думаю, что он действительно хотел поступить в институт. Он написал об этом лишь для того, чтобы успокоить мать».
Алексей Багир-Заде: «Друзья поняли Сатклиффа и согласились с его доводами. Леннон сказал Стью на прощание: «Ты от нас уходишь, но никогда не забывай, что ты всегда будешь пятым членом нашей группы. И где бы мы ни были, ты всегда cможешь к нам вернуться». Стю по-прежнему любил музыку и «Битлз», но понимал, что его призвание - живопись, а не бас-гитара. Стю надо было уходить. Теперь, после ухода Стю, кому-то из оставшихся «Битлз» нужно было стать бас-гитаристом».
Джордж: «И вот Стю сказал: «Я ухожу из группы, ребята, и остаюсь в Гамбурге с Астрид». А я ответил: «Пятого брать не будем. Если из нас троих кому-нибудь придется играть на бас-гитаре, то это буду не я». А Джон подхватил: «И не я». И вот Полу пришлось согласиться».
Пол: «Стю сказал, что он собирается остаться в Гамбурге. Он встретил девушку и собирается остаться с ней и заниматься живописью. Вот как произошло, что, ох-ох, мы остались без бас-гитариста. И все как бы повернулись и посмотрели на меня. Мне как бы навязали это, как-то так, тогда им [бас-гитаристом] лучше быть тебе. Не думаю, что Джона можно было бы увлечь этим. Он заявил: «Нет, шутишь, я только что приобрел себе новый Рикенбэкер!». А у меня в то время не было даже гитары, понимаете, поэтому в действительности я не мог возразить: «Но я хочу быть [просто] гитаристом». Они сказали: «Тогда, для начала, приобрети гитару». Так что я играл на басе Стю, перевернув ее [под левую руку]. Он позволял мне немного играть на ней, когда вечерами не приходил в ночной клуб. В конце концов он сказал: «Ну, я остаюсь здесь с Астрид, и мы собираемся пожениться».
Из интерактивного интернет-чата Пола Маккартни с поклонниками, 2003 г.:
Вопрос: Вы когда на басу играли, вам это действительно нравилось или просто так уж повелось, что вы должны были на нем играть?
Пол: Бас-гитару я взял в руки только потому, что больше никто не хотел на ней играть. Мы тогда потеряли нашего басиста, Стюарта, и все считали, что его выгнали из-за меня, и что я специально научился играть на басу, чтобы занять его место. A на самом деле я просто вынужден был стать басистом. Я не хотел этого. Я поначалу играл на гитаре, но она скоро сломалась, потому что была очень дешевой. Я не желал быть басистом, но оказался единственным в группе, кто согласился взяться за эту работу. Наш барабанщик не хотел становиться басистом, Джон тоже, a уж Джордж и подавно.
Тони Шеридан: «Было очевидно, что только Пол умел играть на бас-гитаре».
Пол: «Когда стало ясно, что Стюарт уходит из группы, мне достался его бас. Вот он мне и оставил свою бас-гитару на несколько дней. Мне снова пришлось выйти вперед [после периода игры на пианино], а это меня не радовало, поскольку в глубине сцены мне было лучше и спокойнее. Тогда я еще не был хорошим музыкантом, просто играл на многих инструментах. Теперь я просто играл на бас-гитаре, повторяя в басу одни и те же простые мелодии».

Билл Харри: «Под влиянием «Битлз» и Стюарта в частности, Клаус [Вурман] решил стать музыкантом, и он взял себе инструмент Стюарта, его бас-гитару. На самом деле он купил басовый инструмент Стюарда».
Дональд Хёрст: «До тех пор пока Пол не взялся за бас-гитару, на этом инструменте играл парень, который стоял позади сцены, и его почти не было видно».
Пол: «Никто из нас не хотел быть бас-гитаристом. Это не была роль номер один - мы все хотели быть на переднем плане. По нашим представлениям, на басу играл толстый парень, который стоял сзади. Никто из нас не хотел быть им - все хотели стоять впереди, петь, хорошо выглядеть и снимать девчонок».
Полина Сатклифф: «Пол признался мне, что, не смотря на его стычки с Стю, они все же неплохо относились друг к другу. Он сказал мне: «Стю отдал мне свою бас-гитару, когда решил уйти из группы. Я думаю, мы в глубине души не желали друг другу зла. Я помню, что у меня порвались струны на этой гитаре, и мы не могли купить новые, по-моему, это было в воскресенье, поэтому пришлось взять плоскогубцы и натянуть струны от фортепиано. И что удивительно, в итоге можно было играть».
Пол: «У меня возникают проблемы из-за одной книги, написанной про нас, потому что ее автору я, очевидно, не нравлюсь. Это вполне нормально, но он выдумал целую историю про то, что я так хотел играть на басу, что сам провернул весь этот номер со Стю Сатклифом, нашим первым басистом. Как будто я спланировал всю эту историю, чтобы стать бас-гитаристом в «Битлз». На самом деле с басом было так. Никто не хотел играть на нем, поэтому басистом был Стюарт. Все мы хотели быть гитаристами, с самого начала мы втроем играли на гитарах.
Помню, когда эта книга вышла, я позвонил Джорджу и спросил его: «Ты помнишь, чтобы я действительно старался во что бы то ни стало выпихнуть Стю из группы и стать басистом?». И он ответил: «Нет, на тебя его просто взвалили. Никто другой не хотел этим заниматься». Я сказал: «И я тоже так помню». И это правда: мы все хотели быть гитаристами.
Да, мы со Стю иногда ссорились, но на самом деле я хотел, чтобы мы стали великой группой, а Стю, потрясающий художник, тянул нас назад - пусть совсем чуть-чуть, но это было.
Когда стало ясно, что Стю уходит из-за Астрид, я попросил его на время одолжить мне бас, который для меня, левши, был «перевернутым», а я не мог даже переставить струны - не знал, захочет Стю и дальше играть на нем или нет. Но к тому времени я уже научился играть на «перевернутой» гитаре, потому что ни Джон, ни Джордж не разрешали мне переставлять струны на своих гитарах - им было слишком неудобно каждый раз ставить их на прежние места. Поэтому парни не позволяли перенатягивать струны на своих гитарах. Когда Джона не было на месте, я брал его гитару и играл на ней, беря аккорды вверх ногами. Джону приходилось делать то же самое с моей гитарой, и из-за меня он довольно неплохо навострился играть таким образом… Это как раз более необычно, а вот левши почти все могут играть на гитаре со струнами, натянутыми под правую руку. Я могу играть как правша, но совсем немного - как раз для вечеринок. Если повезет, то к этому моменту все уже напились, так что никто не может поймать меня на ошибке».

Пол Маккартни приобретает бас-гитару «Хофнер 500/1».
28 июня 1961 г.

Бэрри Майлз: «В этот день Джоном и Джорджем был подписан издательский контракт с компанией Берта Кемпферта «Тоник Вирлаг» (Tonika Verlag) на выпуск композиции «Плачь тени» (Cry For A Shadow)».
Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» выступает в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Энди Бабюк: «Заявление Сатклиффа об уходе, должно быть, помогло Маккартни решиться начать подыскивать себе настоящий бас в качестве замены разбитой «Розетти».
Пол: «Стю отдал мне свой бас на неделю или около того».
Энди Бабюк: «Будучи левшой, Маккартни пришлось играть на басу Сатклиффа «Хофнер 333» переворачивая его вверх ногами».
Джордж: «У Колина Миландера, басиста из трио Тони Шеридана, был бас «Хофнер», подделка под бас «Гибсон». Когда Пол решил стать бас-гитаристом, он купил инструмент у Колина (прим. – точнее, как у Колина)».
Пол: «Так или иначе, спустя некоторое время я решил обзавестись гитарой. В конце концов, в центре Гамбурга я нашем хороший магазинчик, рядом с большим универмагом. Я увидел эту бас-гитару в витрине, это была басс-гитара «Хофнер» в форме скрипки. Я решил, что выглядит она довольно хорошо. Поскольку я левша, она привлекла меня симметричностью, благодаря чему ее можно было перевернуть под левую руку. Переворачивая ее под левую руку, ты выглядел не так глупо. Если бы гитара бы¬ла с «рогом», она плохо бы выглядела, «рог» был бы не на том месте. Так что, «скрипка» мне подходила. Также мне понравилась ее легкость».
Энди Бабюк: «Решение своей проблемы Маккартни нашел в центре Гамбурга в магазине «Стейнвей» - бас «Хофнер 500/1» (Hofner 500/1 bass) немецкого производства, благодаря своей форме имеющий название «бас-скрипка».
Пол: «Я помню, что у них имелся этот бас, который стоил весьма дешево. Я не мог позволить себе «Фендер». «Фендеры» даже тогда, кажет¬ся, стоили около 100 фун¬тов».
Журнал «Бас-Гитарист»: Подавляющее большинство американских и английских басистов в то время играло на «Фендерах».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Пол: «Я не мог себе позволить «Фендер», который как был, так и остается лучшим инструментом. Но для меня определяющим моментом была цена. Они [гитары «Фендер»] даже тогда стоили порядка 100 фунтов-стерлингов. Когда Джон и Джордж покупали свои гитары, сначала фирмы «Гретч», а потом и «Рикенбэккер», они были готовы влезть в долги и брать кредиты. Постоянно балансировали на краю, не имея достаточно средств. Но в меня было вбито, что этого делать нельзя, и я просто не мог рискнуть. Я думал, что если я на это пойду, мир рухнет (прим. – до этого гитара «Розетти» была куплена им в кредит). Все, что я мог действительно позволить себе - это инструмент в районе 30 фунтов. Так что я купил дешевую гитару. Это была хорошая цена, так или иначе, а мы зарабатывали соответствующие деньги».
Йэн Эмми (группа «Дейв Диз Бостонс»): «По английским меркам это были очень неплохие деньги, которых в Германии, однако, надолго не хватало».
Энди Бабюк: «Гюнтер Хопер (Günter Höper) в то время был одним из шести продавцов магазина «Стейнвей».
Гюнтер Хопер: «Пол Маккартни купил бас «Хофнер» у меня. В рассрочку, как это было принято в те дни. Мы предложили десятиразовый платеж, поэтому нам пришлось подписать контракт, и нам понадобился номер его паспорта. Однако Пол оставил свой паспорт в клубе «Топ Тен», поэтому я пошел с ним в этот клуб, чтобы получить паспорт и оформить сделку».
Энди Бабюк: «Хопер говорит, что стоимость этой бас-гитары составляла 287 немецких марок».
Журнал «Бас-Гитарист»: «Маккартни настаивает на том, что это была модель для правшей, которую он впоследствии перевернул под левую руку, однако на всех фотографиях тех лет его можно видеть именно с фирменным экземпляром «под левую руку».
Энди Бабюк: «В 1961 году шанс найти бас-гитару «Хофнер» под левую руку в музыкальном магазине был почти ничтожен. Тони Шеридан считает, что инструменты под левую руку не были доступны в Гамбурге».
Тони Шеридан: «Это был специальный заказ напрямую от «Хофнера». В Германии не было своих рок-музыкантов, не было спроса и ничего особенного в плане качественных инструментов, не говоря уже о басе под левую руку. Я не удивлюсь, если «Хофнер» сделал свой первый левосторонний бас для Пола».
Пит Бест: «В то время Маккартни не просто пошел в магазин и купил ее [гитару] в таком виде, он заказал ее».
Энди Бабюк: «На самом деле «Хофнер» специально заказали для Маккртни левостороннюю гитару. Скорее всего, он увидел эту гитару и понял, что она будет выглядеть хорошо и под левую руку, и спросил на счет изготовленной под заказ бас-гитаре. «Хофнер» расположен в Германии, и было относительно легко заказать инструмент под левую руку. Основное изменение состояло в том, чтобы сдвинуть защитную пластину и сделать отверстие для электропитания с другой стороны корпуса. По-видимому, в магазине «Стейнвей» увидели, что это достаточно простой способ, чтобы осуществить продажу.
Еще одним доводом в пользу того, что бас Маккартни мог быть изготовлен специально для него, служит статья в журнале 1963 года: «Левосторонний бас [Маккартни] был специально изменен для него в Германии и его нет в продаже в этой стране», - пишет журналист в этой публикации для британских музыкантов».
Пол: «Этот инструмент стал моей основной бас-гитарой. Однажды, купив этот бас, я просто в него влюбился. Потому я и использую его до сих пор. Для легкого изящного маленького инструмента у него очень богатый звук».
Энди Бабюк: «Звучание у «Хофнер 500/1» очень объемное и насыщенное, с выраженными средними тонами, частично из-за ее пустотелого корпуса. Временами звук может быть довольно тяжелым, если играть на более высоком регистре грифа. «Хофнер 500/1» имеет легкий вес и тонкий, удобный гриф с возможностью установить очень низкое расстояние между струной и ладовым порожком».
Пол: «Я заметил, что держу «Хофнер» не так, как держал бы большую, тяжелую гитару, которая нагружает тебя своим весом, и ты как бы становишься частью ее. Он такой легкий, что ты можешь играть на нем в более «гитарном» стиле, действительно быстро. Это происходит более естественно, чем если бы в руках у тебя был более тяжелый в физическом смысле инструмент».
Энди Бабюк: «Основным недостатком этих «Хофнеров» является то, что они весьма хрупкие. Они не очень долговечны и не выносят чрезмерных нагрузок, свойственных музыкантам. Со временем, у большинства гитар появляются проблемы с грифом».
Пол: «Как ни странно, мне всегда нравился бас. Мой отец был музыкантом, и я помню, как он давал мне небольшие уроки. Это не были настоящие уроки в полном смысле этого слова, но, например, когда что-нибудь передавали по радио, он говорил: «Слышишь эти низкие звуки? Это бас». Он объяснял мне, что такое бас, и еще давал маленькие уроки гармонии. Так что, когда я пришел в «Битлз», у меня благодаря нему уже был небольшой запас музыкальных знаний, хотя и очень непрофессиональных. Потом я начал слушать других басистов - в основном на записях фирмы «Мотаун». Со временем моим героем стал Джеймс Джеймерсон, хотя само его имя я узнал совсем недавно. Я и не знал, кого, собственно, слушал все эти годы — на пластинке всегда значилось только имя солиста… Нам очень нравились все эти вещи вроде «До меня дошли слухи» (I Heard It Through The Grapewine). Нас привлекала только игра музыкантов, мы не обращали внимания на великолепный вокал на переднем плане. Когда меня спрашивали, кто мой любимый басист, я говорил: «этот парень с «Мотаун».
Так все началось, у меня появился инструмент, который стал своего рода торговой маркой. Он был прелестным и легким, поэтом; я даже не чувствовал, что играю на басе, у меня возникало ощущение свободы. Я обращался с ним, как с обычной гитарой. Я обнаружил, что играю на басе мелодичнее других басистов, потому что извлекаю высокие звуки в основном из двенадцатого лада. Поскольку мои песни отличались мелодичностью, мне было бы досадно всегда брать только ноты основного тона. К тому же для игры на большом басе нужны мускулы. Сочетание мелодичности и легкого по весу баса создает определенное звучание, и в этом нам действительно повезло. А когда в период «Сержанта Пеппера» я играл на «Рикенбэккере», а он был чуть тяжелее и чуть более «электрическим», это не изменило мой мелодичный стиль, благодаря которому в таких песнях, как «С маленькой помощью моих друзей» (With A Little Help From My Friends) и «Люси в небе с алмазами» (Lucy In The Sky With Diamonds), появились интересные басовые темы.
Благодаря этой гитаре я стал знаменитым. Это моя гордость и восторг, потому что гитара звучала здорово. Это было так, остальное вы знаете. Меня [всегда] знали по этой бас-гитаре в форме скрипки. Это как с Чарли Чаплином, знаете? Маленькая тросточка, усы, котелок — вот вам и Чарли. Если бы он выехал на мотоцикле с банданной на голове, все бы сказали – «а это еще кто такой?». Думаю, «Хофнер» был моим отличительным знаком.
Через несколько лет я уложил свой «Хофнер» в футляр и вверил его истории, но спустя много лет, когда я смотрел снятое на крыше выступление в фильме «Пусть будет так», заметил, как легко я играл на басе, и решил снова к нему вернуться: «Вот что мне особенно тогда нравилось!».
Ринго: «Барабанщик всегда создает настроение. Думаю, так я и играл, а [позднее] вместе с басом Пола - он удивительный, самый мелодичный из басистов - мы добивались гармоничного звучания баса и большого барабана. Когда они звучали в унисон, поверх можно было наложить любую мелодию.
Во-вторых, я не мог играть одну и ту же фразу дважды. Какой бы ритм я ни отбивал, я не мог повторить его в точности, поскольку играл не головой, а душой. Моя голова знала, как отбивать ритм рок-н-ролла, свинга и так далее, но все зависело от настроения в тот момент.
Любопытно то, что мы, «Битлз», похоже, владели телепатией. Не задумываясь, мы воодушевлялись или начинали грустить - все вместе. Эта телепатия - волшебство и одно из достоинств «Битлз». (И конечно, любовь к музыке и отличные песни…) Ничего подобного я не испытывал ни прежде, ни потом».
Энди Бабюк: «Также в группе «Битлз» произошли изменения в их усилителях. Харрисон приобрел у покидающего их Сатклиффа усилитель «Гибсон Джи-Эй 40 Лес Пол» (Gibson GA-40 Les Paul amplifier). Маккартни для его нового баса понадобилось что-то более мощное, нежели его маленький усилитель «Элпико», и он начал пользоваться более мощным усилителем Харрисона «Селмер Трувойс». Леннон продолжал играть на «Рикенбэккере» через усилитель «Фендер делюкс».
Из интервью с Питом Бестом в 2003 г.:
Пит Бест: Это было в наш ранний период. Мы все еще одевались так, когда впервые поехали в Гамбург. Мы играли там подолгу - по 6-7 вечеров в неделю, 6-7 часов каждый вечер. Постепенно стали снимать куртки, поскольку в них не очень удобно было играть. Но кожа была без сомнения. Нам очень нравился этот имидж. Он нравился нам еще и потому, что это было недорого, и мы могли позволить себе такую одежду. Она подходила для сцены, а потом можно было так же ходить и после выступлений. Так что кожа была для нас вдвойне удобна, если можно так сказать.
Корреспондент: Вы хотите сказать, что ходили так же и за пределами сцены, после концертов?
Пит Бест: Да.
Корреспондент: Круто! А как вам погода в Гамбурге? Там наверно круглый год было прохладно?
Пит Бест: Мы там побывали в каждое время года и застали все четыре сезона. Играли там зимой, летом, весной и осенью. И всегда было что-то такое, что мы носили и то, что нам не подходило.
Тони Шеридан: «Я был просто поражен. Бог мой, неожиданно за одну ночь парень становится бас-гитаристом, и замечательным бас-гитаристом! И он играет на бас-гитаре как положено, а не как неудавшийся гитарист».

Последнее выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn).
1 июля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Последнее выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».
Полина Сатклифф: «Приступы головной боли, начавшиеся у Стю, стали более частыми. Я думаю, что Астрид почувствовала, что со Стю что-то не в порядке. Судя по письмам, она всячески поддерживала Стюарта, который стал слабеть, быстро утомляться и уставать. Она подталкивала его чаще заходить в «Топ Тен» повидаться с «Битлз». Как я поняла из писем, Стюарт был не против выходить из дома, он хотел этого, но его нужно было подталкивать, так как силы его убывали. Астрид считала, что в кругу друзей Стю пойдет на поправку быстрее. Как говорила мне Астрид, у Стю всегда улучшалось настроение и самочувствие, когда он видел своих приятелей, и ей это было на руку, так как заботы и внимания приходилось оказывать все больше и больше».
Алан Уильямс: «Я написал Стюарту ещё несколько писем, жалуясь на этих сволочных «Битлз». Но он ничего не мог сделать. В ответном письме он рассказал мне о себе. Взаимная любовь между ним и Астрид крепла с каждым днём, и теперь они жили вместе в одной из квартир на верхнем этаже дома номер 42 по Аймсбуттелерштрассе. Интерьер квартиры был выдержан в абсолютно черных тонах. Очень эксцентрично.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Стюарт жаловался мне на постоянные приступы головной боли и периоды депрессии. Были бессонные ночи, когда он в буквальном смысле бился головой о стенку, чтобы унять боль. Это было началом конца для «пятого битла» - мальчика с джеймс-диновской внешностью «рождённого-чтобы-умереть».
Он обращался к докторам в Германии и Англии, но никто из них не мог установить причину его болезни, или хотя бы как-то облегчить страдания несчастного парня. Стюарт соглашался со мной, что эти головные боли вполне могли быть следствием тех травм, которые он получил, когда был избит бандой враждебно настроенных юнцов за пределами Лизерлендского городского танцзала после одного из появлений «Битлз» на тамошней сцене.
Как ни странно, но работы Стюарта невероятно улучшились в этот период, хотя и приобрели мрачные, нездоровые краски. У меня до сих пор сохранилось множество его картин маслом».

«Битлз» покидают Гамбург.
2 июля 1961 г.

Из интервью с Роем Янгом:
Тони Коппл: В 1961 году вы впервые встретились с Тони Шериданом и «Битлз». Как это произошло?
Рой Янг: Ну, я сотрудничал с одним парнем по имени Регг Калвер. Мы гастролировали по Англии, и там была целая куча парней, напоминающая конюшню рок-н-ролльщиков, и почему-то из всех он выбрал меня, предложив поехать в Гамбург. Мы отправились туда, и я попал в клуб «Топ Тен». Он на самом деле договорился о моих выступлениях. Не знаю, на две или на четыре недели. Я приехал на замену «Битлз», и когда я прибыл, они загружали свои вещи в автофургон, собираясь уезжать. Я понятия не имел, кто они такие, пока они не набежали. Приехав из аэропорта, я выходил из такси, и они подбежали и набросились на меня (взбудораженные), потому что они видели меня по телевизору, знали, что я приезжаю, и сказали Питеру Экхорну, владельцу клуба «Топ Тен», что я звучу почти как Литтл Ричард, и немцам он нравится.
И когда в тот вечер, самый первый вечер, я вышел на сцену, то не мог поверить в то, о чем меня все спрашивали: «Вы сыграете что-нибудь из Битлз?». Да я даже не знал, кто они были такие. И, ах, потому что когда я открыл свой рот и выдал «Все вперемешку» (Tutti Frutti) и «Отрывайтесь» (Rip It Up), знаете, они в это влюбились.
Тони Коппл: Алан Уильямс описывает Питера Экхорна, владельца клуба «Топ Тен», как учтивого человека, и настоящего товарища «Битлз». Какое впечатление Экхорн произвел на вас?
Рой Янг: Очень честный. Абсолютный джельтельмен. Безупречный парень. Он был братом и ценил музыку. И самое худшее, что произошло между мною и Питером, было то, что когда я получил приглашение в другой клуб, клуб «Звезда», это его шокировало. Он сказал мне так: «Рой», — сказал он – «ты можешь оставаться здесь, пока не станешь очень старым». Он был отличным парнем.
Пит Бест: «Питер Экхорн был очень отзывчивым человеком».
Бэрри Майлз: «Битлз» выехали из Гамбурга в Ливерпуль».
Полина Сатклифф: «Ребята уехали домой 2 июля 1961 года. Со Стюартом же происходили какие-то странности: если в одном письме он мог написать, что чувствует себя просто ужасно, то в следующем говорил, что просто счастлив».

«Битлз» возвращаются из Гамбурга в Ливерпуль.
3 июля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Битлз» возвращаются из Гамбурга в Ливерпуль».
Синтия: «Джон на этот раз вернулся домой в отличном настроении. Для него и ребят все закончилось на хорошей ноте, более того, их уже пригласили приехать снова. Ребята вернулись в Ливерпуль, но Стюарта с ними не было: он решил остаться с Астрид, жениться и устроить там свою новую жизнь, связав ее с живописью, своей первой и единственной любовью. Джон был счастлив, что его друг встретил Астрид, и уверен, что в следующий приезд они снова увидятся. Джон особо не говорил об этом, но ему очень не хватало Стю, которого он всегда считал своим лучшим другом. Они продолжали поддерживать связь, обмениваясь длинными письмами с рассказами обо всем и обо всех. Джону пришлась по душе мысль о моем переезде к Мими, и, когда мы ей это предложили, она сразу же согласилась».
Ирен Харрисон (жена брата Джорджа Харрисона): «Он [Джордж] вернулся с колосящейся прической, одетый в кожу и ковбойские сапоги. Я вдруг поняла, что никто никогда не укажет ему, что следует делать».
«Полина Бехан по-прежнему была влюблена в Джорджа [хотя и встречалась в его отсутствие с Джерри Мэрсденом из группы «Джерри и Лидеры»], и была очень рада, когда он вернулся из Гамбурга и позвонил ей, чтобы признаться, что ужасно хочет ее увидеть».
Редактировалось: 1 раз (Последний: 1 ноября 2015 в 13:02)
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Ринго Старр отмечает свой 21-й день рождения в Ливерпуле.
8 июля 1961 г.

Газета «Мерси Бит» от 20 июля 1961 г.: «Ричард Старки, более известный как ударник «Ураганов» Ринго Старр», приехал 8 июля на день в Ливерпуль, чтобы отпраздновать свой 21-й день рождения».
Бэрри Майлз: «Ричард Старки празднует свой 21-й день рождения в Ливерпуле, приехав на день из дома отдыха «Батлинз», где он выступает в течение летнего сезона с группой «Рори Сторм и Ураганы».
Хантер Дэвис: «Ринго справил свой двадцать первый день рождения дома, на Адмирал-Гроув (прим. – не слишком ли мало помещение дома для такой большой компании?). Приглашены были все ведущие группы, кроме «Битлз», - «Джерри и Лидеры», «Большая тройка» и Силла Блэк. «Битлз» не пришли, - Ринго их просто не позвал. Они жили в другой части Ливерпуля и были для него всего лишь одной из многих пытавшихся пробиться групп. В крохотную гостиную на Адмирал-Гроув - всего три на три с половиной метров - набилось каким-то образом шестьдесят человек. Это число известно точно, потому что в конце вечеринки Ринго выстроил всех гостей на куче битого кирпича против дома и сфотографировал их».
Ринго: «Одно время в Ливерпуле было много групп, мы часто собирались вместе и играли друг для друга. Мы стали своего рода сообществом. Встречались в одних и тех же местах, развивались в одном направлении, играли друг для друга. Это было прекрасно. А потом, когда объявились фирмы грамзаписи и начали подписывать контракты, дружба пошла на убыль. Ведь одни пробились, а другие нет. Бывало, встретишь какого-нибудь знакомого, а он говорит: «Все отлично, парень, просто жуть берет. Только что записался, но они сказали, что пластинки не будет, потому что я слишком похож на Рэя Чарльза». Сообщество распалось. Все начали ненавидеть друг друга. Я перестал ходить в свои любимые места. Но то доброе старое время в Ливерпуле всегда оставалось мне дорого. Тот день рождения, когда мне исполнился двадцать один год, и все пришли ко мне в гости».
Письмо Стюарта своей матери: «Все хорошо, я надеюсь. Забыл тебе сказать, что я здесь на год, прости. Знаю, что похудел, но надеюсь, что скоро откормлюсь. Как бы там ни было, не могли бы вы прислать мне мой синий костюм и старые серые туфли (для работы). Проверьте карманы и выньте все маленькие вещи и этикетки. Получил твое письмо сегодня, и написал Алану Уильямсу, что хочу выставить в сентябре свои новые картины. В каникулы я приеду домой на пару недель. Надеюсь, ты не слишком грустишь, что не увидишь нас так долго. Но у вас есть компенсация (я надеюсь).
Около недели назад получил от отца прекрасное письмо, и ответил на его американский адрес. Напишу ему в ближайшее время. Сейчас у меня небольшой перерыв перед началом живописи. А еще в течение нескольких недель я должен найти работу, чтобы урепить фонды и т.д. Я рад, что наши письма так хорошо приходят, надеюсь дома все хорошо (не слишком буквально) телевизор хорош и все такое… возможно Джойс и Полина найдут время написать 1 день. Спасибо за вырезки. Здесь все как всегда красиво, и я обосновываюсь с комфортом. Я все еще нервничаю и возбужден, поэтому не могу собраться, чтобы написать вам должным образом. Надеюсь, что вы меня простите, но большой любви всем, и особенно вам.
Твой сын (твой молодой человек) Стюарт хххх, 8 июля».
Конверт подписан рукою Сатклиффа: «Миссис М.С. Сатклифф». На другой стороне конверта надпись, сделанная рукою Астрид: «Поцелуй от вашей Астрид».

Синтия Пауэлл переезжает к Мими.
9 июля 1961 г.

Билл Харри: «Когда и они [несколько десятков экземпляров газеты «Мерси Бит»] были проданы, он [Брайен Эпстайн] позвонил, и заказал еще».
Синтия: «Вскоре после их [«Битлз»] возвращения, я переехала к Мими. Мне достался крошечный чулан, где с трудом помещалась кровать, однако я не жаловалась: так как Стюарт остался в Германии, Джон вернулся к тетке, и теперь мы с ним были вместе. Кроме вышеупомянутого Джона Винстона Леннона там также жили три студента мужского пола, различных форм и габаритов. Мама, всё ещё в сомнениях и подозрениях насчёт всей этой аферы, поцеловала меня на прощание и отплыла к канадским берегам. Наш маленьким домик был сдан в аренду молодой семейной паре, ожидавшей своего первенца, так что в Хойлэйке я снова побывала очень, очень нескоро.
Денег у меня было не густо. Стипендия за прошлый курс была давно истрачена, а новая ожидалась не раньше начала осеннего семестра. Значит, я должна была на каникулах где-то подрабатывать, чтобы расплатиться с Мими. Когда бал жив отец, а я ещё училась в школе, я по субботам работала в местном универмаге. Так я зарабатывала на карманные расходы. Этим и исчерпывался мой опыт зарабатывания на жизнь. Дом Джона находился в Вултоне, а ближайший торговый центр был в десяти минутах езды на автобусе, на Пенни-Лейн. Самым большим магазином в центре был универмаг фирмы «Вулвортс», и, поскольку я имела кое-какой опыт работы в этой фирме, я добрела туда с лёгким сердцем и улыбкой на устах… и без рекомендательного письма. Но мне повезло. Летом «Вулворты» всегда испытывали недостаток в кадрах, и мне дали работу в отделе косметики. Это было здорово. Девушки, с которыми я вместе работала, были просто замечательные. Они делили со своими клиентами ценное свойство: своеобразное ливерпульское остроумие».

Полина Сатклифф об изменении состояния здоровья Стю Сатклиффа.
10 июля 1961 г.

Полина Сатклифф: «После той ужасной драки со Стю стали происходить странные изменения. Наша семья обратила внимание на то, что у Стю стал меняться почерк. Если раньше он писал мелким почерком с небольшим наклоном букв вправо, то в последнее время буквы стали крупными, без наклона, что было для него совершенно нехарактерно. На фотографиях он выглядел все более бледным и осунувшимся. В письме от 10 июля 1961 года Стю написал, что он похудел и продолжает терять вес, но пообещал отъесться.
Стю продолжал бывать в клубе «Топ Тен», и я предполагаю, что он был вынужден употреблять болеутоляющие средства. Он писал нам, что начал рисовать и лепить Астрид. Тони Шеридан рассказал мне о тех летних днях 1961 года: «Астрид окружила Стю материнской заботой. Это было сильное проявление чувства. Она была намного больше, чем просто молодая женщина. Мы все были в нее влюблены. Она пробуждала во всех нас то лучшее, что у нас было. Тогда, в Гамбурге, была совершенно необыкновенная атмосфера, в одном месте собралось много творческих людей, наделенных талантом и увлеченных искусством, и Стюарт был частью всего этого. Я думаю, что Джон был продуктом Ливерпульской артистической сцены, но он хотел постичь и другую сторону искусства. Он не относился к другим с уважением, если на это не было причины, но Стю он уважал и как художника, и как личность».
В письме к матери Стю писал: «Я похудел, но надеюсь скоро поправиться. Вернусь я в былую форму или нет, пришлите мне мой синий костюм и старые серые туфли (для работы). Я написал Алану Уильямсу, что хочу в сентябре принять участие в художественной выставке, выставлю часть своих новых работ. Для этого я вернусь домой на пару недель.
Еще неделю назад я получил замечательное письмо от отца. Я ответил ему на его американский адрес. Сейчас у меня появляется немного времени для отдыха перед предстоящими занятиями по живописи. Попробую найти себе работу в ближайшие недели – нужно поправить свое материальное положение и т.д. Сегодня, наверное, вернусь к недописанному письму к Джойс и Полин. Здесь, как всегда, чудесно, и я чувствую себя весьма комфортно. Правда, я все еще немного нервничаю, потому что не уладил все свои дела, и поэтому пишу нерегулярно, но я надеюсь, что вы меня за это простите.
С большой любовью к тебе и всем остальным. Твой сын, Стюарт».
Это было сложное время для всех нас, но особенно для матери. С одной стороны, она хотела, чтоб ее сын был самостоятельным в жизни, но с другой, она по-прежнему пыталась его по-матерински опекать и видеть его дома. Также ее совершенно сбивали с толку его противоречивые письма: то он сильно болен, то чувствует себя прекрасно. Мы все были озадачены и сбиты с толку. Мне скоро должно было исполниться восемнадцать, и мы с Джойс хотели и мать поддержать, и защитить независимость Стюарта. Мы не могли понять, что происходило со Стю. Был только один выход: купить билеты на самый недорогой рейс в Германию и на месте разобраться во всем.
Появились, правда, осложнения. Отец перенес сердечный приступ и находился на лечении. Моя мать не знала, к кому из них ей отправиться в первую очередь. Мать сильно тревожили головные боли Стюарта, приступы тошноты и расстройство желудка. Доктора на ее расспросы отвечали, что, скорее всего, это следствие нервного расстройства ее сына. Стю, правда, не был глупым человеком и понимал, что его состояние ухудшается. Он прошел медицинское обследование, но никакой паталогии не было обнаружено».

Группа «Битлз» выступает в зале Святого Джона (St. John’s Hall, Tuebrook, Liverpool)
13 июля 1961 г.

Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «В этот день группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в зале «Рок-н-Калипсо» в доме отдыха «Батлинз», Пулхели, Уэльс (Rock ‘n’ Calypso Ballroom, Butlin’s Holiday Camp, Pwllheli, Wales)».
Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале Святого Джона (St. John’s Hall, Tuebrook, Liverpool)».
«Не следует путать зал Святого Джона в Тибруке (St John’s Hall, Snaefell Avenue, Tuebrook, Liverpool) с аналогичным в Бутле (Bootle), где «Битлз» тоже выступали.
В зале Святого Джона в Тибруке группа «Битлз» выступала 17 февраля; 10 марта; 13, 20 и 27 июля; 3, 10, 17, 24 и 31 авуста; 8 сентября 1961».
«Ливерпуль Эко» (2014 г.): «Снимок запечатлел группу «Битлз» с шестью одних из первых поклонниц во время выступления в зале Святого Джона в Тибруке. Негатив фотоснимка был предоставлен Стивеном Бейли (Stephen Bailey), который в течение 28 лет управлял магазином товаров «Битлз» на Мэттью-Стрит. Магазин собирал памятные вещи для 23-го ежегодного аукциона «Битлз» в Ливерпуле. Это ежегодное мероприятие постоянно выявляет интересные экземпляры, относящиеся к тем давним событиям Ливерпуля и Мерсисайда. Этот фотоснимок был одной из таких находок, которая была обнаружена, когда один человек принес несколько негативов в магазин товаров «Битлз» на Мэттью-Стрит, и сказал, что они были сделаны полвека назад его отцом, который был фотографом. Стивен сделал отпечатки и обнаружил, что они были в идеальном состоянии. В том числе и этот снимок».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера».
14 июля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера» (дневное и вечернее выступление). Вечернее выступление «Добро пожаловать на домашний вечер» (Welcome Home Night), совместно с группами «Йен и Зодиаки» (Ian & The Zodiacs) и «Джаз-группа Белого орла» (The White Eagles Jazz Band)».
Йен Эдвардз (группа «Йен и Зодиаки»): «Битлз» не производили впечатления, пока я не увидел их в тот вечер. Долгие часы спаяли их вместе. Мне нравилось, как Пол исполнял песню «Бесами Мучо». Она была очень другой и подходила под его голос. Трудно представить бит-группу, исполняющую «Бесами Мучо», но они делали ее очень хорошо».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Хантер Девис: «Теперь «Битлз» стали основной группой в «Пещере», но их штаб не покидал дома Пита Беста - клуба «Касба». Миссис Бест занималась теперь еще и организацией танцевальных вечеров, но ее основные интересы, безусловно, сосредоточивались на «Касба». Миссис Бест утверждает, что одно время бытовало название группы «Пит Бест энд Битлз». Пит отвечал за организацию их концертов, миссис Бест помогала ему».
Билл Харри: «Миссис Бест хотела быть менеджером группы. Она рассылала письма на радиостанции, стараясь продвинуть их в эфир, и осуществляла другую подобную деятельность. Эта женщина была рождена для того, чтобы управлять, контролировать, делать бизнес».
Нил Аспинал: «Вечерами мне тошно было от скуки. Я отвозил их куда-то, приезжал домой, занимался немного делами, а потом снова ехал за ними. Что за идиотизм? - подумал я однажды. В своей бухгалтерии я зарабатываю 2 фунта 10 шиллингов в неделю, а мог бы получать 3 фунта за три часа в «Пещере». Поэтому в июле я послал свою службу ко всем чертям».

Группа «Битлз» выступает в зале «Блейр» (Blair Hall, Walton, Liverpool) / Выставка Йоко Оно.
16 июля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Блейр» (Blair Hall, Walton, Liverpool)».
«Это выступление организовала «Пик Промоушн» (Peak Promotions). Зал «Блэйр» располагался на втором этаже кооператива на Уолтон-Роуд. В подвале этого здания размещались мебельный магазин и аптека, на цокольном этаже продавались продукты и мягкая мебель, на первом этаже находились офисы кооператива и банковских служб. Вход в зал «Блэйр» располагался со стороны здания на Кристофер-Стрит. Впоследствии это здание было снесено, и на его месте был построен супермаркет.
В зале «Блэйр» группа «Битлз» выступала 5 февраля, 16, 23, 29 и 30 июля 1961».
«С 16 по 30 июля 1961 г. в нью-йоркской галерее «Эй-Джи» состоялась выставка живописи и рисунка Йоко Оно».
Синтия: «На первых порах всё шло как нель¬зя лучше. Тем летом я устроилась продавщицей в отдел косметики универмага «Вулвортс». Мои незначительные сбережения были уже почти истрачены, а работа позволяла мне платить Мими за комнату и оставаться финансово независимой. Работа мне нравилась, с девушками-коллегами мы прекрасно ладили. В магазине я проводила весь день, а потом направлялась на встречу с Джоном. «Битлз» почти каждый вечер где-нибудь выступали. Поэтому обычно мы с ним встречались заранее и потом вместе шли на концерт. Когда Мими находилась в доме, мы не осмеливались навещать друг друга в комнатах, иначе нас бы тут же выгнали вон. Зато виделись мы постоянно.
Жить с Мими оказалось еще тяжелее, чем я себе представляла. Несмотря на то, что я платила ей деньги за свою комнату, мне были сразу же вменены некоторые обязанности по дому. Когда могла, я помогала Мими по хозяйству. Я хотела, чтобы она считала меня дочерью, а не просто «жиличкой». Наверно, в этом-то и была беда: когда две женщины любят одного мужчину, где-то «по ходу дела» неизбежно рождается ревность. Не хочу сказать, что между нами возникла какая-то неприязнь, но я обнаружила, что лю¬бовь Джона ко мне создаёт трудности в общении с Мими.
Более того, Мими считала, что я должна являться по первому же зову, чтобы выполнить ее задание, чем бы я в тот момент ни была занята. Об отказе не могло быть и речи. Ко мне отношение было ровно такое же, как и к двум другим постояльцам, жившим в доме. Мими всегда находила причину, почему она не может сама справиться с той или иной работой или почему она нуждается в посторонней помощи. Приходилось, стиснув зубы, делать то, что она просила: я не хотела испортить с ней отношения и потерять комнату. Помимо прочего, после того как она проявила свой характер при виде пальто, подаренного мне Джоном, я, честно говоря, всерьез побаивалась ее».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера».
17 июля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера», затем в городском зале «Лизерлэнд» (Litherland Town Hall, Liverpool)».
«Полина Бехан не виделась больше с Джерри [Мэрсденом из группы «Джерри и Лидеры»], пока не столкнулась с ним на ступеньках клуба «Пещера», где у «Битлз» было дневное выступление, а Джерри оттуда выходил. Джерри предложил ей пообедать вместе, но она отказалась, потому что намеревалась увидеться с Джорджем. Тогда Джерри решил, что он должен отбить ее и предпринял эестренные меры».
Джерри Мэрсден: «Полин сказала, что она собирается увидеться с Джорджем. Я вернулся в «Пещеру» и подошел к Джорджу. «Привет, Джерри», — сказал он. Я произнес: «Не улыбайся. У меня есть хорошая новость и плохая. Хорошая новость – я влюблен. Плохая новость – она твоя двевушка». Разговор не длился долго. По-моему, он сказал что-то о сексе и путешествии (прим. – «he said something to do with sex and travel» — по-видимому, послал подальше). Потом я поднялся по ступенькам к Полине и сказал ей, что нет никакой необходимости спускаться вниз. «Я разорвал с ним дружбу ради тебя», — добавил я. Полина была в ярости, но я всегда верил в решение проблем в лоб».
«Ни Джордж, ни Полина не предавали это огласке до самого конца своих отношений, но это несколько встряхнуло их. И правдой было то, что Полина достаточно часто виделась с Джерри [Мэрсденом], пока Джордж отсутствовал».
Полина Бехан: «В тот вечер Джордж позвонил мне, и я сказала, что мне очень жаль. Он спросил, почему из всех парней в Ливерпуле я выбрала Джерри Мэрсдена? И добавил: «Он любитель пофлиртовать, знаешь ли». Я ответила, что со мной он был прекрасным джельтельменом».

Джордж Харрисон приобретает гитару «Гретч 6128 Дуо Джет» (Gretsch 6128 Duo Jet).
18 июля 1961 г.

Энди Бабюк: «Харрисон настроился на приобретение новой гитары».
Джордж: «Гитара «Фьючрама» была дубо¬вой, чтобы на ней играть».
Энди Бабюк: «Как он писал ранее в письме своему другу Артуру Келли: «чего я хочу, так это Гретч». К тому времени Харрисон начал получать немного больше денег, и скопил около 75 фунтов-стерлингов».
Джордж: «Я откладывал деньги от концертов, и однажды вечером в «Ливерпуль Эко» увидел объявление «Продаю». Один парень продавал свою гитару. Я бросился по указанному адресу, имея около 75 фунтов-стерлингов в кармане. Черный «Дуо Джет». Чет Аткинс играл на гитарах «Гретч»; на конвертах альбомов он всегда снимался с разными моделями гитары «Гретч». Только Богу известно, как я ухитрился скопить целых семьдесят пять фунтов. Эта сумма казалась целым состоянием. Помню, как я нес деньги во внутреннем кармане, думая: «Только бы меня не ограбили!» Ее продавал один матрос, который купил ее в Америке и привез сюда».
Сергей Тынку («Гитарный журнал», 2011 г.): «Эту гитару Харрисон купил у Ливерпульского таксиста по имени Айвен Хейворд (Ivan Hayward), который также успел побывать моряком торгового флота. Тот приобрел инструмент в 1957 году в Нью-Йорке, вскоре после покупки установив на гитару тремоло «Бигсби». Он предожил Харрисону приобрести гитару за 90 фунтов. Тот заплатил 70 фунтов и написал расписку на обратной стороне таможенной квитанции. Фанаты Харрисона до сих пор интересуются, уплатил ли Джордж «ту двадцатку».
Билл Харрисон: «Мы были вместе, когда Айвен в 1957-м купил эту гитару в Нью-Йоркском магазине «Сэм Гуди». Она стоила 300 долларов, большая сумма по тем временам, но у нас были хорошие чаевые на этих лайнерах. Он с женой подумывал эмегрировать, и решил продать эту гитару. Айвен работал таксистом, и он упомянул об этом члену группы «Дилэкердоз» (Delacardoes), которого подвозил. Он собирался поместить объявление об этой гитаре в «Эко», но потом один парень пришел к нему домой. Айвен не знал, кем он был, всего лишь молодой парень, но он сказал, что подыскивает великолепную гитару, подобную этой. У него было только 70 фунтов, и, в конце концов, они пришли к соглашению. На обороте таможенной квитанции об уплате пошлины он написал: «г-н Хейворд 20ф, Дж. Харрисон».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Джордж: «Домой я вернулся очень довольным обладателем этого «Гретча». Это была моя первая настоящая американская гитара, и я скажу вам, хотя она и была из вторых рук, я ее отполировал. Я очень гордился ею. Он до сих пор у меня, по сей день».
Энди Бабюк: «Харрисон назвал «Дуо Джет» как свою «первую хорошую гитару», добавив, что в начале 1960-х было не легко приобрести в Ливерпуле американскую гитару из-за их дефицита и стоимости. Фирма «Гретч» разработала цельнокорпусную электрогитару «Дуо Джет» в 1953 году, чтобы составить конкуренцию «Лес Полу» фирмы «Гибсон», придав корпусу довольно схожую форму. На самом деле это не была цельнокорпусная гитара, а полупустотелая, с полыми «карманами» в корпусе. Гитара Харрисона «Гретч модель 6128 Дуо Джет» (Gretsch model 6128 Duo Jet) имела серийный номер 21179 и была произведена, возможно, в 1957 году.
Эта модель гитары сегодня является редкой и весьма востребована среди коллекционеров. Играбельность и звучание большинства «Дуо Джетов» 1950-х являются выдающимися. Ее полупустотелый корпус из красного дерева обеспечил глубокое и насыщенное звучание, в то время как однокатушечные звукосниматели позволили достичь прекрасное качество передачи высоких частот, создавая уникальное звучание, присущее этим ранним «Дуо Джетам». Еще одним преимуществом является очень тонкий гриф, на котором легко и удобно играть. Так что нет ничего удивительного в том, что с этой гитары начался роман Харрисона с гитарами «Гретч».
Берни Бойл (подруга Пола и Джорджа): «Поклонники начали называть его «Джордж Гретч», потому что он был неотделим от своей гитары. У Джорджа не было жесткого футляра для его «Дуо Джет», только мягкая сумка, которую он использовал для переноски. Если мы шли в кофейню «Кардомах», то Джордж шел туда со своей гитарой. Если шли в паб, то в правой руке он держал пиво, а его гитара была под левой. Он брал ее с собой, куда бы не пошел, и он не оставлял ее ни на минуту».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера».
19 июля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное и вечернее выступления группы «Битлз» в клубе «Пещера». Вечернее совместно с группами «Ремо Фо» (The Remo Four) и «Печатники» (The Pressmen)».
Дон Эндрю (группа «Ремо Фо»): «Когда ушел Стюарт, они стали играть намного лучше, но прошло долгое время, прежде чем я по-настоящему оценил то, что они делали».
Синтия: «Джон относился к происходящему с большим энтузиазмом, хотя Мими по-прежнему настаивала на том, чтобы он завершил свое образование и, наконец, нашел приличную работу. Он старался не перечить ей, но на самом деле «бумажки», как он выражался, его совсем не интересовали. Нельзя сказать, что он возгордился, и будущее не беспокоило его вовсе, просто что-то внутри ему подсказывало: все решится само собой, и отнюдь не со сдачей экзаменов.
Чтобы ребятам дали лишний раз выступить, Джон приставал ко всем, от кого это могло хоть в какой-то степени зависеть. Джон с Полом постоянно и во всем соревновались друг с другом. Хотя все, включая публику на их концертах, видели в Джоне лидера коллектива, Пол стремился участвовать в принятии всех решений - касались ли они выбора площадки для выступления или того, какую песню включить в репертуар. На сцене они обычно солировали по очереди, и каждый отличался своим индивидуальным исполнительским стилем. Джон излучал сдержанную силу и сексуальность, когда важно, по-деловому расхаживал по сцене, слегка откинув назад голову и, казалось, чуть высокомерно поглядывая на зрителей. Многие, и не без основания, видели в этом заносчивость. И все же в первую очередь это объяснялось его сильной близорукостью. Джон как бы отгораживался от аудитории - эмоционально и даже физически. Однако именно он объявлял на концертах большинство исполняемых номеров, не упуская при этом возможности пошутить со сцены над зрителями, которые пришли в строгих костюмах и выглядели, по его мнению, чересчур нарядными, или поиздеваться над рокерами, студентами, пожилыми людьми - всеми, кто подвернется под руку. Чем скандальнее было поведение Джона, тем популярнее становились «Битлз».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Пол был столь же энергичен во время выступлений, но иначе: он соблазнял публику, влюблял в себя толпы зрителей, обращаясь к ним тепло, по-дружески. Девицам безумно нравились его огромные глаза и мальчишеское лицо. Пол пользовался наибольшей популярностью у девушек, но Джона это особо не беспокоило: поклонники уделяли достаточно внимания каждому из членов группы, и всем очень нравилось, когда фанаты подходили к ним, чтобы сказать, какие они замечательные. Между Джоном и Полом существовала какая-то особая связь, почти на молекулярном уровне, что еще больше подогревало атмосферу на сцене. Они интуитивно понимали, как все время находиться в фокусе внимания публики и при этом не оттеснять своего партнера, как управлять и манипулировать аудиторией, чтобы довести девиц в зале до безумия. Джордж со своей соло-гитарой вел себя, наоборот, очень тихо и серьезно. Когда его спрашивали почему, он обычно отвечал, что не может позволить себе ошибиться, исполняя свою партию. Стюарт и Пит тоже были тихими, так что середина сцены оставалась в полном распоряжении Джона и Пола.
После нескольких недель выступлений в «Пещере» к перерыву на обед у ее стен вдоль улицы собиралась внушительная очередь девушек-подростков со всех концов Ливерпуля, сбежавших с занятий в школе, чтобы попасть на концерт «Битлз». Самых горячих из них Джон называл «битлетками». Они всегда крутились возле сцены, передавали ребятам выпивку и выкрикивали заявки на исполнение той или иной песни. «Битлз» были очень любезны с такими постоянными поклонницами. Зная, что денег у них в обрез, они могли заказать девушкам чашку чая или выдать бесплатный билет.
Я ходила на все выступления вместе с группой, и ревнивые фанатки часто вычисляли меня в толпе как девушку Джона. Поэтому со временем я стала появляться там в паре со своей подругой и ходила с ней всюду как приклеенная. Полин была девушкой, а позже женой Джерри Марсдена, в прошлом водителя грузовика. Его группа, «Джерри и Лидеры», часто выступала в одном концерте с «Битлз». Вскоре они подружились с Джоном, потому что очень подходили друг другу по складу ума и чувству юмора.
Пока «Битлз» находились на сцене, мы с Полин ощущали себя в безопасности, так как все внимание было сосредоточено на них. Но, когда наступал перерыв, в туалет мы отправлялись обязательно вместе, поскольку именно там обычно случались всякие неприятности. Мы научились ходить с опущенной головой, чтобы, не дай бог, не посмотреть кому-то из девиц в глаза, пулей влетали и вылетали из помещения, даже не остановившись у зеркала, чтобы подкрасить губы. Тем не менее, вдогонку нам часто летели фразы типа: «И что только он нашел в этой подстилке?!». Кроме ревнивых фанаток, были и те, кто, наоборот, присматривал за нами и сдерживал своих разгневанных подруг, которым не терпелось вырвать у меня клок волос: «Если Джону она нравится, значит, и нам тоже. Не трогайте ее…».
Среди посещавших концерты «Битлз» была одна девушка, Присцилла Уайт, которая чуть позже стала известна под сценическим псевдонимом Силла Блэк. Она иногда помогала наводить порядок в раздевалке «Пещеры» в обмен на бесплатный входной билет. Силла училась в коммерческом колледже в районе Энфилд и только-только начала выступать как вокалистка в местных группах. Как-то вечером она пела в одном концерте с «Битлз», и Джон в шутку назвал ее мужским именем - Сирил. Шутка была воспринята вполне доброжелательно, и прозвище прилепилось к Силле на долгие годы. Она была худенькой неприметной девочкой, однако обладала твердым характером и незаурядным голосом. Много лет спустя, когда мы с Силлой уже были близкими подругами, она призналась, что язвительный сарказм Джона и его бесконечные шпильки вызывали у нее смертельный ужас. Тем не менее, вскоре она стала относиться к Джону с большой нежностью и уважением».
Модератор
Віталій
Медаль
Сообщений: 655
Харьков
1 час назад
Хорошие иллюстрации в теме! glasses
Редактировалось: 1 раз (Последний: 1 ноября 2015 в 18:54)
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Стараюсь. Дальше будет всё интересней, следи за темой! v Добавлено спустя 13 минутГруппа «Битлз» выступает в зале Святого Джона (St. John’s Hall, Tuebrook, Liverpool).
20 июля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступления группы «Битлз» в зале Святого Джона (St. John’s Hall, Tuebrook, Liverpool)».
«Не следует путать зал Святого Джона в Тибруке (St John’s Hall, Snaefell Avenue, Tuebrook, Liverpool) с аналогичным в Бутле (Bootle), где «Битлз» тоже выступали.
В зале зал Святого Джона в Тибруке группа «Битлз» выступала 17 февраля; 10 марта; 13, 20 и 27 июля; 3, 10, 17, 24 и 31 авуста; 8 сентября 1961».
Филипп Норман: «Ко второму выпуску газеты «Мерси Бит» 20 июля Брайен Эпстайн подал заказ на двенадцать дюжин».
Билл Харри: «Затем [Брайен] заказал большое количество экземпляров следующе¬го номера, на обложке которого была помещена фо¬тография «Битлз», а внутри содержался подробный рассказ о том, как группа записывала свои песни в Германии».
Журнал «Мерси Бит» (20 июля 1961 г.): «Битлз» подписали контракт на запись пластинки. Берт Кэмпферт, получивший известность, когда его пластинка «Страна чудес ночи» (Wonderland By Night) стала золотой, достигнув вершины американского хит-парада, подписал контракт с «Битлз» для «Полидор», ведущей звукозаписывающей компании Германии. По контракту они должны записать 4 пластинки в течение года.
На сессии записи «Битлз» в трёх песнях сопровождали Тони Шеридана. Тони, первоклассный автор-исполнитель, записал «Почему» (Why), знакомую читателям по великолепной версии Джерри Марсдена. Кроме «Почему» «Битлз» записали «Моя милая живет за океаном» (My Bonnie Lies Over the Ocean), начинающуюся в темпе вальса, а затем переходящую на рок-бит. Наконец, группа обеспечила Шеридану хорошее сопровождение баса и ударных на «Когда ступают святые» (The Saints Go Marching In), очень популярной в Германии песне.
Ещё две композиции «Битлз» записали с Кэмпфертом без Шеридана. Первая - инструментальная, ещё не имеющая окончательного названия; возможно, она будет называться «Плачь по тени» (Cry For A Shadow) или «Битловский боп» (Beatle Вор). Вторая - «Разве она не мила» (Ain’t She Sweet) с вокалом Джона Леннона. Ребята не остались в восторге от этих записей и продали права «Полидор». Однако по контракту они должны записать ещё 4 пластинки в течение этого года.
Бас-гитарист Стюарт Сатклифф остался в Гамбурге и вскоре женится на девушке из Германии. В настоящее время он учится в Гамбургском художественном колледже у преподавателя-англичанина. Группа не планирует принять другого гитариста, решив остаться квартетом».
Филипп Норман: «Большую часть, как первого номера, так и всех последующих, занимала информация о клубе «Пещера», сообщавшая о дневных, вечерних, а иногда и ночных выступлениях в этом клубе. Слово «Битлз» было набрано различными шрифтами - от большого, кричащего, до микроскопического - вместе с «Джерри и Лидерами», «Рори Стормом и Ураганами», «Большим Тэйлором и Домино», а также с джаз-бэндами, которые Рэй Макфолл упрямо продолжал приглашать в клуб.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Хотя «Мерси Бит» добросовестно сообщала новости обо всех ансамблях, она не скрывала своего предпочтения к «Битлз». Второй номер газеты сообщал ретроспективную новость о контракте «Битлз» с Бертом Кемпфертом и их записи на пластинку в Гамбурге. Только теперь Ливерпуль узнал, что существует пластинка «Битлз», выпущенная малоизвестной зарубежной фирмой. Сообщение сопровождалось их фотографией со Стюартом Сатклиффом, сделанной Астрид. Фамилия Пола была дана, как «Макартри».
Билл Харри: «Потом [Брайен Эпстайн] он заказал 12 дюжин экземпляров второго выпуска. Вы только подумайте – 12 дюжин экземпляров музыкальной газеты только в одном магазине! Это было неслыханно даже по сегодняшним меркам.
Когда я пришел со вторым номером газеты, он пригласил меня в свой кабинет для беседы. Предложил мне выпить. По-моему, это был херес или что-то вроде того. Он взял последний номер и просмотрел его, страницу за страницей, задавая разные вопросы. Заметив, что нет никаких обзоров грампластинок, спросил, может ли он стать моим обозревателем. Стал бы он это делать, если бы не почувствовал, что «Мерси Бит» был важен для его бизнеса? Также он спросил меня о местной сцене, о которой я писал. Он был о ней в полном неведении, и заинтригован количеством групп и исполнителей. Также там была большая статься о клубе «Пещера». Брайен немедленно заказал рекламу».

Выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера» и в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Liverpool).
21 июля 1961 г.

Билл Харри: «Когда все [журналы «Мерси Бит»] были проданы буквально за день, Брайен никак не мог этому поверить и поэтому пригласил меня выпить с ним в офисе по стаканчику шерри и рассказать, что происходит. Он жадно впитывал информацию и спросил, нельзя ли ему написать колонку рецензий на грамзаписи».
Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «В этот день группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в зале «Рок-н-Калипсо» в доме отдыха «Батлинз», Пулхели, Уэльс (Rock ‘n’ Calypso Ballroom, Butlin’s Holiday Camp, Pwllheli, Wales)».
Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера» и выступление в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Liverpool) с группой «Сай и Симарроны» (Cy & The Cimarrons)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962».
«Институт «Эйнтри» располагался на Лонгмор-Лейн. Выступление было организовано «Бикей промоушн» Брайена Келли (Brian Kelly, Beekay Promotions)».
Брайен Келли (ливерпульский импрессарио): «Когда они вернулись, то были без Стюарда, и выглядели унылыми. Они на время потеряли свой блеск».
Хантер Дэвис: «Между дневными и вечерними выступлениями ребята шатались по Ливерпулю, сидели в барах, пили кофе, заходили в музыкальные магазины и бесплатно слушали там пластинки. Всегда с пустыми карманами. Дэнни Инглиш, владелец паба по соседству с «Пещерой» (его потом снесли), вспоминает, как они часами сидели над кружками темного пива. Дэнни сказал им однажды, что давно пора поднести стаканчик барменше».
Дэнни Инглиш: «Они долго препирались между собой, а потом спросили, что она пьет. Я сказал - темное пиво. «Сколько оно стоит?» — спросили ребята. Потом снова долго спорили, пока, наконец, не сложились каждый по четыре с половиной пенса и купили ей стакан «Гиннесса».
Хантер Дэвис: «Дэнни Инглиш попробовал подкатиться к одному из своих завсегдатаев, Джорджу Харрисону, тезке нашего Джорджа, чтобы тот помог им. Джордж Харрисон имел свою колонку в газете «Ливерпул эко» с незапамятных времен. Но у Дэнни ничего не вышло. Множество групп добивалось внимания Джорджа, и самыми нечесаными, неряшливыми, непрезентабельными среди, них были «Битлз». Жизнь шла по-старому. Ребята впали в уныние. Все родители, кроме миссис Харрисон и миссис Бест, по-прежнему твердо стояли на своих позициях и требовали от сыновей, чтобы те бро¬сили эту ерунду и нашли себе настоящую работу».

Мими: «Я понимала, что Джона всегда будет притягивать богема. Но все равно хотела, чтобы он где-нибудь работал. Он проморгал Художественный колледж и в двадцать один год все еще играл на дурацких танцульках за 3 фунта. Ка¬кой мог быть в этом смысл?».

Группа «Битлз» выступает в зале «Холиок» (Holyoake Hall, Wavertree, Liverpool).
22 июля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Холиок» (Holyoake Hall, Wavertree, Liverpool)».
«В следующее их свидание Джордж пригласил Полину [Бехан] в кино, и попросил ее выбрать между ним и Джерри [Мэрсденом], поскольку он не позволит ей продолжать ходить с ним на свидания, пока она его подруга. Ведь очевидно, что Джерри собирается бороться за ее внимание и не сдастся. Полина выбрала Джерри, но осталась в хороших отношениях с Джорджем».
Джерри Мэрсден: «После этого он [Джордж] часто звонил ей, спрашивал, как у нее дела, все ли у нее хорошо, и это было очень мило».
Джерри Мэрсден и Полина Бехан станут мужем и женой.

Группа «Битлз» выступает в зале «Блейр» (Blair Hall, Walton, Liverpool).
23 июля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Блейр» (Blair Hall, Walton, Liverpool)».
«В зале «Блэйр» группа «Битлз» выступала 5 февраля, 16, 23, 29 и 30 июля 1961».
Полина Сатклифф: «В конце июля мать получила письмо, которое, видимо, должно было ее успокоить, но ее страх относительно будущего сына только усилился. В письме Стю писал, что он был принят в класс Паолоцци, и ему будет выплачиваться стипендия. Далее он писал: «Так как и вы (и все окружающие) отмечаете, насколько я похудел, мать Астрид приняла меры и направила меня к хорошим докторам, чтоб они меня всесторонне обследовали. Мне сделали рентген, включая бариевский тест. У меня был обнаружен гастрит (вот так), из-за этого у меня вздутие живота и боли в желудке, пониженная кислотность – поэтому пища плохо переваривается, и начинается изжога. Мне назначили специальную диету и прописали таблетки. А еще я делаю специальные упражнения по утрам. Мне запретили курить и принимать алкоголь. Говорят, что я должен поправиться, но не ранее, чем через несколько месяцев.
В легких есть затемнение, но это не туберкулез или рак. Я буду выполнять предписания врачей, и через несколько месяцев мне сделают повторное просвечивание. Еще у меня были слишком сильные диоприи в очках, и это способствовало появлению головной боли. Увеличенные гланды могут быть причиной моих неврозов. В общем, все, что я перечислил, не является опасным для моего здоровья.
Невропатолог признал, что я неврастеник. Так или иначе, но сейчас я нахожусь в хороших руках, так что вы можете не волноваться за меня. Понятно, что я недоволен итогами исследования прежнего доктора и сильно этим рассержен. Помните, я ходил к нему на прием. Я буду дома через несколько месяцев, зайду в наш госпиталь. Я вынужден появиться дома, потому что здесь я не могу выкладывать по 700 или 800 марок за посещение к врачу».
Было еще одно письмо, от Астрид, в котором она писала матери, что: «…доктор Петер Хоммельхофф (Peter Hommelhoff), возглавляющий гамбургскую клинику, является другом их семьи, и что он сказал, что Стю очень хороший пациент. Еще она сказала, что довольна тем, что Стю больше не выходит на сцену: «Каждое утро он принимает таблетки и ест молочный суп, стал мало курить (сигарет 5 в день) и придерживается рекомендованной ему диеты. После обеда он спит, чтоб успокоить свою нервную систему. Я очень довольна, что Стюарт больше не играет с beades (прим. – так в тексте). Я считаю, что это имеет отношение к его нервным срывам».
Его нервные срывы? Ни Стюарт, ни Астрид не сказали моей матери, что доктор Хоммельхофф указал Стюарту, что работа желудка была нарушена из-за чрезмерного курения, алкоголя и таблеток «Прелюдина».
Стюарт также ничего не упоминал в своих письмах о приступах головной боли, из-за которых у него наступало удушье. Прелюдин он применял как раз для того, чтобы справиться с головной болью. Но таблетки отбивали у него всякий аппетит. В общем, никакого улучшения не было, ситуация с его здоровьем была просто ужасной. Но он боролся с болезнью».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера».
25 июля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное и вечернее выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера». Вечернее выступление совместно с группами «Ремо Фо» (Remo Four) и «Джерри и Лидеры» (Gerry & The Pacemakers) на [очередном, после 21 марта] мероприятии под названием «Званый вечер группы «Блу Джинез» (Blue Genes Guest Night)».

Терри Макаскер (ударник группы «Роудраннерс»): «Один мой приятель, Брайен Харни, направлялся в «Пещеру», и он сказал мне, что я должен увидеть группу, постоянно там выступающую. Мне не хотелось идти в «Пещеру», потому что во время дневных выступлений туда заходили девушки, возвращаясь в офис с этим ужасным запахом, который впитывался в их пальто. Это был запах дезинфицирующих средств, недавно вырытой могилы с примесью нечистот. Непривычный запах».
Падди Делани (швейцар клуба «Пещера»): «Вы ощущали это сразу, как только спускались на восемнадцать ступенек вниз. Парни падали в обморок, так же, как и девушки».
Терри Макаскер (ударник группы «Роудраннерс»): «Если кто-то проходил рядом с вами, вы знали, что он был в «Пещере». Тем не менее, Брайен уговорил меня, и я впервые отправился на дневное выступление. Мы добрались до «Пещеры», у которой были очень крутые ступеньки. Было так темно, что на лестнице я споткнулся».
Филипп Норман: «Очередь проходила мимо Рэя Макфолла с его суповыми мисками в жару и духоту, с трудом описуемую теми, кто это испытал».
Терри Макаскер (ударник группы «Роудраннерс»): «Внизу горел красный свет, мы свернули влево, и через две или три ступеньки показался стол с маленькой красной лампочкой. Шум был колоссальный, и моя грудь сдавилась под звуком басового барабана. Группа играла «Мемфис, Теннесси», песню, которую до этого я никогда не слышал. Этой группой были «Битлз». Я пробрался через эти арки, увидел группу, и все мои чувства были захвачены этой потрясающей группой. Джон Леннон стоял спиной к пианино, и между номерами ковырял в носу. Я подумал: «Ничего себе. Этому парню платят за то, что он ковыряется в носу, а девушки ему визжат!». На самом деле, девушки визжали Питу Бесту, который был сзади, и казался совершенно невозмутимым, очень уверенным в себе. У них было сказочное звучание. Я считаю, что в 1961 году с июля по декабрь у «Пещеры» был золотой век».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера».
26 июля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Вечернее выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера», совместно с группами «Джонни Сэндон и Искатели» (Johnny Sandon & The Searchers) и «Четыре щеголя» (The Four Jays)».
Чейз Эйвери (beatlesource.com): «26 июля – ориентировочная дата этих фотографий. Один из фотоснимков будет опубликован в газете «Мерси Бит» 17 августа 1961 года. Если предположить, что газета готовилась несколько дней, потом набиралась в типографии и печаталась за несколько дней до даты выхода, то можно предположить время съемки как конец июля – начало августа. Фотограф: Боб Дин (Bob Dean)».
Энди Бабюк: «На фотоснимках, запечатлевших выступления «Битлз» в клубе «Пещера» в период с середины июля по середину августа 1961 года, можно отметить, что Харрисон играет на новой гитаре «Гретч Дуо Джет», а Леннон на гитаре «Рикенбэккер 325», на которой пока еще установлен рычаг тремоло «Кауфман» и ручки регуляторов громкости и тембра в стиле «ручки от духовки». Должно быть рычаг тремоло «Бигсби», установленный на новой гитаре Джорджа «Гретч», заинтересовал Леннона, потому что вскоре он приобретет «Бигсби» для своего «Рикенбэккера». Леннон довольно скоро разочаровался в рычаге «Кауффман», который был грубоват и имел систему бокового действия».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Пит Бест: «Ему [Леннону] нравился «Бигсби» просто потому, что он был более прочный, и у него была более большая величина плеча, он позволял достичь более протяжного звука. С «Бигсби» он чувствовал себя более комфортно, чем с рычагом «Кауфман», который, если честно, смотрелся на гитаре как ложка для грудничков».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера» и в зале Святого Джона (St John’s Hall, Tuebrook).
27 июля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера», и выступление в зале Святого Джона (St John’s Hall, Tuebrook), с группами «Большая тройка» (The Big Three), «Кэсс и Казановы» (Cass & the Cassanovas) и Силлой Уайт, которая через некоторое время изменит свое имя на Силлу Блэк».
«Не следует путать зал Святого Джона в Тибруке (St John’s Hall, Snaefell Avenue, Tuebrook, Liverpool) с аналогичным в Бутле (Bootle), где «Битлз» тоже выступали.
В зале зал Святого Джона в Тибруке группа «Битлз» выступала 17 февраля; 10 марта; 13, 20 и 27 июля; 3, 10, 17, 24 и 31 авуста; 8 сентября 1961».
Полина Сатклифф: «Стюарт продолжал посещать занятия Эдуардо Палоцци, совмещая их с выполнением рекомендаций врачей. 27 июля Паолоцци дал краткое заключение об успехах Стюарта: «Сатклифф очень одарен и умен, но из-за медицинских и технических причин он не смог учиться в полную силу».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool).
28 июля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962».

Группа «Битлз» выступает в зале «Блэйр» (Blair Hall, Walton, Liverpool).
29 июля 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале «Блэйр» (Blair Hall, Walton, Liverpool)».
«В зале «Блэйр» группа «Битлз» выступала 5 февраля, 16, 23, 29 и 30 июля 1961».

«Битлз» в джаз-клубе «Сторвилл» (Storyville Jazz Club).
1 августа 1961 г.

Питер Маккормек: «Склад, располагавшийся в доме № 13 на Темпл-Стрит на протяжении четырех лет постоянно менял свой внутренний облик. На самом деле за этот короткий период времени там располагались три разные клубы, причем, дважды - клуб «Железная дверь».
Джефф Хогарт: «В 1960 году клуб назывался «железная дверь». В 1961 году он стал называться джаз-клуб «Сторвилл» (Storyville Jazz Club). Еще его называли «Джазовое общество Ливерпуля» (Liverpool Jazz Society). Но всегда он был известен как «Железная дверь». Все эти изменения в названии были необходимы из-за деятельности властей (полиции), которые почему-то хотели, чтобы мы закрылись».
«Клуб «Железная дверь» открылся в апреле 1960 года. Впервые группа «Битлз» выступила здесь под именем «Серебряные жуки» (Silver Beetles) 15 мая 1960 года. В 1961 году промоутером клуба стал Сэм Лич, и он был переименован в «Джазовое общество Ливерпуля». «Битлз» выступили в нем пять раз в течение одного месяца: 6, 11, 13, 15 и 17 марта 1961 года. В 1962 году клуб переименуется в джаз-клуб «Сторвилл», где «Битлз» выступят три раза: 1, 8 и 15 марта 1962 года. В сентябре 1962 года клубу вернется его прежнее название – «Железная дверь».
Питер Маккормек (rickresource.com): «На рисунке Джеффа Хогарта изображено главное помещение джаз-клуба «Сторвилл» в 1961 году. «Сторвилл» начал функционировать с 30 сентября 1961 года и действовал по сентябрь 1962 года. Цифрами отмечены основные части клуба. Часть, отмеченная как 1, была входом в главное помещение клуба. 2 и 3 представляют собой зоны отдыха. Оранжевым цветом обозначены многоместные нераздельные скамейки, голубым – столы. Зона 4 – это женский туалет, 5 – кладовая, которая первоначально была пивным магазином. Номер 6 указывает на фойе, где располагалась входная зона со стойкой регистрации членов клуба и кассой. Зона 7 обозначает лестницу, ведущую вниз, к танцполу и сцене.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Переход в зону 8 клуба приводит к кофе-бару – месту, где предлагалось кофе, чай, молочные коктейли, апельсиновый сок, пепси-кола и другие безалкогольные напитки. Позади кафе располагалась не показанная здесь кухня, полностью оборудованная, где обычно готовились бутерброды. В те дни были очень популярны бутерброды с беконом. Зона 9 – основная зона кофе-бара. 10 – танцпол и пожарные двери в подвальном помещении».
Питер Маккормек (rickresource.com): «На снимках, сделанных в клубе «Сторвилл», «Битлз» сфотографированны на фоне искусственной каменной стены. Считается, что эти фотоснимки были сделаны 1 августа 1961 года (прим. – одна из этих фотографий будет помещена на одну из страниц сувенирного буклета концерта, состоявшегося 15 октября 1961 года). Стена, имитированная под камень, располагалась справа, около выхода из главной зоны кофе-бара (номер 3), как если бы вы направлялись в фойе (номер 6).
«Битлз» появились в клубе «Сторвилл» 1 августа 1961 года. Формально, в это время клуб был закрыт, и входные билеты на эту вечеринку, организованную Клемом и Джессом, не продавались. Эта была последняя веселая вечеринка, и плата за вход не взималась. Мы знали, что клуб будет закрыт на ремонт, и это было знаком признательности музыкантам, друзьям и посетителям, за их поддержку в течение этого года. Организаторами вечеринки были Клем Дельтон (Clem Dalton) и Брайен (Джесс) Джеймс (Brian (Jess) James). Они были управляющими этого клуба. Клем был очень дружен со всеми «Битлз», и, без сомнения, это он пригласил их в клуб. Клуб был закрыт с начала сентября по 30 сентября 1961 года».
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера».
2 августа 1961 г.

Бэрри Майлз: «Дневное и вечернее выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера». Вечернее выступление совместно с группами «Карл Керри и Крейсеры» (Karl Kerry & The Cruisers) и «Дейл Робертс и Нарушители» (Dale Roberts & The Jaywalkers)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Чейз Эйвери: «Установить точные даты этих фотоснимков не представляется возможным. Более того, не удается даже определить, относятся ли все они к одной сессии».
Дейл Робертс (группа «Нарушители»): «До этого мы никогда не видели «Битлз», все эти черные кожаные брюки, черные куртки и длинные волосы. Они вышли на сцену, и просто восхитили меня. Они были громче, чем кто-либо другой, но они были технически оснащены».

Группа «Битлз» выступает в зале Святого Джона (St John’s Hall, Snaefell Avenue, Tuebrook, Liverpool).
3 августа 1961 г.

«Выступление группы «Битлз» в зале Святого Джона (St John’s Hall, Snaefell Avenue, Tuebrook, Liverpool)».
«Не следует путать зал Святого Джона в Тибруке (St John’s Hall, Snaefell Avenue, Tuebrook, Liverpool) с аналогичным в Бутле (Bootle), где «Битлз» тоже выступали.
В зале зал Святого Джона в Тибруке группа «Битлз» выступала 17 февраля; 10 марта; 13, 20 и 27 июля; 3, 10, 17, 24 и 31 авуста; 8 сентября 1961».
Бэрри Майлз: «Вышел 3-й номер газеты «Мерси Бит». Брайен Эпстайн начал вести обзорную колонку для «Мерси Бит», озаглавленную как «Остановите мир – и слушайте в нем все» (Stop the World - And Listen to Everything In It)».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Филипп Норман: «В начале августа «Мерси Бит» опубликовала коротенькую статью одного из своих лучших подписчиков: Брайен Эпстайн из магазина «НЕМС» написал рецензию на грампластинки, имевшиеся у него в продаже. В основном, он рекомендовал баллады из мюзиклов «Вестсайдская история» и «Звуки музыки». Была дана краткая справка о «Снова твист» (Twist Again) Чабби Чекера и «Франкфуртских сэндвичах» группы «Стримлайнерс». Заключительный абзац был посвящен новому исполнению Джоном Огденом фортепианной музыки Листа и Бузони».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера».
5 августа 1961 г.

Бэрри Майлз: «Вечернее выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера». Мероприятие, расчитанное на всю ночь, совместно с исполнителями: «Симмиронз» (The Cimmerons), «Панамский джаз-бэнд» (The Panama Jazz Band), «Джаз-бэнд Майка Коттона» (The Mike Cottоn Jazz Band), «Джазмены Кенни Бэлла» (The Kenny Ball Jazzmen) и «Ремо Фо» (The Remo Four)».
Кенни Бэлл: «Помню, в перерыве «Битлз» выступали для нас в «Пещере». До этого я никогда не видел парней, одетых во все кожаное. Это было для них не слишком забавно, так как там было очень влажно. Мы нравились парням, а они нравились девушкам, и я подумал, что, должно быть, с нами что-то не так».
Джефф Дэвис (звукозаписывающая компания «Прейб Плюс»): «Это было мероприятие на всю ночь с Кенни Бэллом и различными джаз-бэндами, но на афише также были «Битлз» и «Ремо Фо». Примерно в час ночи закончил играть джаз-бэнд Майка Коттона, и мы услышали звуки рок-группы. Звучала она ужасно, громкие гитары и тяжелые барабаны. Поэтому мы быстро ушли. Получив контрмарку для обратного входа, мы пошли на Пир-Хед, чтобы выпить чашечку чая. Решили, что переждем, пока эта чертова группа не закончит. Когда мы вернулись, то обнаружили, что они ушли, и дальше собирался играть Кенни Бэлл, и это было здорово».

Группа «Битлз» выступает в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club, Liverpool).
6 августа 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club, West Derby, Liverpool)».
«В клубе «Касба» группа «Битлз» выступала 29 августа; 5, 12, 19 и 26 сентября; 3 и 10 октября 1959 как «Кворримен», 17 и 31 декабря 1960; 15 и 29 января; 12, 19 и 26 февраля; 5, 12, 19 и 26 марта; 6, 13 и 27 августа; 10 и 24 сентября; 22 октября; 19 и 24 ноября; 3 и 17 декабря 1961; 7, 14, 21 и 28 января; 4, 11, 18 и 25 февраля; 4, 11, 18 и 25 марта; 1, 7 и 8 апреля; и 24 июня 1962».

Группа «Битлз» выступает в зале «Лизерленд» (Litherland Town Hall, Liverpool).
7 августа 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в городском зале «Лизерленд» (Litherland Town Hall, Liverpool)».
Майкл Маккартни: «Вспоминаю свои первые каникулы: пляж, девушек и парочку гомиков - Карла и Томми, с которыми я подружился (они были славные ребята). На пляже я познакомился с одной молоденькой девицей, у которой был огромный бюст. Я дал ей понять, что не являюсь «голубым», и договорился встретиться на пляже. Мысль затеряться в этих огромных тёплых грудях полностью овладела мною. В назначенный час она пришла с подружкой - хохотушкой в школьной форме. Когда я узнал, сколько ей лет, то сразу же поспешил к морю.
А однажды я встретился на пляже с Раби Мюррей - знаменитой ирландской певицей. Она оказалась простой душевной женщиной, на счету которой было более 400 известных песен. Её супруг Барни был одним из группы «Джонс Бойз» (The Jones Boys), я видел их по телевизору, похоже, они тоже были звёздами. Я познакомился с ними и не мог поверить своему счастью: будет о чём рассказать Полу и папаше, пожалуй, они позеленеют от зависти! Хорошо бы Барни стал менеджером «Битлз»! Нет, он никогда на это не пойдёт, ведь кто такие «Битлз» - неизвестная группа из провинциального Ливерпуля. А Ливерпуль был в то время периферией для Лондона. Однако, - продолжал рассуждать я - Раби была из Белфаста, а это рукой подать до Ливерпуля. Надо попробовать! Терять нечего!
Я разыскал фото «Битлз», где они были сняты на сцене все пого¬ловно в коже, и с волнением подошёл к Барни. «Я видел вашу группу по телевизору», - начал я. «Да, сынок», - откликнулся Барни. «а мой брат тоже выступает в группе». «Неужели». «Да, и они зовутся – Битлз». «Как?». «Битлз, через «А». Они прекрасно играют и сделали уже первую запись в Гамбурге». «Ну и как же она называется?». «Моя милашка» (My Bonnie). Это ускоренный вариант старой шотландской песни. Но им нужен менеджер. Не хотите ли взглянуть на их фото?». «Давай».
Я показал Барни фото «Битлз» и пристально уставился в его лицо. Для матёрого профессионала вид четырёх грязных длинноволосых пацанов, с ног до головы одетых в кожу, и даже без артистических улыбок на лицах, представлял необычное зрелище. Но он справился с изумлением. «Я должен тебе признаться, Майк, что сейчас я занят Раби и «Джонс Бойз» и забот у меня полон рот». «Я просто хотел спросить вас, ведь однажды они добьются большого успеха». «Будем надеяться, Майк», - изрёк равнодушно менеджер. Барни отклонил «Битлз», и понять его в этом не трудно, сравнив две фотографии: «Джонс Бойз» и «Битлз».
Модератор
valery57
ГрамотаМедаль
Сообщений: 1979
Черкассы
7 часов назад
Группа «Битлз» выступает в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club, Liverpool).
13 августа 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club, West Derby, Liverpool)».
«В клубе «Касба» группа «Битлз» выступала 29 августа; 5, 12, 19 и 26 сентября; 3 и 10 октября 1959 как «Кворримен», 17 и 31 декабря 1960; 15 и 29 января; 12, 19 и 26 февраля; 5, 12, 19 и 26 марта; 6, 13 и 27 августа; 10 и 24 сентября; 22 октября; 19 и 24 ноября; 3 и 17 декабря 1961; 7, 14, 21 и 28 января; 4, 11, 18 и 25 февраля; 4, 11, 18 и 25 марта; 1, 7 и 8 апреля; и 24 июня 1962».
Полина Сатклифф: «Стюарт продолжал писать, что лечение дает результат, что он работает полный день по семь-восемь часов ежедневно. Письма такого рода продолжали чередоваться другими: «Я очень болен, я не могу уснуть, не могу ни о чем думать, меня мучает сильная головная боль». В следующем письме он писал: «Я чувствую себя прекрасно, я думаю, что болезнь ушла, не волнуйтесь за меня».
В одном из писем Стю попросил мать договориться в Ливерпуле на сентябрь, чтобы ему сделали аппендиктомию (appendectomy). Его приподнятый тон в начале письма очень сильно контрастировал с тем, что он написал в конце: «Пока-пока от твоего маленького мальчика Стюарта. Не волнуйся обо мне, мама, я так счастлив, и так по-разному с моей маленькой красотулей».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Понятно, что мать была на грани нервного срыва. Ее маленький мальчик собирался приехать домой, и мы все были возбуждены. Очень хотелось увидеть, как он выглядит. Отец только что перенес тяжелый сердечный приступ, и мать переживала о его здоровье. Ей самой пришлось обратиться к врачу со своими гинекологическими проблемами, в общем, все было как-то не так. Уже год, как мы не знали, кто следующий попадет в больницу».
Астрид: «Стю был очень впечатлительным и всегда любил по-настоящему красивые вещи. Когда нам случалось выбираться из на¬шего закутка, а происходило это редко, - я зарабатывала мало, мы едва сводили концы с концами — мы ходили на балет или на концерты симфонической музыки, которую Стю тонко чувствовал и понимал. Он был невероятно работоспособен, все время что-нибудь делал, причем непременно со всем пылом. Впрочем, у него был и «любимый конек» - письма к Леннону, не менее чем на 20-ти листах и непременно с иллюстрациями».

Группа «Битлз» выступает в зале Святого Джона (St John’s Hall, Liverpool).
17 августа 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале Святого Джона (St John’s Hall, Tuebrook, Liverpool), совместно с группой «Большая тройка» (The Big Three)».

«Не следует путать зал Святого Джона в Тибруке (St John’s Hall, Snaefell Avenue, Tuebrook, Liverpool) с аналогичным в Бутле (Bootle), где «Битлз» тоже выступали.
В зале зал Святого Джона в Тибруке группа «Битлз» выступала 17 февраля; 10 марта; 13, 20 и 27 июля; 3, 10, 17, 24 и 31 авуста; 8 сентября 1961».
Бэрри Майлз: «В этот вечер с «Битлз» выступал Джонни Густафсон, бас-гитарист «Большой тройки».
«Избавленный от необходимости держать в руках инструмент, Пол Маккартни кружился по сцене и зрительному залу, распевая песни в стиле сольных исполнителей той эпохи».
Бэрри Майлз: «В газете «Мерси Бит» впервые было опубликовано письмо от поклонника «Битлз», а также раздел «Тематические объявления», полный частных шуток между Джоном Ленноном и его друзьями».

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Филипп Норман: «Джон подавал и оплачивал маленькие комические объявления, заполняя место, которое оставалось пустым. Это продлевало его шутки на недели за скромную плату в четыре пенса за слово. «Мерси Бит» процветала благодаря своему содержанию, своим опечаткам и неутомимой энергии своего редактора. Каждый, кто писал большую статью для газеты, мог рассчитывать на большую статью о нем самом. Еще лучше, если кто-то писал сам о себе».
Билл Харри: «Джон Леннон был рад, когда я начал публиковать его работы в «Мерси Бит». Ему нравилось видеть их опубликованными. Джон регулярно посещал офис «Мерси Бит», помогал, отвечал на звонки. Стив Дэй вспоминает, что когда он был в офисе, увидел Джона, взбежавшего вверх по лестнице, перепрыгнувшего через нашу конторку, и начавшего бросать в воздух бумаги.
В каждом выпуске на второй странице у нас был раздел тематических объявлений, которые стоили по 4 пенни за слово. Когда у него была возможность, Джон залезал в свои карманы в поисках некоторого количества денег, чтобы поместить объявления, которые содержали его личные послания и шутки. В номере от 17 августа 1961 года, его объявления были такими: «Горячие губы, скучали по вам в пятницу, Красный нос». «Красный нос, скучали по вам в пятницу, Горячие губы». «Аккрингтон» приглашает Горячие губы и Красный нос». «Свистл Джок (пройдоха) Леннон желает познакомиться с Горячим носом». «Красный Скантроп желает высмеять Аккрингтон».
Аккрингтон и Скантроп - это города в Ланкашире, чьи названия были предметом насмешек для жителей Ливерпуля. В Аккрингтоне был даже футбольный клуб с названием «Аккрингтонский Стенли». Джон Леннон назвал себя Джок Леннон (прим. – Jock: шотландское мужское имя; деревенщина; тот, кто высмеивает; табуированное - пенис). Через несколько лет этим именем он будет называть себя в журнале для поклонников «Битлз».
Бэрри Майлз: «Еще одним примером остроумия Леннона в этом выпуске стала публикация поэмы-нонсенс под названием «Я помню Арнольда».

Группа «Битлз» выступает в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Liverpool).
19 августа 1961 г.

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool)».
«В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962».
Чейз Эйвери (beatlesource.com): «Группа «Битлз» регулярно выступала в доме «Сенсационных танцев под джайв», начиная с января 1961 года. Организатором этих выступлений был Брайен Келли. Фотограф Дик Мэтьюз (Dick Matthews)».
Энди Бабюк: «19 августа «Битлз» выступали в ливерпульском институте «Эйнтри», и на фотографиях, сделанных в тот день, можно увидеть, что Леннон играет на своем модифицированном «Рикенбэккере» с вибрато «Бигсби» и звукоснимателем «галстук-бабочка», используя усилитель «Фендер Делюкс». Маккартни играет на бас-гитаре «Хофнер» с усилителем «Селмер Трувойс», а Харрисон на новом «Гретч Дуо Джет», подключенном к усилителю «Гибсон Джи-Эй-40 Лес Пол».
Крис Хьюстон (Chris Huston) из группы «Гробовщики» (The Undertakers) рассказал интересную историю о том, как Леннон приобрел вибрато «Бигсби» для своего «Рикенбэккера».
Крис Хьюстон: «У меня была гитара «Гибсон Лес Пол Спешиэл», который имел штатный «Бигсби». У Леннона на его «Рикенбэккрере» стояла небольшая тремоло-система, и мы как-то разговорились на эту тему. Поэтому он заказал «Бигсби» в магазине «Хесси». Не думаю, что он был у них на складе».
Энди Бабюк: «Когда в «Хесси» получили заказанную Ленноном тремоло-систему «Бигсби», Леннон пригласил Криса Хьюстона пойти с ним за ней».
Крис Хьюстон: «Конечно же там был Джим Гретти (Jim Gretty, хозяин магазина). Он был местной легендой. По всем стенам магазина были развешены его фотографии в ковбойском костюме – он сам играл [на гитаре], исполнял что-то вроде английской версии кантри-энд-вестерн. Таким образом, мы просто положили «Рикенбэккер» Джона на прилавок, освободили струны и приладили новый «Бигсби» прямо там на месте. Новый алюминиевый струнодержатель пришел в комплекте с отдельным вибрато «Бигсби», так что с тем же успехом мы просто установили и его».
Энди Бабюк: «В техническом плане, штатный струнодержатель «Рикенбэккер» лучше для индивидуальной настройки струн, но покакой-то причине Леннон решил установить более простой алюминиевый струнодержатель «Бигсби» формы «галстук-бабочка», поставлявшийся вместе с системой вибрато».
Крис Хьюстон: «Мы просто его установили. Это было что-то новенькое, я полагаю, и мы просто его установили. [Отвечая на вопрос, как Леннону понравился новый вибрато «Бигсби»] Это было, как если бы он перешел от обычного потребления наркотиков к пристрастию (прим. — graduated). Прежний вибрато просто не обладал таким размахом».
Энди Бабюк: «Вибрато «Бигсби» (модель Б-5), что Леннон установил на свой «Рикенбэккре 325» в магазине «Хесси» был версией британского производства, изготавливаемый по лицензии американской компании «Бигсби» в городе Селмер. Британский «Б-5» был немного меньше по размеру оригинальной американской версии, и у него была не такая глубокая гравировка названия «Бигсби». Стоимость такого устройства в то время составляла 12 гиней (12,6 фунтов-стерлингов).

""/
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Добавленные Ленноном «Бигсби Б-5» и струнодержатель «галстук-бабочка» на «Рикенбэккер 325» не были единственными изменениями. После неоднократных выпадений ручек регуляторов громкости и тембра, он заменил оригинальные ручки в стиле «ручки от духовки» на внешне более простые хромированные».
Крис Хьюстон (музыканта группы «Гробовщики» (The Undertakers)): «Эти ручки были приобретены в небольшом магазине аппаратуры высшего качества и радиотоваров «Карри Электроникс» (Curry Electronics), располагавшемся рядом с магазином «Рушворт» (Rushworth)».
Энди Бабюк: «Можно задаться вопросом, а как распорядился Леннон в вибрато «Кауфман» и струнодержателем «Рикенбэккер»? На одном из фотоснимков того года можно увидеть, что Джонни Гитара из группы «Рори Сторм и Ураганы» играет на электро-гитаре «Гайтон» (Guyatone) с установленным на ней нестандартным вибрато «Кауфман».
Джонни Гитара: «Джон отдал мне рычаг тремоло и струнодержатель от его «Рикенбэккера». Я установил этот вибрато на свою гитару, но получилось не очень удачно, он не работал должным образом, поэтому вскоре я снова его снял. Но я все еще храню тот струнодержатель, что был на первом «Рикенбэккере» Джона».
|
Перейти на форум:
Быстрый ответ
У вас нет прав, чтобы писать на форуме.